Оказались на зоне: что светит жертвам военной глупости, ставшими узниками запретки в Саратовской области?

С некоторых пор жители ряда сел Безымянского МО Энгельсского района получают очень интересные уведомления из Росрегистрации. В уведомлениях малопонятным языком сообщается, что их участки попали в запретную зону для военного объекта 42 авиационного полигона Министерства обороны.

О последствиях такого вот нежданного счастья чиновники сообщают скупо: теперь жители не имеют права строить здесь ничего капитального, будь то производственный объект или здание социально-бытового назначения. Некие ландшафтно-реабилитационные работы, равно как и рекреационные, тоже под запретом. Нельзя стрелять из любого оружия — даже в тире, и, видимо, даже из рогатки. Под запретом даже петарды — так что прощай, праздничная канонада на Новый год!

Эти перемены вошли в жизнь шести сел Безымянского муниципалитета по приказу замминистра обороны еще в 2017 году. Благодаря «мудрому» выводу запретная зона полигона выросла с 316 кв. км до 540 кв.к м. Одним махом в «запретку» попала почти четверть всей территории Энгельсского района и часть Ровенского. При этом военные даже не потрудились оповестить жителей и местную власть.

Вникнув в суть пришедших «писем счастья», сельчане встревожились.

— Очень боятся те, кто держат коров, ходят слухи, что военные потребуют убрать пастбища, — рассказала нам Дина, жительница поселка Шевченко. – А у нас один человек выиграл грант да еще взял деньги в банке. Как он будет отдавать, если ему не дадут построить ферму и запретят пасти скот?

Вопросов у людей скопилось столько, что решили коллективно задать их местной власти, с надеждой, что из администрации МО они пойдут выше и дойдут до тех, кто устроил народу такую веселую жизнь.

— Всего под коллективным обращением жителей ряда сел поставлено порядка тысячи подписей, — пояснила нам глава МО «Безымянское» Елена Услонцева. – На основании коллективного обращения жителей подготовлено наше, адресованное, в том числе в Министерство обороны РФ, чтобы ведомство конкретно объяснило нам, как людям жить в условиях запретной зоны.

Власти уже столкнулись с необходимостью обращаться в военное ведомство, когда недавно открывали ФАП в поселке Шевченко. Без разрешения Минобороны теперь ни одного серьезного объекта не запустить, и не важно, насколько он значим для жителей.

Мы уже писали, как получилось, что «запретка» выросла почти на 200 квадратных километров. Все потому, что отдельные должностные лица военного ведомства решили, что главный их враг – это компания «ЛукБелОйл», которая разрабатывала и эксплуатировала Гурьяновское месторождение, находящееся на территории полигона. С огромным трудом, пройдя множество судов, нефтяники добились сервитута, то есть выделенного прохода к скважинам по землям военных. Но после короткого затишья, милитаристы снова пошли в атаку.

Их главный довод – объекты нефтяников якобы мешают полноценной подготовке летных экипажей к боевым полетам, не раз опровергался судами. Но в конечном итоге лоббисты в погонах добились расширения запретной зоны сразу почти на 200 километров, хотя и непонятно, благодаря какой методике. Похоже, во главе угла стояло желание загнать в «запретку» все земли, где «ЛукБелОйл» вел свое хозяйство.

Отметим, что крайне жестко отцы-командиры отнеслись и к мирным жителям поселка Бурный, который был создан как совхоз для снабжения авиаполка овощами, зерном и мясом. В запретной зоне поселок находился с самого начала, тем не менее, мощное предприятие обрабатывало 20 тыс. га земли, давало работу почти 400 жителям, имело большое стадо скота. В 2012 году предприятие было ликвидировано, сельчанам запретили обрабатывать землю, мотивируя  тем, что на полигоне испытываются бомбы. Но при советской власти бомбежки шли куда чаще, и это никому не мешало!

— Года три уже никаких бомбежек мы не слышим, все тихо, а бывшая совхозная пашня просто зарастает деревьями,- рассказала нам жительница поселка Бурный пенсионерка Ирина Черникова. – Теперь запретили возводить постройки, мы все боимся, что запретят пасти скот. А за счет коров живут очень многие.

Военным в этом поселке давно не верят, все помнят, с каким трудом жители приватизировали свои квартиры, сколько пришлось ходить по судам, потому что защитники Отечества не хотели, чтобы гражданские имели здесь какие-то права. Только в этом году удалось перевести в собственность МО 170 га земли, которые занимает поселение. Теперь селянам предстоит за свой счет приватизировать землю под своими коттеджами и домами, только тогда они станут владельцами полноценной недвижимости. А сегодня ни один банк без земли в залог их квартиры не берет.

— Нам тогда еще говорили военные: да мы вас всех выселим, это наша земля, вы ее не получите,- вспоминает Черникова. — А ничего, что на их территории еще и кладбище сельское находится? К этому объекту у военных вопросов не возникает?

Тревожно смотрит в будущее и местный предприниматель, который купил объекты бывшего совхоза, занялся хозяйством на землях пайщиков и создал 100 рабочих мест. Бизнесмен хотел бы обрабатывать бывшую совхозную пашню, а теперь, видя такое ужесточение порядков, не знает, как быть дальше.

Вообще, в шести поселках, угодивших в «зону отчуждения», ограничивается и даже запрещается деятельность, несовместимая с целями таких зон. Это еще одна цитата из письма Росреестра. Как ее понимать, не знает никто, в том числе и те 6 сельских предприятий  и 32 ИП, которые проживают теперь не на инвестиционно привлекательной территории, а на какой-то выморочной земле.

Что характерно, нефтяники, которых так фанатично выдавливают из этих мест военные, для мирных жителей лучшие друзья. Буровая компания «ВолгаНефтетранс», дочернее предприятие ООО «ЛукБелОйл», немало миллионов вложила в местную социалку.

Более 200 тысяч рублей на строительство новой школы и детского сада в Безымянном, 300 тысяч – на ремонт дороги в этом селе, столько же – на прекрасную детскую площадку в поселке «Заветы Ильича», целых 2,5 миллиона на капитальный ремонт крыши в школе поселка Кирово. А новая 20-километровая дорога в Ровенский район?

И даже сегодня, когда социально ответственный бизнес грубо выпроваживают, нефтяники не режут под корень традицию добрых дел. На 2021 год в Безымянном запланировано открытие противопожарного пункта. «ВолгаНефтетранс» выделяет на него 1,5 миллиона рублей. В общем, с уходом нефтяников местная власть лишится очень хороших верных партнеров, всегда готовых помочь. Не на благо уход и местному бюджету, ведь на ремонтной базе «ВолгаНефтетранса» трудится порядка 50 местных жителей, с их зарплат в бюджет МО поступает 1,5 млн рублей налогов в год. Что будет, если база закроется?

В большой тревоге, надо думать, и власти Терновского МО Энгельсского района, где «ЛукБелОйл» тоже вложил немало сил и средств в местные социальные объекты.

Но куда серьезнее потери вырисовываются у Тарлыковского МО Ровенского района. В запретную зону попало всего 7 км фермерских полей Тарлыковки, зато проблем от этого огромное количество. Жители пока что никаких грозных бумаг не получали, поэтому еще не ведают, какое лихо пришло на их землю. А вот глава МО Владимир Петличенко уже подсчитывает утраты.

Годовой бюджет МО совсем невелик – 4 миллиона рублей. Почти половина суммы – вклад нефтяников.

 — Детский садик в Тарлыковке на 40 детей не новый, ему уже 30 лет. В этом году «ВолгаНефтетранс» полностью перекрыл крышу, вложив 2 миллиона рублей, до этого была отремонтирована система водоснабжения и водоотведения. В 2018 году нефтяники 700 тысяч потратили на ремонт крыши в сельской школе, за 380 тысяч поменяли пол в школьном спортзале, — перечисляет глава МО Владимир Петличенко.

А еще был капитально отремонтирован актовый зал в сельском клубе, постоянно помогают работники компании и при разных форс-мажорах. Вот и буквально на днях с помощью техники, которую выделила компания, а также силами ее работников была ликвидирована крупная коммунальная авария в Тарлыковке. 

— Земля слухами полнится и пишут об этом — кто-то положил глаз на успешный бизнес нефтяников, а мы будем страдать, — с горечью отмечает глава образования.

— Ряд наших жителей работают на нефтеприиске, — продолжает Владимир Петличенко. — Требования там высокие, но кто доказывает свое умение работать дисциплинированно, те получают легальное трудоустройство и хорошую зарплату. С этих зарплат в бюджет нашего МО поступает порядка 2 миллионов рублей НДФЛ, а это почти половина доходов нашего МО.

Что делать, как сводить концы с концами совсем небогатому муниципальному образованию? Что ждет жителей глубинки, им и так живется нелегко, а теперь любое строение серьезнее, чем курятник, они будут возводить только с разрешения министра Шойгу. Никакие бомбежки в Тарлыковке отродясь не слышали, зато канонада административной глупости и упертого фанатизма теперь будет постоянным фоном их трудной и бедной жизни.

Наталья Маус

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.