Развитие по-саратовски: первый этап региональной стратегии до 2030 года движется к провалу

proecteЕсли верить календарю Стратегии социально-экономического развития Саратовской области до 2030 года, то у нас сейчас заканчивается переходный период, именуемый в этом документе этапом I.

Нас спасут инновации

На этапе I в регионе должна произойти «стабилизация посткризисной ситуации и наращивание темпов экономического развития». То есть, кризис к 2016 году должен закончиться и на финише этапа I региональная экономика должна выйти на траекторию устойчивого роста.

Получилось ли это, в точности сказать нельзя, так как важнейший индикатор – годовой объем валового регионального продукта (ВРП) — в окончательном виде известен только за 2016 год. При этом базовый, 2015 год, был в интересном для нас срезе совершенно провальным.

Так, в тексте Стратегии мы можем прочитать, что ВРП в 2015 году должен был достичь 665,8 млрд рублей, а дополз едва до 606,8 млрд рублей, на душу населения должно было приходиться 267,9 тыс. рублей ВРП, а получилось только 243,7 тысяч. Планировалось, что отгрузка товаров собственного производства в сопоставимых ценах превысит 510,3 млрд рублей, но фактически оказалось куда скромнее – 429,9 млрд рублей.

Отчего так промахнулись авторы предыдущей разработки, в преамбуле нынешнего долгосрочного прогноза сказано довольно скупо, поминаются долговой кризис в Еврозоне, Украина и прочие от нас не зависящие напасти. Основная причина не названа, но все же понимают, что придворные стратегии – это не инструмент, а атрибут — типа дорогих часов и статусной иномарки, и основная задача архитекторов очередного плана выдать нечто духоподъемное, заодно соорудив лавровый венок для оседлавшего региональную вертикаль цезаря.

Отсюда и парадоксы нынешней Стратегии, где пафос помножили на цифру, свели под одну обложку агитку и анализ. Иначе никакие инновационные сценарии не провозглашались бы как основные для бедного, стареющего и стагнирующего региона, для которого характерны «низкая инновационная активность предприятий при недостаточном развитии наукоемких и высокотехнологичных производств» и 12 место из 14 субъектов ПФО по удельному весу организаций, занимающихся инновационной деятельностью.

Так себе темпы

Про инновационную благодать нынешние стратегические алхимики прописали, что она родится из сочетания базовых элементов умеренно оптимистичного сценария с существенным притоком капитала.

И вот, на финальной черте этапа I, даже при неполном объеме данных очевидно, что существенный приток капитала — это из области несбывшегося. Ничего Саратовской области капитально не приливало, ни по межбюджетной федеральной линии, ни в частных инвестициях. Везло в плане замещения внутреннего госдолга региона с коммерческих дорогих кредитов на почти дармовые бюджетные, но эти средства не работали ни в экономике, ни в социалке, а шли прямиком в долговую топку, в яму, заботливо вырытую нынешним губернатором Радаевым в его парламентском прошлом вместе с соратниками по партии.

Что касается коммерческих инвестиций, то, как показывают данные официального инвестпортала области, в 2016 году в экономику региона было инвестировано 141,3 млрд рублей, в 2017 – 145,3 млрд рублей. Математически рост составил 2,8%, но на инвестпортале указано, что разница между показателями 2016 и 2017 годов – всего 0,5%. При этом на том же ресурсе, но в разделе итогов 2016 года сообщается, что в 2016 году в основной капитал предприятий региона вложено инвестиций в сумме 145,2 млрд рублей. Чему верить – неизвестно…

Динамику роста ВРП хорошей тоже не назовешь. По данным Росстата, объем ВРП в 2016 году в текущих ценах – 655 млрд рублей, рост в постоянных ценах, к 2015 году – всего 0,9%. Это ниже ориентира даже для консервативного сценария, где рост ВРП за 2016-2018 годы должен быть не ниже 1,1%.

Окончательный объем ВРП-2017 еще не назван Росстатом, Эксперт РА оперирует цифрой 698,5 млрд рублей, что выше итога-2016 на 6,6% в текущих ценах. Как правило, производственная инфляция выше потребительской, определенной официально в 2,52%, поэтому о реальном уровне роста, приведенном к постоянным ценам, гадать не будем.

Опять-таки по данным инвестпортала, размещенного на сайте облправительства, в прошлом году объем отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными силами превысил 474,2 млрд рублей, это всего-то 100,9% к 2016 году, где этот показатель определен в сумме 454,9 млрд рублей. Среднемесячные доходы на душу населения в прошлом году сложились в сумме 19392,3 рублей и даже не дотянули до уровня 2016 года (99,9%). По доходам, как говорится, и расход, так что не нужно удивляться, что оборот розничной торговли всего на 0,2% превысил уровень 2016-го года и дорос в абсолютных цифрах до 327,7 млрд рублей. Зато номинальная среднемесячная зарплата выросла к 2016 году на 3,9% до 24714,9 рублей.

За месяц до финала

Таким образом, за два минувших года I этапа динамика развития областной экономики и роста уровня жизни дорогих сограждан доползла в лучшем случае до индикаторов консервативного сценария, не дотягивая до умеренно-оптимистичного, а уж про инновационный нечего и говорить.

Достижимы ли реперные точки 2018 года, достаточно подробно обозначенные в Стратегии? По доходам уж точно нет: не достичь к концу года среднедушевых доходов в сумме 24625 рублей в месяц, если, по данным Саратовстата, в сентябре на душу приходилось всего-то 19693,2 рубля (рост к сентябрю 2017-го на 0,6%). По средним зарплатам — сомнительно: Саратовстат сообщает, что в сентябре в среднем работающим гражданам начислили зарплату в сумме 26101,8 руб (номинальный рост 7,8 %), а по Стратегии в 2018 году средний заработок жителя области должен быть не меньше  27850 рублей.

Вот и в годовой оборот розничной торговли в 436 млрд рублей как-то не верится. С чего он вырастет на миллиард рублей с лишним? И каким чудом инвестиции в основной капитал увеличатся на 17 миллиардов за год, чтобы достичь 162 млрд рублей? А для того, чтобы достичь предписанного объема отгрузки собственных товаров в размере 534,3 млрд рублей, этот показатель должен шагнуть сразу на 12%. С чего, если до этого рост и до 1 процента не дотягивал?

ВРП, как посчитали разработчики Стратегии, в 2018 году должен достичь отметки 738,1 млрд рублей, и это не представляется фантастикой, так как в 2017 году по сравнению с 2016 региональный вал вырос как раз примерно на 40 млрд рублей. Тут прогнозисты, может быть, и не ошиблись, равно как и в доле ВРП на душу населения: с некоторой натяжкой за год она может вырасти с оценочных 282,6 тыс. рублей до 300 тысяч рублей. Но в остальном — доходы, инвестиции, отгрузка – по нашему мнению, полный пролет!

Не до заводов

А ведь благодаря этому документу Саратовская область в 2030 году должна прописаться в лидерских пятерках и двадцатках. В смысле, если мы мобилизуемся, раскроемся, повысим эффективность, а также креативность. Но пока – как-то не получается. И причина не в документе, где все правильно написано про приоритеты и генеральные цели, причина в очевидной деградации как экономики, так и тех структур, которые призваны рулить процессом.

Возьмем хоть первое лицо областной власти, которое давно и регулярно садится в лужу то с айфонами, то с арбузами, которыми можно рыбу кормить, то со скоростными судами, склепать которые под силу, как выясняется, даже заводам, ремонтирующим баржи. Или вспомним министерство промышленности и энергетики, где ныне правит человек, живущий по принципу «не отсвечивать». А вслед за ним, такое чувство, старается не отсвечивать и не влиять на процессы одно из ключевых ведомств. В нем работают очень профессиональные люди, но начальство их бродит как тень и больше думает о вопросах суда и следствия, а также тонкостях уголовного права. До работы ли ему, до заводов ли?

Между тем сфера, где формируется свыше трети ВРП, требует самого пристального внимания. Промышленность сегодня испытывает постоянное давление недружественной среды, от рисков финансовой несостоятельности и полного исчезновения не спасает уже ничто. В итоге список предприятий, уже свалившихся в банкротство или балансирующих на грани, постоянно растет, а источники продукции, налогов, занятости, инноваций и запроса на высококвалифицированные кадры меркнут один за другим.

Вчера, 19 ноября, стало известно, что петля финансовых проблем все туже сжимается вокруг Энгельсского локомотивного завода. Предприятие проиграло дело в апелляционной инстанции, где пыталось обжаловать вердикт арбитражного суда об обязанности погасить полученный в АО «ВЭБ-Лизинг» кредит на сумму более 9 млрд рублей. Понятно, что расплата обернется, скорее всего, банкротством и уничтожением уникального предприятия.

Точно так же неясны, но очень тревожны перспективы Саратовского радиоприборного завода, с которого Сбербанк хочет получить более 600 млн рублей. Не терпится и другим кредиторам, которых в великом множестве накопилось у завода, пережившего ряд трудностей с гособоронзаказом.

Так и не может отойти на безопасное расстояние от долины смерти Саратовский завод резервуарных конструкций. Это предприятие третий год сражается за свое выживание, но при министре промышленности Максиме Шихалове внимания и помощи от областного правительства оно получало больше, нежели сейчас.

От вражды до равнодушия

Нынешние же контакты региональной власти с реальным сектором либо эпизодичны, либо скандальны. Объявила об уходе из региона БАТ-Россия. Министр промышленности Александр Куликов узнал об этом из СМИ, областная власть отреагировала невразумительным пресс-релизом по итогам совещания в минпроме, губернатор Радаев заявил, что уход табачной фабрики из Саратова серьезных экономических проблем не вызовет. А ведь это не только акцизы, которые региону и не перепадали, это еще и 300 млн рублей налогов в областную казну и порядка 400 рабочих мест с достойной зарплатой!

Собрался перенести большинство мощностей в Чебоксары Саратовский молочный комбинат, уже инвестировавший в эту республику 500 млн рублей. При этом представитель комбината отметил, что инвестиционный климат в Саратовской области неблагоприятен – и налетел на отповедь регионального минэкономики. Правы чиновники или нет, но сюжет получился весьма выразительный.

От вражды до равнодушия колебалась генеральная линия «партии» в отношении АО «Саратовские авиалинии»: сохранение региональной компании-налогоплательщика, похоже, так и не попало в число приоритетов обитателей Московской,72.

Тремя годами раньше при полном спокойствии профильного ведомства заинтересованные лица столкнули в банкротство балаковское ЗАО «Саратовгесстрой», уничтожив не только одного из крупнейших строителей региона, но и повесив на шею властям более 300 обманутых дольщиков.

Ныне с олимпийским спокойствием власти взирают на коллизии вокруг банкротства Саратовского комбикормового завода. Его скорейшее исчезновение объективно на руку чиновникам, заявившим о сносе промзоны, мешающей развивать пространство набережной Волги. При этом любители пляжных удовольствий и не думают ломать голову над тем, чтобы предоставить выселяемым предприятиям другую площадку.

Адреса неблагополучия превалируют в Саратове, но есть знаковые банкротства и на периферии. Это прежде всего градообразующее ОАО «Волгадизельаппарат» в Марксе и ОАО «Волжский дизель имени Маминых» в Балаково. Если второе предприятие все же сохранило, благодаря приходу инвесторов, профильное производство, то на первое охотников не нашлось, и распродажа корпусов с молотка – лишь вопрос времени.

Уже не первая по счету программа оздоровления при поддержке профильного холдинга «Росэлектроника» создана для высокотехнологичного АО НПП «Контакт». Нынешняя версия спасения написана очень вовремя: на фоне очередной попытки обанкротить предприятие.

Впрочем, жизнь показывает, что от исчезновения спасают не столько программы, сколько наличие перспективного продукта и сильного собственника. Именно это сочетание вызвало к жизни ООО «Завод АИТ», который будет в Саратове развивать производство литий-ионных аккумуляторов, в то время как материнская компания ПАО «ЗАИТ», зарегистрированная в Карачаево-Черкесии, выставляется на торги в рамках конкурсного производства.

К сожалению, это не тот сценарий, который помог бы заводу «Нефтегазмаш», чье финансовое самочувствие подорвали Минобороны и афера на космодроме «Восточный». Если финансовый кризис не удастся разрешить, что предприятие пополнит список банкротов.

Кстати, по итогам третьего квартала 2017 года Саратовская область по итогам исследования НИУ ВШЭ вошла в число 25% субъектов РФ с наихудшими показателями по динамике и интенсивности банкротств. Понятно, что главная причина экономического негатива —  кризис 2014-2016 годов. Однако в Саратовской области он усугубляется особой местной токсичностью, когда власти игнорируют тревожные ситуации в реальном секторе либо не выносят свои действия в публичное пространство.

Например, до сих пор остается тайной судьба проекта по мелиорации холдинга «Солнечные продукты». Контрольный пакет холдинга получила разрешение приобрести ГК «Русагро» Вадима Мошковича. Будет ли новый собственник развивать направление по выращиванию и переработке сои, ради которого «Солнечные продукты» боролись за федеральные ассигнования в сумме 700 млн рублей?

На эти средства планировалось развивать орошаемый клин в размере до 200 тыс.га, на выращивании сои должны были трудиться свыше 1 тысячи человек, в 2018 году мелиорация должна была охватить уже 15 тыс.гектаров. Что будет с этими планами? Начнет ли регион масштабно заниматься перспективнейшей культурой, получая продукцию, налоги, рабочие места, запуская в обработку давно заброшенные земли? Это вопрос далеко не праздный, но областные чиновники хранят молчание, словно давно внесли в список «невеликих потерь» еще и этот  проект.  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.