Санкции Запада не спасли от субсидиарки: с собственников саратовского «Сплава» взыщут 230-милионную задолженность по налогам

В саратовской судебной практике появилось еще одно громкое дело о субсидиарной ответственности в особо крупном размере.

Сумма, конечно, не сравнима с теми миллиардами, что чуть не догнали Александра Стрелюхина и Станислава Гамзалова по долгам ЭЛЗ, но тоже весьма велика - 230,9 млн рублей. Делить ее будут на семерых контролирующих лиц ООО «Сплав», некогда крупной саратовской компании, торговавшей металлом.

История банкротства «Сплава» весьма длинна и запутана. Учредили компанию в 2005 году, долгое время она успешно вела дела и обороты были очень высоки. Пик успеха приходится на 2014 год, который компания завершила с выручкой 1,4 млрд рублей. Но уже в 2015 году этот результат упал вдвое, до 812 млн и дальше компания начала стремительно катиться вниз. В 2016 году выручка составляет всего 39,7 млн рублей, а затем падает до нуля. В год получения банкротного иска компания уже не имела никаких активов, хотя еще в 2017 году они составляла 49,3 млн рублей.

Инициатор банкротства, ООО «СЗ «Зодчий», оказался в числе семерых субсидиарно ответственных лиц. Вместе с ним миллионы должны разделить на двух бывших директоров «Сплава» Александра Тузлукова и Александра Малякина, а также на трех бывших собственников должника - Алексея Григорьева, Романа Рыбалкина и Константина Шишкина, все трое вышли из бизнеса в 2016 году.

В 2018 году «Зодчий» потребовал банкротства «Сплава» с претензиями на 2,8 млн рублей. Но рулить процессом очень скоро стала налоговая, на которую приходится больше 90% всех требований. Сумма субсидиарки в 230,9 млн рублей — это общий объем задолженности, включенной в реестр, из нее — 221,8 млн рублей приходится на налоги и пени со штрафами. Еще в 2014 году «Сплав» привлекали к ответственности за налоговое правонарушение, выставив ему счет на 164,6 млн рублей. Из этого, похоже, и выросли все остальные обязательства.

Определением от 23 ноября 2022 года областной арбитраж подтвердил — основания привлекать «Зодчего» и Ко по долгам «Сплава» есть. Теперь кредиторам компании предстоит решить, как этой ответственностью распоряжаться, взыскать ее в рамках процедуры о банкротстве, уступить другому кредитору или продать с торгов.

Привлечь контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности на 230,6 млн конкурсный управляющий Екатерина Любочко потребовала еще в сентябре 2021 года. Поводом стал вывод из конкурсной массы автопарка компании, который, как оказалось, перешел в распоряжение «Зодчего». Сделки эти уже оспорены, 20 грузовых автомобилей, в основном «МАЗ», а также погрузчики должны вернуться в конкурсную массу.

Помимо распродажи автопарка в укор собственникам ставился и выход из бизнеса. Оказывается, сделка от 6 апреля 2016 года о продаже долей Шишкина, Рыбалкина и Григорьева новым владельцам совершалась по номинальной стоимости - за 15 тысяч рублей, при том что «Сплав» на момент совершения этой сделки «формально являлся прибыльной организацией со стоимостью активов более 200 млн рублей». То есть, отчуждение трети компании являлось заведомо невыгодным для каждого из участников.

Новыми собственниками компании стали Александр Кан и Алексей Клусов. Последний известен также как ликвидатор ООО «Саратовгресстрой-Балаково», балаковского подразделения обанкротившегося саратовского застройщика, компания ушла в ликвидацию после того, как Клусов в 2015 году сменил в учредителях Александра Шалабанова. Инициативу привлечь всех бывших собственников, директоров и кредитора заодно к ответу по долгам компании поддержала и налоговая.

В действиях последних собственников «Сплава» ничего крамольного ни управляющий, ни суд не заметили. Зато всплыла связь владельцев "Сплава" и начавшего его банкротство «Зодчего». Инициатор банкротства, и его должник зарегистрированы в Саратове по одному и тому же юридическому адресу - улица Танкистов, 55. Установлено, что Григорьев и Рыбалкин, собственники «Сплава», с 2016 года получали зарплату в «Зодчем», наконец соучредительницей «Зодчего» до августа 2021 года числилась Ольга Рыбалкина, мать совладельца «Сплава» Романа Рыбалкина.

Остальные участники дела о субсидиарке отметились в фирмах «Зодчий Риэлт», ЖСК «Зодчий», ООО «РА «Зодчий», «Центр Метиз С» и других. «Перечисленные организации в предбанкротном периоде в различных объемах являлись контрагентами должника», - говорится в определении суда.

На суде бывшие собственники компании утверждали, что проблемы у «Сплава» начались не по их вине. Они уверяли, что продали Кану и Клусову действующий бизнес, в свое время «Сплав» поставлял продукцию для целого ряда крупных саратовских застройщиков, включая «Кронверк», «Шэлдом» и «Лесстр». Но суд пришел к выводу, что на тот момент, когда прежние собственники продали компанию, она уже фактически прекратила деятельность.

«Факт перевода бизнеса на третьих лиц, путем отчуждения долей в уставном капитале является моделью ухода от субсидиарной и иных видов ответственности», - заключил областной арбитраж.

Первый директор "Сплава" Александр Малякин называл косвенными причинами финансовых проблем компании западные санкции 2014 года, введенные еще после присоединения Крыма, но это суд не убедило.

Интересно, что привлеченный к субсидиарной ответственности Константин Шишкин помимо «Сплава» отметился в еще одной компании с очень неоднозначной биографией. С 2012 года ему принадлежит 3,8% в ООО «Белый сокол», небезызвестного застройщика Соколовой горы, чье банкротство тоже остается задачей со многими неизвестными.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.