Скромная матушка или успешная карьеристка: кто такая новый детский обмудсмен Мария Львова-Белова

Еще одна уроженка Пензенской области Мария Львова-Белова стала детским омбудсменом. До этого ее придерживали в Совете Федерации РФ, под крылом Валентины Матвиенко. Как и экс-омбудсмен Анна Кузнецова, она тоже жена священника и многодетная мать. Хотя не все считают, что ее биография также однозначна.

Так, издание «Собеседник»  считает, что сложившийся у Марии Львовой-Беловой имидж скромной матушки ошибочен. И вспоминает, что первый поход во власть для нее оказался провальным — два года назад она выиграла выборы в гордуму Пензы, но ее прокатили с мандатом. После чего она и разочаровалась в политике. 

— Ее использовали в качестве «паровоза» от «Единой России» и, говоря по простому, «кинули», — приводит издание слова координатора «Левого фронта» в Поволжье, пензенец Сергей Падалкин, — Она победила и заявила, что будет активно работать, но потом ей, видимо, сказали отказаться от мандата.

 

 
 
 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Публикация от Мария Львова-Белова (@marialvovabelova)

 

Общественник вспоминает пост обиды на власть и констатирует, что «отношения с бывшим губернатором тогда стали не самыми лучшими».

 

 
 
 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Публикация от Мария Львова-Белова (@marialvovabelova)

 

Подтверждают эту версию и два поста в соцсетях будущего омбудсмена, опубликованных буквально с разницей в пару недель.

 

 
 
 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Публикация от Мария Львова-Белова (@marialvovabelova)

 

— Наверх она выдвинулась по другой линии. Львова-Белова считается креатурой РПЦ. Она близко знакома с предыдущим омбудсменом Анной Кузнецовой, вместе с которой работала в благотворительности, — уточняет Падалкин. 

 

 
 
 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Публикация от Мария Львова-Белова (@marialvovabelova)

 

Издание констатирует, что «дело жизни Марии Львовой-Беловой — помощь инвалидам», подчеркивая при этом, что благотворительностью она занимается с деловым драйвом. 

— Для меня было важно выйти из зоны комфорта, где я уже сложившийся управленец. Попасть в атмосферу, где все такие же управленцы, и посмотреть, где у меня провалы, — писала она про свою мотивацию участвовать в конкурсе «Лидеры России» в 2020 году. Тогда она прошла в финал, а чуть позже пересела в кресло сенатора от Пензенской области. 

«Собеседник» рассказывает о карьере Марии и наработанных связях: с 24 лет (2008 год) она была волонтером, а потом руководителем строительства центров для для адаптации инвалидов. В первом из них — «Благовест» она работала вместе с Анной Кузнецовой. А за последние 13 лет Львова-Белова запустила несколько подобных проектов: «Дом на Березовском», «Дом Вероники», «Новые берега» и самый крупный — «Квартал Луи» (названный в честь джазмена Луи Армстронга). Мария признается, что чувствует себя в своей стихии, когда находится на стройке очередного объекта.

У Львовой-Беловой пятеро своих детей и четверо приемных. Еще 13 детей находится у неё под опекой. Но в разговоре с одним из корреспондентов на вопрос «что для вас важнее — семья или карьера», Мария задумывается и не может выбрать.

Многие считают Марию типичной женой священника — платочки, платья в пол, отсутствие яркого макияжа. Но в статусе попадьи Львова-Белова находится только последние два года. Ее муж — бывший программист Павел Когельман — был рукоположен в священники в августе 2019 года. На это время как раз приходится пик предвыборной гонки в местную городскую Думу, в которой участвовала Львова-Белова. Вот, например, ее фото в разгар предвыборной кампании и за пару месяцев до рукоположения мужа.

 

 
 
 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Публикация от Мария Львова-Белова (@marialvovabelova)

 

— Я вышла замуж за программиста, «технаря», у которого и в мыслях не было, что он может стать священником. Во время паломничества в Тихвинский Керенский монастырь, игумен Митрофан сказал мужу: «Тебе надо идти в священники!». После 4 лет учебы в духовной семинарии, мы приняли решение сменить высокооплачиваемую работу программиста, на служение в Церкви, — писала тогда Мария, сменившая не только профессию мужу, но и собственный имидж. Над ним, кстати, в последнее время работает, видимо, не только она — гардероб экс-сенатора претерпел серьезные изменения. 

 

 
 
 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Публикация от Мария Львова-Белова (@marialvovabelova)

 

Несмотря на близость к Анне Кузнецовой, кажется, пока они не совпадают в основных моментах своих программ. Экс-омбудсмен ратовала за ограничение лекарств для абортов и сокращение финансирования клиник, которые оказывают эту услугу. Новый омбудсмен в публичном пространстве об этом не упоминала ни разу. Хотя если она действительно креатура РПЦ, видимо, это лишь вопрос времени.

Между тем не у всех волонтерско-благотворительная работа с инвалидами находит положительный отклик. Издание «Блокнот» буквально на прошлой неделе рассказало о том, что в редакцию обратились бывшие воспитанники Марии и рассказали на условиях анонимности о том, как устроена внутренняя кухня центров адаптации. По их словам, после смерти одного из жителей «Дома Вероники» — колясочника Ильмира Валиева — выяснилось, что на него был оформлен крупный кредит. Сумма в миллион рублей на оплату медицинских процедур в центре была взята без поручителей и погашалась из пенсии по инвалидности. Анонимные воспитанники «Блокнота» называют это не единичным случаем, а системой.

По словам выпускников, пензенские органы опеки смогли остановить благотворительные порывы Марии Львовой-Беловой в открытии новых проектов:

— В проекте «Дом Вероники» Львова-Белова хотела делать себе ещё и Дом малютки, но пензенские органы опеки ей не дали этого сделать. Потому что еще когда она была волонтером по отношению к детям вела себя ужасно. Приезжала в летние лагеря, на камеру брала трех-четырех детей к себе в дом якобы на несколько месяцев, обещала им, что будет рядом, но через несколько дней возвращала обратно. Дети потом рыдали страшно. В обычные дни она не появляется у ребят, только на публику. Она приезжает, когда ей нужна какая-то история: приехали начальники, спонсоры или телевидение,- считают обратившиеся к журналистам воспитанники нового омбудсмена.

 

 
 
 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Публикация от Мария Львова-Белова (@marialvovabelova)

 

Сергей Падалкин о сомнительных схемах в работе Львовой-Беловой не упомянул, но согласен с тем, что главная задача центров адаптации — создание «доброго» имиджа.

— Ее проект помощи молодым инвалидам «Квартал Луи» играет роль некой витрины — туда часто ходят на экскурсию федеральные чиновники, — говорит местный политик.

Тем не менее, по его словам, пензенцы, в целом, положительно восприняли назначение Львовой-Беловой на должность детского омбудсмена. «Она — весьма популярный человек, который работает в благородной сфере».

Остается лишь догадываться, почему на федеральном уровне и лично у Владимира Путина пользуются популярностью амбициозные матушки с большим количеством детей. Если таким образом государство демонстрирует курс на традиционные ценности, это не может не радовать. Хотя пока это выглядит лишь как витрина: по всем опросам, до сих пор в России самой бедной считается семья, где есть двое и больше детей. Видимо, к пензенским обмбудсвумен это отношения не имеет. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.