Шоу двойников: саратовский «Алмаз» считает, что за энгельсской фирмой с идентичным названием могут скрываться шпионы и завистники

О том, что, у известного представителя военно-промышленного комплекса, саратовского АО «НПП Алмаз» имеется почти стопроцентный клон, наше издание выяснило случайно.

Есть у нас в регионе такая премия «Делай на 100», которую учредил Саратовский Центр предпринимателя «Мой бизнес». Благодаря национальному проекту «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы», участники, прошедшие строгий отбор, получают по 100 тысяч рублей на рекламную кампанию своей деятельности.

Сумма в 100 тысяч рублей очень симпатичная, особенно для стартапа. Деньги можно потратить на печать полиграфической продукции, изготовление и размещение фото и видео материалов в СМИ, наружной рекламе, проведение промо-акций, продвижение продукта или услуги в интернете.

Нас очень удивило, когда в перечне финалистов оказался совсем не малый бизнес, в том числе — АО «НПП Алмаз». Представить себе гиганта оборонки, раздающим листовки или продвигающим свои услуги в Инстаграм, было непросто. Особенно странным казалось соседство производителя военной электроники с флористами, скорняками и сыроварами. Тем не менее, среди более чем сотни претендентов победителей было всего 25, и среди них – носитель гордого имени.

Но, как подсказал интернет, лауреат премии «Делай на 100» — все же не тот «Алмаз», который в Саратове, а тот, который в Энгельсе. Компания, чье имя сходно до смешения с названием саратовского завода – разница лишь в паре кавычек – учреждена в 2017 году, имеет несколько видов деятельности, основной из них— механическая обработка металлоизделий, в дополнительных — «разработка проектов промышленных процессов и производств, относящихся к электротехнике, электронной технике, горному делу, химической технологии, машиностроению, а также в области промышленного строительства, системотехники и техники безопасности».

Все это навело нас на мысль, что оба «Алмаза» прекрасно знают друг о друге и сотрудничают ко взаимной выгоде. Но все оказалось куда интереснее: о существовании клона саратовские представители ВПК (АО НПП «Алмаз») узнали из нашей публикации и сильно рассердились.

Весь свой сарказм и тяжеловесную иронию кователи космического щита продемонстрировали в недавней публикации: в тексте мелюзгу, пристроившуюся к флагману оборонных технологий, сравнили с завистниками и пародистами. Были даже гипотезы про промышленный шпионаж.

Из текста стало известно, что энгельсское микропредприятие со штатом в 11 человек начало рассылать рекламу своих услуг заказчикам саратовского оборонщика. Более того, промоушн энгельситам делал ГУП СО «Бизнес-инкубатор Саратовской области»! Инкубатор предложил АО «НИИП имени В.В. Тихомирова» рассмотреть энгельсский «Алмаз» в качестве «поставщика по изготовлению механических деталей и узлов».

Заведение, где инкубируют производителей пастилы, мастеров художественной ковки и т.п., на полном серьезе заверило разработчика боевых систем для истребителей и зенитных комплексов, что его подопечный якобы имеет «необходимые возможности для удовлетворения потребностей крупнейших заказчиков».

Ну, в общем, анекдот, хотя и скверный. Удивило, что наш «стратег», разработчик боевого хайтека для космоса, авиации, а также систем наземного и морского базирования, якорный резидент особой экономической зоны и просто яркий представитель военпрома взялся писать фельетоны, а не судебные иски. В конце концов, сходство до смешения налицо, как и попытки заработать на чужих заслугах.

 — Специально консультировался с юристами, — рассказал «БВ» гендиректор АО НПП «Алмаз» Михаил Апин. – К сожалению, мы в этом плане беззащитны, на чем и сыграл двойник. Мы можем только распространить информацию о том, что предприятие в Энгельсе взяло очень похожее название, оно не имеет к нам никакого отношения и просто пытается делать собственный бизнес под знаменами чужой репутации.

О том, как оценивает ситуацию гендиректор энгельсской компании Сергей Можаров, узнать не удалось: указанные в открытых источниках телефоны либо молчали, либо принадлежали другим абонентам. Кстати, учредителем клона является некто Максим Малютин, прежде владевший фирмой по оказанию юридических услуг. Так что, выбирая себе имя, энгельситы делали все сознательно и продуманно.

Советник президента областной ТПП по правовым вопросам Сергей Леонов пояснил, что в стране сотни тысяч компаний с одинаковыми названиями, закон не запрещает использовать одно и то же наименование, если оно не является объектом интеллектуальной собственности:

 — Что касается данной ситуации, то мы видим, что ростеховский «Алмаз» с нынешним названием зарегистрирован в Саратове в 2011 году, другой в Энгельсе в 2017-м. Ни у того, ни у другого название не зарегистрировано как фирменное наименование или товарный знак. Но у саратовского предприятия есть приоритет по времени, если оно захочет осуществить такую регистрацию в Федеральном институте промышленной собственности, который еще называют Роспатентом. Если саратовское АО НПП «Алмаз» зарегистрирует фирменное наименование либо товарный знак, то у него будет право требовать, чтобы энгельсская компания сменила название либо не употребляла в нем слово «Алмаз». Эти споры рассматривает специальный Суд по интеллектуальным правам, — рассказал «БВ» Сергей Леонов.

Справка «БВ». АО «НПП «Алмаз» было основано в Саратове в 1957 году, предприятие имеет богатую историю и традиции, специализируется на разработке и серийном выпуске СВЧ-приборов и сложных комплексированных изделий. Здесь трудится более 1 тысячи человек, саратовский «Алмаз» является одним из трех мировых центров по разработке специальных приборов для космических аппаратов. Выручка в 2019 году по данным ФНС 1,942 млрд рублей, расходы – 1,928 млрд. АО «НПП Алмаз» зарегистрировано в Энгельсе в 2017 году, штат 11 человек, выручка в 2019 году 105,2 млн рублей, чистая прибыль 6,2 млн рублей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.