Саратовская правозащитница Наталья Караман: аппетиты «мусорных королей» может остановить только уголовное дело

musor2Резонанс вокруг судебного процесса, в котором министерство природных ресурсов и экологии требовало от АО «Управление отходами» наполовину уменьшить стоимость переданного в собственность области мусороперерабатывающего комплекса (МПК) в Балаково, набирает обороты. В редакцию обратилась известная правозащитница, член Общественной палаты региона Наталья Караман.

Напомним суть арбитражного дела: чиновники потребовали, чтобы регоператор уменьшил стоимость МПК с 713,6 млн рублей до 357,9 млн рублей — суммы фактически произведенных затрат.

Проверки минприроды, комитета по госрегулированию тарифов и управления федерального казначейства показали, что «Управление отходами» завысило на 355 млн рублей стоимость объекта, одних только несуществующих строительно-монтажных работ было «сделано» не более чем 300 млн.

— Это дело сейчас на слуху, разница между официальной стоимостью балаковского МПК, по которой область получила этот объект, и реально произведенными затратами регоператора просто шокирующая, — подчеркнула Наталья Караман. — С другой стороны, в 2018 году прокуратура области в ответе на мой запрос указала, что АО «Управление отходами» при возведении своих объектов оплатило невыполненные работы на сумму свыше 333 млн рублей, а общая сумма ущерба, нанесенного бюджету области, составила 419 млн рублей.

— А дело в арбитраже (А57-6336/2019) минприроды проиграло, причем юристы не исключают, что иск был специально подан с такой формулировкой, чтобы проиграть.

— Можно было вообще до иска не доводить: в условиях концессии прописан мониторинг производственной программы концессионера, и нужно было облправительству, например комитету по тарифам, таким мониторингом реально заниматься. Тогда при проверках не всплывали бы сомнительные строительно-монтажные работы на сотни миллионов рублей. И, конечно, очень странно, что юристы минприроды вдруг не знали, как грамотно действовать в таких достаточно типичных ситуациях, как выбрать надлежащий способ защиты нарушенных прав.

— Нужно было требовать не только подписания нового акта, но и реального возмещения ущерба – это суд совершенно справедливо указал.

— Фактически сыр-бор разгорелся из-за 300 млн рублей, которые по линии Фонда содействию реформирования ЖКХ подлежали выплате из федерального бюджета. «Управление отходами» 90 млн уже получило, а 210 казначейство регоператору не выдало, в связи с невозможностью подтверждения фактически выполненных работ.

— А теперь дорога к этим деньгам открыта? Правительство области в лице минприроды доказывало, что работ и затрат на 355 млн в реальности не было, а потому область, как концедент не должно вносить плату за балаковский МПК в сумме 300 млн, но проиграло иск.

— Если решение суда по делу А57-6336/2019 вступит в силу и каким-то иным способом дорога к этим деньгам не будет перекрыта, то никаких препятствий для регоператора я не вижу. Ведь подписанные в 2017 году акты межведомственной комиссии по приему приему-передаче единиц имущества и объектов коммунального комплекса не оспорены, уголовного преследования нет. Формально все законно и суд вполне может удовлетворить такой иск.

— То есть иди и получай 210 млн, компенсируй себе затраты, которых не было, если исходить из проверок областных ведомств. Что же делать?

— Я думаю, самый прямой и очевидный путь сейчас – это заявить о преступлении. В 2018 году три ведомства – минприроды, комитет по госрегулированию тарифов и управление федерального казначейства провели проверки и пришли к весьма тревожным выводам. Неподтвержденные затраты на 355 миллионов рублей – это не та сумма, от которой можно легко отмахнуться.

— Ну, а 413 миллионов ущерба региональной казне, о которых вам прокуратура сообщила на основании данных управления федерального казначейства? Тогда надзорное ведомство писало, что решить вопрос об уголовном преследовании по части 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) предложено МУ МВД России «Балаковское», куда были направлены все материалы. И что?

— Я задала вопрос руководству балаковской полиции: уголовное дело было возбуждено по статье 159 части 4 УК РФ по факту. С тех пор кончился 2018 год, кончается 2019-й – а сдвигов в деле нет. А в нынешней ситуации, по моим ощущениям, ни одно из ведомств — ни министерство природных ресурсов и экологии области, ни Фонд содействия реформированию ЖКХ, ни региональный комитет государственного регулирования тарифов, ни областное управление федерального казначейства — не рассматривают для себя перспективу заявить в правоохранительные органы о преступлении.

Я задала вопрос председателю правительства Александру Стрелюхину: да, знаем про такую проблему, ну, посмотрим, что можно сделать…Я считаю, этот спор на 355 млн – это такой тест для наших чиновников, что им важнее – казна, интересы общества, справедливые тарифы или их личный покой.

Вопросы задавала Наталья Левенец.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.