По следам товарища Бендера: Володин анонсировал производство текстиля в Саратове. В XIX веке такое уже было, но кончилось неудачно

Спикер ГД РФ Вячеслав Володин накануне праздников анонсировал планы в отношении Саратова и области на 2022 год.

Сановник учел критику по поводу отсутствия в его портфеле инвестпроектов, работающих на благо региона. И заявил об открытии в Ленинском районе производства текстиля. Такое уже было, но в самом центре Саратова. О его владельце — господине Бендере — рассказали писатели Ильф и Петров. Его красноармейские активы спустя несколько десятилетий перешли семье врачей, братьям Максимовым. Но и они их лишились. 

Привозивший два года подряд исключительно проекты по благоустройству города, Вячеслав Володин, видимо, намерен сменить вектор своей помощи. И все-таки попытаться сделать упор на развитие в регионе экономики. Самое время — Саратов признан одним из худших по качеству жизни, а по абсолютной убыли населения — первым в России. И вряд ли его искусственно увеличенная площадь сможет эти тренды перебить.

В числе ждущих Саратов чудес — кроме индустриального и технопарков, было названо открытие в 2022 году предприятия по производству текстиля. Речь идет о площадке в Ленинском районе Саратова, где на производстве, по словам Володина, будут созданы около 1000 новых рабочих мест. Спикер заверил, что переговоры с крупнейшим в России холдингом уже проведены. Хотя название компании, сроки или объем инвестиций он не назвал. Собственно, этим планы по улучшению жизни в регионе — не считая опять благоустройства и пешеходного кольца — и ограничиваются. 

Гораздо более масштабной выглядит история саратовского промышленника Андрея Бендера, которому главный герой книги «Золотой теленок» Ильфа и Петрова и обязан своей фамилией. Ее рассказало издание Lenta.ru.

В августе 1925 года корреспондент газеты «Гудок» Илья Ильф приехал в Саратов — освещать тираж крестьянского выигрышного займа. На глаза ему попалась старая вывеска «Торговый дом Андрея Бендера с сыновьями». Видимо, фамилия понравилась писателю, и он решил позаимствовать ее для своего героя. Впрочем, и саратовский Бендер был вовсе не Андреем, да и родом не из Саратова. В церковных метриках поселения Бальцер (ныне Красноармейск) он значился как Хайнрих, а его отец — Йоханнес.

Сменив фамилию и имя поволжский немец в 28 лет приехал в Саратов, намереваясь как раз открыть текстильное производство. Первоначальный капитал у него был, хотя его происхождение точно не известно. Якобы какое-то время Андрей Иванович работал служащим конторы, подрядившись однажды перевезти крупную сумму денег из Бальцера в Саратов. Через неделю он вернулся домой и рассказал, что по пути его ограбили. Проверок его свидетельства почему-то не проводилось, а пропавшую сумму списали.

Как бы то ни было, но на имеющийся капитал Андрей Бендер в 1887 году вместе с родственниками основал товарищество по производству и продаже легкой ткани — сарпинки. Не самый легкий способ разбогатеть — в то время чуть ли не все немцы Поволжья занимались этой тканью. 

Слово «сарпинка», скорее всего, происходит от названия реки Сарпы, протекающей в Саратовской губернии, или же от поселения Сарепта, где создавались первые производства. Это была легкая ткань, которую изготавливали из тонкой, заранее окрашенной пряжи. В результате получалась полосатая или клетчатая холстинка.

Технологию привезли немцы, которых пригласила в Россию Екатерина Вторая в 60-х годах XVIII века. Иностранцам разрешили селиться в разных губерниях по их выбору, многие остались в Поволжье, основав несколько колоний. Выгода была очевидна: империя оплачивала им путевые расходы и освобождала от налогов на 30 лет. Вот бы нынешнему бизнесу такие преференции… Колонисты и наладили производство тканей, выписывая сначала пряжу из Саксонии, а затем организовав ее выпуск на месте.

Правда, труд на ткацких фабриках был далек от идеала. Как писал в одной из своих книг Владимир Ленин «…Всем делом заправляют несколько фабрикантов, на которых и работают «кустари», в том числе дети 6-7 лет за плату 7-8 копеек в день». Условия труда в колониях были и вправду тяжелыми: почти половина ткачей страдала трахомой глаз, повреждением барабанной перепонки и слабогрудием. Ткача всегда было легко отличить среди других колонистов: он угрюм и неразговорчив.

В начале своей предпринимательской карьеры семья Бендеров обладала средним для Саратова доходом. Так в 1880-х годах Борели зарабатывали 150 тысяч рублей в год, Шмидты — 100 тысяч, Веберы — 60 тысяч, Бендеры — 60 тысяч, Кемы — 60 тысяч, Тефеле — 30 тысяч, Шпеты — 15 тысяч, Идты — 12 тысяч. Однако со временем Торговый дом Андрея Бендера выбился в безусловные лидеры, завоевывая клиентов передовыми технологиями и умением продавать.

Сначала он купил хлопкоочистительный завод в Самарканде, что позволило закупать более дешевый хлопок. Производство при этом постоянно расширялось за счет создания артелей в немецких селах и ткачей-надомников. В 1907 году Бендер открыл в Бальцере фабрику, оснащенную новым оборудованием, позволяющее пропитывать ткань спецсоставом. Он делал хлопок более жестким, несминаемым и не подверженным усадке. 

Торговлю Бендер тоже вел с размахом — ему принадлежала целая сеть магазинов в крупнейших российских городах. Причем в отделы дамского платья он нанимал продавцами только невзрачных и плюгавых мужчин — чтобы мужья клиенток не ревновали. Обслуживание же покупателей было на высшем уровне — хозяин строго следил за тем, чтобы покупательницы были довольны.

В 1913 году Бендер издал «Альбом сарпинок» — каталог своей продукции с образцами тканей. На обложке красовалась весьма амбициозная эмблема торгового дома — лев, стоящий на земном шаре и держащий в зубах сверток ткани.

К 1911 году оборотный капитал торгового дома достигал 1,2 миллиона рублей в год. Прибыль его владельца составляла 20% от этой суммы. Андрей Бендер выкупил ранее арендованное большое здание в Саратове, построенное купцом Иваном Кузнецовым.

Спустя два года Бендер начал реконструкцию фасада здания — к 1915 году его украсил лев с отрезом сарпинки в зубах. 

Рассказывают, что после перестройки здания у Андрея Ивановича один из клиентов поинтересовался: «Откуда у вас такие деньги?» На это Бендер ответил: «Я торгую слоновой костью. У меня есть два сына — Саша и Андрюша. Саша ловит мух, а Андрюша делает из мухи слона. А я… а я торгую слоновой костью».

Сейчас в этом здании располагается администрация Саратова, хотя ответы немецкого промышленника, кажется, были бы актуальны и для современных чиновников.

Шутки закончились в 1918 году: с началом революции все немцы лишились собственности, улицы переименовали, а предприятие в Бальцере стало вязальной фабрикой им. Клары Цеткин.

С 2002 г. в здании фабрики было открыто швейное трикотажное производство ЗАО «Евразия». Сейчас по этому адресу располагается ЗАО «Центр международного сотрудничества «Евразия», занимающееся производством нательного белья. Состав учредителей не известен, однако согласно порталу Картотека.ру, в конце октября 2021 года из них вышли экс-депутат ГД РФ Василий Максимов и его брат Владимир Максимов. Последний некогда заведовал областной офтальмологической больницей, сейчас же он числится учредителем двух центров лазерной коррекции зрения — в Саратове и в Камышине и нескольких ООО со словом «Бонум» в названии. Выручка красноармейского ЗАО за 2020 год сократилась на 14% — до 179,7 млн рублей, чистая прибыль — на 35%, до 5,5 млн рублей.

Что касается Бендера, то после революции, по слухам, он сбежал за границу. Горожане шутили, что его лев превратился в кошку. Кстати, было бы интересно выяснить, где именно в Ленинском районе в 2022 году спикер планирует открывать текстильное производство. И не придется ли для этого кого-нибудь раскулачить. Деприватизация ведь в Саратове идет полным ходом

Фото: портал «Старый Саратов»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.