Путь на нары: как саратовский бизнесмен Павел Угланов не стал севастопольским чиновником, и причем тут адвокаты Захарченко

uglanovУголовный вираж бывшего замминистра областной промышленности, экс-владельца газовых заправок Павла Угланова до сих пор освещался без особых подробностей. Однако публикация на Lenta.ru добавила новые краски колоритной фигуре.

Наш земляк попал в федеральные СМИ не столько из-за своей пламенной любви к чинам и госслужбе, сколько из-за участия в его несостоявшейся карьере нескольких знаковых фигур.

Бизнес у Павла Угланова, создавшего еще в двухтысячные годы сеть из 16 заправок Niko в Саратовской области, а затем открывшим сеть АЗС Niko Petroleum в Майами, все как-то не шел и не получался. Хотя, как сказать — ведь для старта в Америке (2012 год) Угланову хватило денег (почти 2 млн долларов) и на покупку элитной недвижимости в кондоминиуме Trump Hollywood, и на создание сети АЗС.

Что у Павла Николаевича не срослось в стране больших возможностей, осталось за кадром, но только колоритный бизнес-деятель вернулся в Россию в 2017 году. Мечта о хлебной должности в госаппарате манила, как путеводная звезда, и привела она прямиком к одиозно известному бывшему депутату Балтайского районного собрания Алексею Красильникову. Красильников лишился мандата за пьяную езду и участие в компрометирующих историях, но о потере не сокрушался.

Он сообщил вернувшемуся в Россию бизнесмену, что имеет ряд полезных знакомств, в том числе с 50-летним Александром Бобовниковым — бывшим и.о замглавы администрации Ненецкого автономного округа по работе с правительством России.

Угланов и Бобовников встретились в Москве, саратовский бизнесмен предложил экс-чиновнику построить на базе рыболовецкой артели в Астрахани рыбоперерабатывающий консервный завод. Но Бобовников считал, что лучший бизнес — это государственная служба, а потому сделал встречное предложение — занять пост в Росрыболовстве всего за 14 миллионов рублей.

Однако с рыбным местом что-то не срослось, хотя деньги за трудоустройство Красильников с Бобовниковым с Угланова получили. Вместо этого Павлу Николаевичу был предложен «лучший вариант» — кресло руководителя департамента ЖКХ крымского города Севастополь. Проблем с этим назначением не предвиделось, Угланов даже встретился с губернатором Севастополя Дмитрием Овсянниковым и получил одобрение своей кандидатуры.

Правда Бобовников после этого взял с Угланова еще 5 млн рублей для наилучшего решения вопроса. Увы, опять не срослось, а затем мимо пролетел пост руководителя Роскапстроя по республике Крым. Зато саратовцу посулили аналогичную должность, но на Дальнем Востоке…

Тут Павел Николаевич понял, что его водят за нос и решил найти на обманщиков управу через хорошего знакомого – труженика управления гособовинителей прокуратуры Саратовской области. Этот человек в регионе был хорошо известен своим участием в громких судебных процессах.

Хорошо иметь в друзьях прокурора! Друг из надзора лично отвез Угланова к столичному коллеге, и вот уже за каких-то 3 млн рублей тучи начали собираться над головами аферистов. Немезида в лице замначальника отдела экономической безопасности и противодействия коррупции УВД по ЗАО столичного главка МВД Сергея Темникова за дело взялась хватко.

Как пишет Лента.ру, через неделю с Углановым связался оперативник, принял от него заявление, выдал аудиозаписывающее устройство и отправил к Красильникову «проговорить вопрос о назначении».

Ловля на живца в холле одной из гостиниц Москвы оказалась удачной: на аудиоустройство Красильников наговорил много чего, в том числе потребовал пять миллионов рублей за назначение. Тогда в УВД по ЗАО Угланов получил еще одно аудио- и видеозаписывающее устройство, а также пять миллионов рублей.

На этих миллионах Красильников и погорел, да так знатно, что попал даже в телепрограмму «Петровка, 38». Так бывший депутат оказался в СИЗО по обвинению в мошенничестве, а его более мудрый подельник Бобовников успел сбежать — по оперативным данным, в Германию.

Угланов же получил статус потерпевшего, но жажда приключений не позволила ему поставить точку. Прямо в аэропорту Саратова Угланова встретила гражданская жена Красильникова и предложила 20 млн рублей как компенсацию причиненного вреда.

На свою беду Угланов согласился, и с ним связались адвокаты Бобовникова. Ими оказались Константин Скрыпник и Вадим Мышлявкин, которые, как выяснилось, успели поработать защитниками бриллиантового полковника – того самого Дмитрия Захарченко из управления «Т» столичного главка, у которого при обыске нашли 8,5 миллиарда рублей. Правда, Захарченко почему то назвал этих защитников вымогателями…

Парочку адвокатов дополнял подполковник ФСБ в отставке со статусом адвоката Ролан Гагоев, который был доверенным лицом беглого г-на Бобовникова.

Знал ли Угланов, с какими «знатными наперсточниками» решил сыграть? На встрече он сообщил адвокатам, что его ущерб составил 26 миллионов рублей, но после возмещения убытков он изменит свои показания и не отдаст следователю переписку, «компрометирующую Красильникова и Бобовникова».

Затем аппетиты Угланова выросли до 32 миллионов рублей. Видимо, это не понравилось другой стороне, и в момент, когда наш несостоявшийся чиновник получил 30 миллионов рублей в одном из столичных ресторанов, его задержали сотрудники управления «М» ФСБ.

Это подразделение занимается противодействием коррупции в правоохранительных органах, и тот факт, что против Угланова сработали оперативники ФСБ говорит о немалых возможностях экс-адвокатов Захарченко. Как пишет Лента.ру, «такое сопровождение явно недоступно рядовым мошенникам».

Едва Угланов оказался в СИЗО, как ему поступило предложение, от которого он не смог отказаться. Пришлось ему согласиться на предложение «конторы» и принять участие в оперативно-розыскных мероприятиях (ОРМ) ФСБ, направленных на «изобличение преступной деятельности» двух прокуроров.

По указанию из ФСБ Угланов позвонил саратовскому другу из облпрокуратуры и сообщил, что «собрал бабки». Однако разговор никакой конкретики не дал. Тогда Угланов позвонил еще несколько раз и даже вызвался сам занести гонорар столичному коллеге саратовского друга, который и вывел в свое время на замначальника отдела ЭБ и ПК одного из районных УВД Москвы Темникова.

Такая настойчивость привела лишь к тому, что друг из саратовской облпрокуратуры просто перестал отвечать на звонки и СМС от бизнесмена.

И каков же итог?  Угланов за попытку вернуть свои деньги, отданные за назначение на госслужбу, получил три года в колонии общего режима. Бывший районный депутат Красильников за продажу должности Угланову приговорен к четырем годам колонии общего режима. «Влиятельный человек» Бобовников до сих пор находится в бегах.

Губернатор Севастополя Дмитрий Овсянников, занимавший этот пост с 2016 года, был отправлен в отставку. Говорят, подвигов за ним числилось куда больше, чем один эпизод с участием нашей знаменитости.

Двое из трех адвокатов, посадивших Угланова, сами теперь находятся под следствием по делу о рейдерском захвате. Скрыпник, например, и вовсе под домашним арестом. А все потому что на него дал показания Гагоев, дабы выйти из СИЗО. Саратовский друг Угланова был уволен из прокуратуры «по отрицательным мотивам», о чем Ленте.ру сообщили два источника в региональных правоохранительных структурах. А вот московский коллега саратовского прокурора сохранил свой пост и продолжает служить в надзорном ведомстве. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.