«Поле чудес» Минобороны вызывает паралич у саратовских властей

Сова приложила ухо к груди Буратино.

— Пациент скорее мертв, чем жив, — прошептала она и отвернула голову назад на сто восемьдесят градусов.

Жаба долго мяла влажной лапой Буратино. Раздумывая, глядела выпученными глазами сразу в разные стороны. Прошлепала большим ртом:

— Пациент скорее жив, чем мертв…

Народный лекарь Богомол сухими, как травинки, руками начал дотрагиваться до Буратино.

— Одно из двух, — прошелестел он, — или пациент жив, или он умер. Если он жив — он останется жив или он не останется жив. Если он мертв — его можно оживить или нельзя оживить.

— Шшшарлатанство, — сказала Сова, взмахнула мягкими крыльями и улетела на темный чердак.

Именно так, как в знаменитой сказке «Золотой ключик», выглядят потуги региональных органов власти повлиять на решение проблем бизнеса и местных жителей, волею военного ведомства попавших в запретную зону для военного объекта 42 авиационного полигона Минобороны РФ.

Безнадежный консилиум

Еще в середине лета министерство промышленности и энергетики области в присутствии глав администраций Энгельсского и Ровенского муниципальных районов в очередной раз попыталось сдвинуть с места проблему неожиданно возникших ограничений прав собственников земельных участков и имущества. Главам было рекомендовано обратиться в суд и в прокуратуру для защиты интересов жителей и бизнеса, а также просить областное правительство выйти с ходатайством в Министерство обороны об отмене запретной зоны.

Само же министерство промышленности обязалось выяснить, чьи же все-таки участки попали в границы запретной зоны военного объекта, и какая инфраструктура там расположена.

Как сообщается в ответе минпроэнерго области на запрос «БВ» Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии по Cаратовской области в предоставлении сведений отказала. В тоже время отдел геологии и лицензирования по Саратовской области Департамента по недропользованию по ПФО сообщил, что кроме ООО «ЛукБелОйл» в запретную зону частично попали лицензионные участки ООО «Саратовгеонефть», АО «Оренбургнефть», ООО СП «Волгодеминойл», ПАО НК «РуссНефть», ООО «Ахмат» и ООО «Романов Двор».

Касаемо инфраструктуры и коммуникаций, министерство сообщило, что не имеет информации о включении в границы запретной зоны земельных участков Энгельсского и Ровенского муниципальных районов. Это, по меньшей мере, странно, т.к. ранее «БВ» узнал непосредственно от жителей ряда сел Безымянского МО Энгельсского района, что они получают уведомления из Росреестра. В уведомлениях малопонятным языком сообщается, что их участки попали в запретную зону для военного объекта 42 авиационного полигона Министерства обороны.

То есть налицо отсутствие продуктивного взаимодействия двух ведомств — федерального и регионального. Росреестр, направляя уведомления жителям, отказывает в предоставлении информации министерству промышленности и энергетики области.

Пациент скорее жив, чем мертв

Во исполнение рекомендаций областного минпрома Энгельсская администрация все же обратилась за защитой интересов жителей и бизнеса в адрес прокурора Саратовской области С.В.Филипенко. Обращение было перенаправлено в военную прокуратуру Саратовского гарнизона.

Данная структура провела проверку и обратилась к начальнику ФГКУ «Приволжско-Уральское территориальное управление имущественных отношений» Министерства обороны Российской федерации, где указывает на необходимость приведения границ запретной зоны 42-го авиационного полигона в соответствии с требованиями действующего законодательства, а также решения вопроса о согласовании указанных границ с правомочными органами местного самоуправления. Какой-либо реакции со стороны указанного ФГКУ не последовало, да и вряд ли последует.

Пациент скорее мертв, чем жив

Тем более, как следует из ответов министерства промышленности и энергетики области и администрации Энгельсского района, оспаривать в суде ограничения для собственников и правообладателей никто не собирается.

Пока с неумолимой в своей непреклонности машиной военного нормотворчества и правосудия борется только компания ООО «ЛукБелОйл», вынужденная впервые в истории России досрочно прекратить добычу на перспективном месторождении нефти и снести всю построенную инфраструктуру без каких-либо компенсаций, внося, наверное, свой «непосильный» вклад в выполнение государством соглашения ОПЕК+.

При этом опыт других регионов (Свердловской, Омской, Мурманской, областей и Приморского края) показывает, что только там, где есть твердая позиция властей отстаивать интересы своих граждан и предпринимателей, военные перекосы устраняются. Не так давно подробно в ситуации разбирался интернет-портал «СаратовБизнесКонсалтинг».

Так, например, границы зоны лесничества МО в Омске были скорректированы. Министр имущественных отношений Омской области Борис Смольников на вопрос журналистов о том, каким образом удалось добиться от Минобороны такого решения, указал на собственную настойчивость. «Я там был раз пять. Когда вопрос толкаешь, он потихоньку идет», — сказал он.

Что касается нашего региона, видимо, власти не видят достаточных оснований, чтобы реально заниматься решением проблемы запретной зоны. Ни потерянные рабочие места, налоги, имидж региона для них не являются весомыми поводами в полной мере использовать свои полномочия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.