Самозанятым пенсия не светит: саратовские эксперты оценили перспективы нового налогового режима

С 1 июля в Саратовской области начал действовать новый налоговый режим. Статус самозанятых может пригодиться жителям, до сих пор работавшим в серую или ИП, решившим облегчить себе налоговую нагрузку.

Правда, опыт пилотных регионов показал его минусы, а эксперты хором говорят о кризисе доверия государству, что даже может стать причиной провала всей затеи.

Кто такие?

Органы госвласти в России давно мечтают вывести экономику из тени: по самым скромным оценкам, неофициально и без уплаты налогов в стране работает порядка 16-17 млн человек. На фоне всех остальных идей налог на профессиональный доход  действительно выглядит заманчиво — ставка от 4 до 6%, добровольных взносы в пенсионный фонд, легчайшая отчетность, все операции можно проводить через мобильное приложение, не вставая с дивана.

Первыми в эксперименте приняли участие 4 региона, в том числе Татарстан. В 2020 году к эксперименту присоединились еще 19 регионов, включая Самарскую, Нижегородскую области, Пермский край и Башкортостан. С 1 июля – и все остальные регионы ПФО.

Статистика по регионам сильно отличается. Всего по России в марте этого года было зарегистрировано более 500 тыс. человек, а общий доход превысил 60 млрд рублей. В Татарстане на конец 2019 года было зарегистрировано 66 тыс. самозанятых, при этом, видимо, в начале процесс шел тяжело и его ради статистики пришлось «подгонять».

В СМИ всплывали истории о том, как в самозанятые записывали подростков (в итоге их там оказалось 500 человек), индивидуальных предпринимателей настойчиво призывали изменить свой статус, а подрабатывающих медиков и учителей хотели обязать становиться самозанятыми.

Львиная доля из зарегистрировавшихся  в Татарстане – 80% — до этого раньше официально не работали и налоги не платили. Налоговые поступления составили 88,6 млн рублей.

В Самарской области за четыре месяца зарегистрировано более 17 тыс. самозанятых, в Пермском крае учли 10 тыс. человек, прогнозируют еще 20 тыс. человек. В Башкирии в самозанятые записали 18 тыс. человек, в Удмуртии ожидают, что их будет 5 тысяч. В Саратовской области, видимо, даже прогнозы опасаются делать.

По данным Федеральной налоговой службы, самыми популярными сферами деятельности самозанятых стали водители (каждый шестой), арендодатели (5%), те, кто оказывает услуги по ремонту и строительству (4,8%). А вот репетиторы пока к этому налоговому режиму относятся с недоверием (3,1%), хотя именно на них делали упор авторы идеи.

Пенсия под вопросом

Дело в том, что наряду с плюсами у эксперимента есть и минусы. Например, он предполагает добровольную оплату страховых взносов в Пенсионный фонд РФ. И если таковых не будет, то и пенсионный стаж, а значит и баллы для пенсии начисляться не будут. То есть по достижении пенсионного возраста самозанятый может остаться без пенсии. Потому что даже на социальную пенсию он может претендовать лишь спустя пять лет после достижения пенсионного возраста. 

Налоговая предлагает самозанятым добровольно заключить договор с ПФР или негосударственным пенсионным фондом и производить отчисления. В этом году минимальный взнос составит 32, 4 тыс. рублей и в этом случае самозанятому их надо платить 26 лет, чтобы набрать необходимые для базовой пенсии 30 баллов.

При уплате меньшей суммы страховой стаж будет зачислен пропорционально уплате. Максимальный взнос в этом году составит 256,1 тыс. рублей и нужные баллы можно получить всего за три года (при наличии стажа в 15 лет). Ежегодно до 31 декабря можно платить в пенсионный фонд любую сумму не выше максимальной, но и баллы будут начисляться пропорционально ей.

Чтобы выписать больничный или декретные ИП, решившему стать самозанятым, достаточно также добровольно оплачивать взносы в фонд соцстрахования, как это делалось в статусе ИП. А вот простым гражданам, подавшимся в самозанятые, налоговая предлагает заключать договоры добровольного медстрахования с любой страховой компанией. И только тогда получать больничные.

Пока нет статистики по поводу того, сколько самозанятых оплачивают взносы в фонды пенсионного и социального страхования. На сколько оправдано отдать этот на откуп граждан – покажет время. С другой стороны, за рубежом принято, что работники самостоятельно распоряжаются пенсионными отчислениями по принципу «сколько отложил – столько на старость и получил».

Вне закона

Еще один минус, с которым столкнулись самозанятые – отсутствие мер поддержки в условиях коронавируса. Они не подходили под определение малого и среднего бизнеса, а, значит, были лишены субсидий и льгот. При этом они же не могли претендовать на статус уволенного сотрудника и получать соцподдержку.

После волны критики в СМИ в федеральном правительстве заговорили о возврате самозанятым всех налогов, уплаченных в 2019 году. В том же Татарстане сообщили о выделении 129 млн рублей на эти цели, хотя в СМИ самозанятые жаловались на то, что выплаты составляют смешные суммы в пределах 1500 рублей. «Уволившимся» из самозанятых доставалось больше: выплата в размере МРОТ и сухие пайки. По другим регионам ПФО, кстати, суммы возвращенных налогов куда как скромнее.

Кроме этого, теперь самозанятым положен налоговый капитал в 1 МРОТ, чтобы они «не отвлекали собственные средства» для уплаты налога. Хотя о каких собственных средствах может идти речь, если самозанятые – репетиторы, маникюрши и парикмахеры – остались практически без дохода в условиях режима изоляции.

Другое дело, что экспериментом решили воспользоваться отдельные работодатели, начав переводить своих сотрудников в статус самозанятых и существенно экономя при этом на налогах и взносах. Что, правда, сразу вызвало множество вопросов у налоговой.

Судебная практика же показала, что этот факт не является для суда решающим в определении обязательств компании – она все равно ответит по полной. Впрочем, опросы, проведенные по заказу «Ведомостей», свидетельствуют, что компании и до этого предпочитали работу с ИП, отдавая должное возможности гибко регулировать кадровую и финансовую политику.

А как в Саратове?

По мнению замруководителя реготделения «Опоры России» Романа Репина, статус самозанятого обязан быть популярным в Саратовской области, потому что никакого другого инструмента для вывода предпринимателей из тени у саратовских властей нет.

Но при этом он считает, что саратовская власть «довольно безответственно» отнеслась к введению режима самозанятых: участвуем в эксперименте в числе последних, до сих пор нет документа, в котором внятно были прописаны виды деятельности, попадающие под самозанятых, ставки налогов и другие условия.

— От 40 до 60% бизнесов не откроются после карантина, но люди никуда не исчезнут – они просто уйдут работать в тень. И стать самозанятым для них – единственная форма легализации. Это выгодно и для тех, кого уволили, а потом взяли на работу уже за штатом. Легализоваться выгодно будет всем – от риэлторов до водителей грузовиков и таксистов, от юристов до офисных сотрудников, — считает Роман Репин.

Он уверен, что массового похода за этим статусом в Саратовской области не случится, хотя не исключает «показательные выступления». И не только из-за непроработанной нормативной базы, но и из-за недоверия к государству.   

— Разнотравье законов, беспорядочность их применения – это то, что больше всего вредит малому и среднему бизнесу в России, а на этапе перемен вообще может иметь гибельное значение для предпринимателей. И я сомневаюсь, что культивирование самозанятых будет реализовано на практике: у нас были прецеденты, когда предпринимателям предлагали легализоваться, обещая простить все грехи. Но после этого приходили проверки и в полной мере взимали с них штрафы и все недоначисленное, — вспоминает бизнесмен.

Рассчитывать в плане защиты прав и свобод самозанятым придется пока на «Опору России»: организация считает их «такими же предпринимателями и, безусловно, будет представлять их интересы», заверил Роман Репин.

Директор юридической компании «Юрком» и член Общественной палаты Саратовской области Николай Скворцов считает, что эксперимент с самозанятыми – это лазейка для компаний, желающих снизить налоговые и страховые взносы. И поэтому к бывшим ИП или сотрудникам по найму будет более пристальное внимание, чем к гражданам, впервые вставшим на учет в налоговой.

А в целом успех эксперимента будет зависеть от того, на сколько люди поверят в декларируемую государством идею.

— Тут недостаточно закона с заманчивыми ставками, должно возникнуть доверие, чтобы не оказалось, что через год ставки поднимут до совершенно других величин и людям это станет невыгодно. И второй вопрос – это администрирование со стороны государства, то, как оно будет выявлять тех, кто по-прежнему останется в подполье. Потому что раньше власть так и не смогла решить эту проблему, — заключает юрист.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.