Проект или нет: безликий въезд в Саратов чиновникам милее памяти. Будет архитектурный конкурс или сделают как всегда?

В архитектурной среде Саратова продолжается обсуждение проекта реконструкции территории у предмостовой площади — между улицами Соколовая и Б. Горная. На градозащитном совете председатель комитета по архитектуре Анастасия Пузанова пообещала, что будет создана рабочая группа, да и против конкурса она ничего не имеет. Архитекторы же опасаются, что власти, как обычно, утвердят предложение «Саратовгражданпроекта» и город получит типовой сквер, ничем не отличающийся от других в городах России.

— Ни у кого не возникает сомнения, что эта территория должна быть облагорожена. Частные строения находятся в плачевном состоянии и сохранять их не имеет смысла, потому что они не несут никакой исторической ценности за исключением дома с башенкой на углу ул. Чернышевского. Но важно сохранить архитектурные элементы — ворота, навершия ворот, входные группы, наличники. Он могут послужить и для благоустройства будущего сквера, и для использования на других территориях, — заявил председатель градсовета Алексей Голицын. 

Николай Ким и вовсе раскритиковал предложенную «Саратовгражданпроектом» визуализацию. 

— Это очередная красивая картинка с высоты птичьего полета, которая только кажется красивой. На деле мы получаем фонтан на входе, неудобную тропиночную сеть, мелкие деревья и полностью утраченную идентичность местности, не говоря уже про надземные и подземные переходы, которые убьют весь вид, — констатировал эксперт.

— Чем этот сквер будет отличаться от сквера Героев Отечества? Ничем! Это такое же неделикатное отношение к среде, как и обычный снос старой застройки. 

Николай Ким подчеркнул, что градозащитники пытались сохранить уникальность этого места, отстаивая кривизну улицы, дом с башенками.По его мнению, сохранить можно и еще два дома, а не делать из этого места тот же типовой проект, что и в других городах — с воркаутом и велодорожкой. 

Он предложил скорректировать проект с учетом следующих предложений, начав с малого — сохранив водораздаточную колонку на углу Чернышевской и Рабочей.

— Это милое и действующее напоминание о прежних привычках местных жителей. Ее можно перенести подальше от дороги, в сквер и сделать что-то типа дождевого сада или оставить ее питьевой колонкой, как детский аттракцион, — предложил Николай Ким.

По его мнению, важно сохранить и деревья вдоль дороги и внутри — там есть березы, орех, сосны, ели, тополь, абрикосы. Они, отметил эксперт, важнее стройных тропинок. 

Г-н Ким считает, что важно сохранить узор домов, каким бы непримечательным он не казался на первый взгляд. 

— При более внимательном рассмотрении видно, что здесь большое разнообразие наличников, навесы, причелины, очелья. Предлагаем рассмотреть идею создания музея под открытым или закрытым небом. Или, например, навершия ворот использовать при устройстве входа в сквер, — предложил, отметив необходимость и сохранения более мелких деталей — дверных ручек, петель ворот и ставень, подков, глиняных дымников. 

Эксперт считает, что все это может найти место в новом сквере при деликатном переносе, сохранении духа места.

По словам Алексея Голицына, у градозащитников уже есть положительный опыт взаимодействия с администрацией Волжского района: чиновники предупредили о сносимых домах и после их обследования градозащитники забрали оттуда ценные для истории двери и наличники. 

— Мы бы хотели это сотрудничество продолжить. Как только дом будет расселен, в этот момент мы просим предоставить возможность снять ценную архитектурные элементы, — пояснил он, задаваясь лишь вопросом о том, где потом все это хранить.

Архитектор Евгений Спирин вернул собравшихся на год назад, продолжая задаваться вопросом, почему на такие площадки не проводятся конкурсы архитектурных концепций. Например, территория под старым аэропортом такой конкурс выдержала, хотя в итоге проект мало отличается от типовой застройки по новым стандартам ДОМ.РФ. А вот на площади перед речвокзалом (ныне пл. им. Петра I), по мнению Спирина, обошлись без этого, хотя архитекторы и предлагали более интересный, чем сейчас, вариант. 

— Мы говорим про идентификацию места, про Саратов. К сожалению, все что делается на просторах России, приводит к тому, что ты не понимаешь, где находишься — в Иркутске, Саратове или Вологде. Насколько возможно на ключевые площадки проводить экспресс-конкурсы архитектурных концепций со сроком в неделю? — предложил он.

Главный городской архитектор Анастасия Пузанова заверила, что в отношении сквера на предмостовой площади не идет речь о глубоком проектировании, а картинка — всего лишь визуализация. Она пригласила всех архитекторов к работе над ним. Однако, видимо, это вряд ли что изменит: транспортные магистрали явно в приоритете. 

— Первостепенная задача, связанная со сквером, — решение транспортных проблем. В 70-х годах планировалось расширение дорог по ул. Соколовая и Б. Горная, здесь планировался проспект Победы. Сейчас необходимо определиться с транспортным каркасом, — заявила она. — Кроме того мы должны обеспечить доступ к территории между магистралями. Мы делали проект планировки на всей территории до храма. Необходимо говорить об увязке с Глебучевым оврагом, парком Победы. 

Хотя даже картинка с проекта планировки отличается от визуализации «Саратовгражданпроекта» большим количеством зелени. Не совсем понятно и другое: заложены ли вообще в горбюджете затраты на проектирование и благоустройство этой территории. Или как нарисовали планировку, так и будет — без сохранения всяких наличников, с упрощенной типовой планировкой и непременной площадкой для воркаута?

Градозащитник Владимир Лешуков напомнил, что спикер Госдумы высказывался за сохранение этой части Саратова и привел в пример дом Александровского. Спонсорский проект политика, по его словам, был задорого отреставрирован с сохранением аутентичных деталей интерьера.

— Мы хотим не типового благоустройства под копирку, а уникальный сквер, показывающий как развивалась эта земля. На эскизах мы видим пренебрежение этим. Например, на картинках, продемонстрированных спикеру отсутствует дом с башенками, — заявил Лешуков.

Дом, кстати, дважды выводили из состава ОКН и дважды градозащитники добивались отмены экспертизы. Однако суд поставил точку в этом вопросе: дом теперь не имеет официального статуса. Хотя, по словам Лешукова, председатель комитета по охране ОКН Владимир Мухин пообещал дом не сносить. Пренебрегут ли и в этот раз чиновники мнением градозащитников — покажет время. Г-жа Пузанова заявила, что на картинках для Володина дом не попал. Хотя из предложенной институтом визуализации видно, что места для него там и нет. 

В итоге решено было создать рабочую группу для обсуждения всех этих моментов. Но пока возникает ощущение, что мэрия уже сложила себе картинку этой локации и ни для какого музея под открытым небом там места нет. А если и есть, то втискивать его, как и дом с башенками, будут в уже готовый эскиз, создавая кашу из идей. 

Пожалуй, дальше всех в будущее и вообще без ограничения возможностей смотрит архитектор Дмитрий Назимов, недоумевающий, кому будет нужен парк между двумя скоростными магистралями.

— Предлагаю объединить магистрали в одну. А эту территорию подключить либо к Глебучеву оврагу, либо к стороне с домами «Пентагона». Таким образом, она будет безопасной и удобной именно для людей, потому что далеко не все будут пользоваться подземными или воздушными переходами, — констатировал он, нарисовав мрачную картину карабкающихся по ступеням мам с колясками. 

Идею поддержала ландшафтный архитектор Лариса Дудина, напомнив, что это вообще-то историческое место и не исключено, что здесь нужны археологические раскопки, музеефикация этого места. Она предложила пригласить в качестве эксперта директора исторического парка «Россия — моя история» Дмитрия Кубанкина. 

— Наскоком к этой древней территории подходить нельзя. Можно все закатать в асфальт и травку посадить, но это не то, что хотелось бы видеть, — резюмировала она. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.