Оговорила себя, чтобы прекратился ужас преследования: для саратовских фермеров массово шьются дела из-за субсидий

В ежегодном докладе о работе уполномоченного Михаила Петриченко по защите прав предпринимателей  есть очень красноречивый эпизод с участием новоузенской главы КФХ Гюзели Каримовой.

Сам доклад будет сегодня обсуждаться на заседании профильного комитета облдумы.

Бизнес-омбудсмен Михаил Петриченко отметил, что с 2018 года занимается проблемой уголовного преследования сельхозтоваропроизводителей. Как правило, в поле зрения полиции крестьяне попадают, когда становятся получателями субсидии из регионального минсельхоза.

И хотя в российском праве есть множество инструментов для решения любых споров между хозяйствующими субъектами, эти отношения нередко переводятся в уголовно-правовую плоскость, причем уголовные дела возбуждаются по тяжелой ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере), вместо менее тяжких ст. 201 или 165 УК РФ.

И этом при том, что у «особо крупных мошенников», как отмечено в докладе, «зачастую фактически коровники выстроены, животные куплены, доказательства умысла на хищение отсутствуют, а вместо них в деле – признание вины ради особого порядка и скорейшего завершения процесса.

Уголовные дела по мошенничествам с сельхозсубсидиями возбуждаются на неустановленных лиц, а потом у лиц без статуса в уголовном деле производятся выемки документов, обыски, осмотры мест происшествий.

Их коровники/свинарники проходят неоднократные экспертизы, но ни с результатами экспертиз, ни с постановлениями об их назначении, ни с иными затрагивающими права процессуальными документами фермеров просто не знакомят, а в удовлетворении ходатайств – отказывают, отмечается в докладе.

А ведь получатели субсидий, как правило, сообщают, что министерство — распорядитель денежных средств признало расходование денег эффективным, они своевременно и в полном объеме отчитывались за каждый потраченный рубль. Так почему же к концу контрольного пятилетнего периода каждый из них гарантированно становится фигурантом доследственной проверки, а, возможно, и уголовного дела?

В докладе уполномоченный по защите прав предпринимателей приводит очень красноречивый пример: к нему обратилась глава новоузенского КФХ Каримова, которая из СМИ узнала, что против нее возбуждено уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере. Как начинающий фермер еще пять лет назад автор обращения получила субсидию в сумме 1,5 миллиона рублей на приобретение крупного рогатого скота.

Деньги женщина пустила на покупку 43 голов КРС калмыцкой породы. В период с 2016 года по 2019 год фермерша забила 18 коров, и это, как решили следователи МО МВД России «Новоузенский», говорит о хищении, а также о том, что глава хозяйства и не собиралась исполнять принятые на себя обязательства.

Следователи, разобравшись с этим делом всего-то пару месяцев, сочли, что еще в 2015 году, задолго до того, как Каримова занесла нож над головами КРС, у нее уже созрел «единый преступный умысел, направленный на совершение хищения бюджетных средств в особо крупном размере, путем предоставления заведомо ложных и недостоверных сведений» в наш минсельхоз. Лелея преступные планы, Каримова коварно внедрилась в госпрограмму для начинающих фермеров, несколько лет подождала и затем зарубила-таки 18 буренок!

На самом же деле, как позже установил суд, у злодейки-главы КФХ с 2015 по 2019 годы произошел прирост поголовья в 2,5 раза — до 119 единиц КРС! В крепком хозяйстве сельской бизнес-вумен имелся 631 гектар сельхозугодий, а еще 2 трактора, другая техника, помещения для содержания скота и дом для проживания работников.

Но все это ничего не стоило в глазах новоузенского суда. Фемида увидела в Каримовой отъявленную мошенницу, прежде всего потому, что предпринимательница сама признала вину. Кроме того, она пожелала рассматривать дело в особом порядке с защитником по назначению, а саратовского бизнес-омбудсмена привлечь к участию в деле отказалась.

— Сложилось впечатление, что на предпринимателя оказывается давление, — отметил в докладе бизнес-омбудсмен. — Будучи матерью 5 детей, она сломлена и готова оговорить себя, только чтобы весь ужас уголовного преследования прекратился.

Нам представляется, что на чистосердечное признание и особый порядок многодетную маму, говоря откровенно, просто «развели», а затем с легким сердцем обманули, дав «похитительнице» госсубсидии срок в размере 2 года 6 месяцев по тяжелой уголовной статье. Правда, условно.

При этом в приговоре отмечено, что Каримова резала грантовых буренок, «осознавая общественную опасность противоправного изъятия чужого имущества, предвидя неизбежность причинения в результате этого реального материального вреда собственнику и желая наступления этих последствий». Из-за фермерши минсельхоз Саратовской области потерпел материальный ущерб на 1,5 миллиона  рублей. А это особо крупный размер!

За такие дела условного срока явно мало, решила районная прокуратура и пожелала предпринимательницу, которая на казенные деньги увеличила поголовье скота в 2,5 раза, наказать еще и покрепче. Обжаловала приговор в областном суде и сама Каримова, обратившись за защитой к бизнес-омбудсмену.

И что же? В суде апелляционной инстанции фермерша заявила, что на стадии предварительного расследования и в суде первой инстанции она себя оговорила, признав вину в мошенничестве, которого не совершала. А 10 марта 2020 года апелляционная инстанция отменила приговор Новоузенского районного суда, Каримова была признана невиновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, в связи с не установлением события преступления.

«Денежные средства в виде гранта в размере 1500000 рублей Каримова Г.Ш. не похищала, ущерба государству в лице Министерства сельского хозяйства Саратовской области не причиняла», — сказано в тексте решения апелляции.

Из текста видно, что в Новоузенском суде проделали нешуточную работу, в деле фигурируют десятки копий, допрошена масса свидетелей, но, как установила апелляция, все эти горы бумаг и протоколы допросов показывают лишь то, что Каримова получила грант на законных основаниях и использовала его в полном объеме в соответствии с законом и заключенным соглашением.

«Вывод суда о виновности осужденной и о том, что Каримова Г.Ш. заранее имела умысел на неисполнение взятых на себя обязательств, по мнению судебной коллегии, является незаконным, необоснованным и неверным», — сказано в тексте апелляционного приговора.

Отменен не только условный срок для Каримовой, получила отказ и районная прокуратура, желавшая, чтобы фермерша вернула минсельхозу 1,5 миллиона рублей. С главы КФХ снята подписка о невыезде, а с ее имущества снят арест. Кроме того, суд разъяснил фермерше, что она имеет право на реабилитацию, т.е. может получить от государства компенсацию за незаконное преследование.

Этот приговор уже вступил в законную силу, и его даже не стал обжаловать гособвинитель Яценко Р.С., который счел 2,6 года условно слишком мягким сроком для главы КФХ.

Перипетии, в которые попадают получатели грантов минсельхоза, с подачи бизнес-омбудсмена обсуждались на межведомственных рабочих группах по защите прав предпринимателей при облпрокуратуре, в 2019 года Михаил Петриченко провел круглый стол специально по этой теме, в том же году выступил с докладом на заседании Совета по развитию малого и среднего предпринимательства при облправительстве. Множество раз о том, что гранты и субсидии минсельхоза становятся поводом для судов и уголовных дел, писали и СМИ.

Тема эта многогранная: например, за субсидии в агростраховании по линии Генпрокуратуры карали в том числе и саратовцев, у нас же в регионе мелиоратор получил за казенные деньги реальный срок, и даже сам областной минсельхоз через суд был обязан вернуть в бюджет казенные средства. Но фермерские сюжеты – самые массовые и по большей части откровенно надуманные.

Однако комментарий председателя областной Ассоциации фермерских хозяйств (АККОР) Александра Кожина поставил нас, честно говоря, в тупик:

 — Массовая проблема? Не слышал о чем-то подобном. Бывают единичные вопросы, если фермеры неправильно  оформят документы, но мы их консультируем на каждом шагу, — удивился господин Кожин. – Но что массово, да с судами, с уголовными делами, как вы говорите…Не слышал о таком…

Справка «БВ». Ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР), созданная в январе 1990 года, является негосударственной некоммерческой организацией. Главной целью деятельности Ассоциации является защита прав и интересов российского крестьянства и фермерского сообщества в лице малых и средних форм сельскохозяйственных товаропроизводителей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.