Объединение «Россетей» и ФСК: промышленники ждут роста энерготарифов, саратовский депутат хочет вернуть РАО ЕЭС

ПАО «Россети» получило монопольный контроль над сбытом электроэнергии российским потребителям: управленческие команды ФСК (Федеральной сетевой компании) и «Россетей» объединены. Председатель совета директоров ФСК Евгений Муров стал заместителем главы «Россетей» Павла Ливинского.

Последствия этого слияния может вскоре ощутить на себе вся отечественная промышленность. «Россети» торгуют электричеством и оптом, и в розницу, ФСК, 80% которой принадлежат холдингу, только оптом. Но до сих пор оптовая компания управлялась директивами правительства РФ. И промышленные гиганты, такие как «Русал», НЛМК, «Лукойл» и «Роснефть» покупали у ФСК электричество вдвое дешевле, чем у «Россетей».
 
Как напоминает «Компания», «Россети» разницу в цене объясняли перекрестным субсидированием в пользу граждан и требовали от ФСК поднять тарифы, чтобы крупные компании не уходили из региональных сетей и не снимали с себя социальных обязательств. Но крупные промышленники были уверены, что для покрытия такой значительной разницы в тарифах население слишком мало потребляет, а «Россети» поднимают цены из-за неэффективности монополии, которая хочет одна контролировать весь рынок ради выплат акционерам и топ-менеджерам.
 
Конфликт достиг открытой фазы в 2018 году, когда Ливинский прямо просил у занимавшего тогда премьерское кресло Дмитрия Медведева исключить ФСК из компаний, управляемых кабмином, а Муров наоборот настаивал на управленческой независимости. 
И теперь, при новом составе правительства, с подачи спикера Госдумы Вячеслава Володина, который 22 апреля публично поддержал «Россети» в их намерении взять под контроль 1600 территориальных сетевых компаний, продающие энергию конечным потребителям. Спустя 2 дня ФСК вошла в «Россети» окончательно. Участники рынка, как поясняет издание, связывают это с ростом влияния мэра Москвы Сергея Собянина — именно он рекомендовал Ливинского на пост главы «Россетей».
Промышленникам, закупавшим электричество у ФСК, по мнению экспертов «Компании», такие перемены могут принести рост тарифов, да и тарифы для малого и среднего бизнеса у «Россетей», вопреки всем обещаниям руководства, тоже не снизятся. До сих пор во всяком случае не падали. Эксперты уверены, что промышленные гиганты в итоге разбегутся в собственную генерацию. У тех же НЛМК и УГМК есть свои электростанции. 
 
А если Ливинский и его зам Павел Гребцов добьются введения платы за неиспользованный резерв мощности, предупреждают эксперты, с крупными предприятиями Единой энергосистеме России можно будет попрощаться совсем. Избыток мощности приведет к тому, что рынок электричества в РФ станет спотовым, от чего сами же «Россети» и проиграют.
 
Населению монополизация тоже добра не сулит. Правительство давно хочет поднять тарифы для граждан выше инфляции и ввести пресловутую соцнорму потребления с субсидиями для малоимущих. Да и плата за резерв мощности поднимет цены на все коммунальные услуги.
 
Между тем, есть и другая точка зрения на управленческие перемены у энергопоставщиков. По мнению председателя совета директоров ОАО «НИТИ ТЕСАР», депутата Саратовской гордумы Юрия Ерофеева, ждать повышения цен предприятиям не стоит.
— Повышений не будет. У нас есть жестко ограниченные рамки по тарифу. Они в этих рамках и будут работать. Разговоры о  том, что две дублирующих компании надо объединять, шли еще 5-6 лет назад, до прихода Павла Ливинского, — считает он. — По идее, при объединении «Россетей» и ФСК, которая и так в «Россети» входит, должно произойти сокращение управленческого аппарата где-то на 70%, но я думаю, что этого не произойдет, и затраты, которые у них были, так и останутся. 
Что же касается резервируемых мощностей, то за них с промышленников, напомнил Юрий Ерофеев, и так берут плату, только делают это не те, кто занимается транзитом электроэнергии, а сами генераторы.
 
— Если немного уйти в историю и вспомнить 1996-1997 год, когда премьер-министром был Виктор Черномырдин, энергетики тоже пытались продавить оплату мощности. Но в связи с тем, что Черномырдин был производственник, и знал, что это ударит по экономике предприятий, он наотрез отказался это делать. И генерация жила за счет своей прибыли. Но генераторы продавили мощность, чтобы прибыль у них осталась в полном объеме, не захотели нести затраты, — пояснил он. — У нас тогда резерв мощности держался порядка 12%, сейчас уже он где-то под 60%, все это надо содержать и потому это решили переложить на потребителя. Но поскольку на население перекладывать нельзя, на юридических лиц. Лично мое предприятие сейчас платит за киловатт 8 рублей 20 копеек, из них 3,6 рубля это тариф, а остальное — мощности.
 
По мнению депутата, было бы полезным снова воссоздать РАО ЕЭС России, единую энергосистему, передав туда и генерацию, и тепловые сети, и сбыт, и сетевое хозяйство вместе с подстанциями. 
— Тогда и такие мощности не надо держать в резерве, — уверен он. — Их понастроили, чтобы показать президенту, как мы работаем. А как их содержать? Экономику президенту никто не показал. Но они все зарекомендовали себя как хорошие топ-менеджеры, понастроив генераций, которые сегодня не востребованы. А затраты бросили на нас. 
Эксперт подчеркнул, что преимущества единой для всей страны энергосистемы, как это было в России, оценили и в США, где сейчас стараются идти по тому же пути и уже получают снижение стоимости киловатт-часа. 
 
— А у нас был Анатолий Чубайс, который раздербанил всю энергосистему, привел к тому, что тариф у нас стал в разы выше, чем должен быть, — заключил депутат.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.