Смерть бизнеса или бюджет: саратовские эксперты о налоговых инициативах Следственного комитета по закошмариванию ИП

Наряду с возвратом уголовной ответственности для компаний за сокрытые налоги , Следственный комитет России предлагает продлить для физлиц сроки уголовного преследования и сократить время до передачи материалов от ФНС в СКР. Эксперт «БВ» считает, что свои проблемы государство решает за счет смерти бизнеса. И прогнозирует рост рейдерства для крупного и среднего МСП.

По данным замглавы СК генерал-полковника Елены Леоненко, за последние 10 лет число уголовных дел о налоговых преступлениях выросло в полтора раза — 2560 (2019 год) против 1776 (2011 год). Символично, что и материал налоговой стал в разы чаще становится поводом для дела: сегодня 66% дел (против 17%) возбуждают, базируясь на данных ФНС. В итоге в бюджет страны вернулось 208 млрд рублей, потери бюджета РФ составили более 450 млрд рублей.

Бороться с «криминалом в области налогообложения» СКР предпочитает сообща не только с ФНС, но и МВД и Генпрокуратурой. При этом главной проблемой Елена Леоненко считает поиск денег и активов должника. Например, за 10 лет работы в этом направлении СКР удалось арестовать имущества всего на 67 млрд рублей.  В итоге СКР предлагает закрепить в Уголовно-процессуальном кодексе положение, которое сохранит арест на имущество даже после того, как приговор вынесен, а ответчик пытается оспорить начисленные суммы в гражданском судопроизводстве.

Причем следователи вообще не считают нужным церемонится с предпринимателями и предлагают ФНС направлять материалы в СК сразу же как только выявлена задолженность по налогам, а не спустя два месяца, за которые должнику дается возможность возместить ущерб.

— Наше мнение — это слишком долго. Именно за эти 60 дней может быть уничтожена документация, выведено имущество, — считает Елена Леоненко, не поясняя при этом, как же у должников появится возможность исправить ситуацию.

Тем более, что судебная практика показывает, что оправдательных приговоров становится все меньше: в 2018 году СКР направило в суд 1160 уголовных дел — оправдали 17, в 2019-м — 1163, 21 оправдали. За девять месяцев 2020-го — один оправдательный приговор. Причем СКР расценивает это как положительный пример качества работы следователей.

Напомним, ранее на страницах «Известий» обсуждался возврат к уголовной ответственности юрлиц. Эту инициативу главы СКР Александра Бастрыкина госдепы отклонили в 2017 году, она вернулась в общественное пространство и конце 2019 года и теперь вновь активно звучит в СМИ. Следователи апеллируют к необходимости привести российское законодательство в соответствие международным нормам права. А также говорят о том, что «административная ответственность компаний не дает возможности эффективно бороться с мздоимством и казнокрадством».

Речь идет о том, что дела об административном правонарушении против компаний возбуждаются уже после приговора физическому лицу. И предприниматели, якобы, успевают вывести деньги со счетов.

Между тем юристы утверждают, что как лицо неодушевленное, компания не может имеет преступного умысла, а значит, не имеет и состава преступления. Преследовать же ее бесполезно, так как она в любой момент может быть реорганизована.

Впрочем, эксперты «Известий» говорят и о том, что такие инициативы «могут привести к серьезным проблемам для бизнеса».

— В России предприниматели зачастую подвергаются силовому воздействию со стороны правоохранительных органов, а введение уголовной ответственности для юридических лиц расширит возможности для такого воздействия. Тем более, это предложение обсуждается вместе с идеей предоставить следователям больше полномочий по доступу к банковской тайне. В итоге получится создание условий, при которых бизнесу в России будет еще сложнее, — считает Александр Иноядов, руководитель уголовной практики юридической компании BMS Law Firm. Решать экономические задачи и сокращать «серую» зону эксперты предлагают не за счет ужесточения ответственности, а за счет развития высоких технологий.

Саратовский юрист, глава ЦПТ «Юрком» Николай Скворцов считает, что государству приходиться выбирать — закрутить гайки для бизнеса и получить деньги на пенсии и иные соцвыплаты, или же пойти по пути либерализации.

— Видимо, выбран первый путь, — констатировал юрист, отметив, что бизнесу в этих условиях остается привычное — выживать.

Более категорично зампредседателя региональной «Опоры России» Роман Репин:

— Кажется, у власти не хватило терпения: сегодня картошку закапываем, завтра выкапываем. Вместо того, чтобы создать стабильные условия для бизнеса и возможность не оглядываться на палку закона, хоть как-то выживать, кормить себя и свои семьи, решено любой ценой наполнить бюджет. Хотя бы и путем смерти бизнеса, — констатировал предприниматель.

Он уточнил, что ни для кого не секрет «обвинительный уклон» в отношении предпринимателей при рассмотрении дел СКР и судами: по умолчанию бизнесмен всегда виноват, что в споре с надзорными органами, что с бюджетными организациями, а налоговые инициативы лишь ухудшат условия ведения бизнеса в России. 

По его мнению, значительная часть предпринимателей уже и так ушла « в тень», в том числе этот процесс стартует и в общепите. Роман Репин считает, что в результате государство совершенно потеряет контроль над малым бизнесом, а на поверхности останутся только дочки-внучки всяких «Газпромов» и предприятия, аффилированные к госкорпорациям, чиновникам.

— Вместо того, чтобы улучшать, облегчать условия ведения бизнеса, их ухудшают. Это делается не от ума, это от жадности или безысходности, — считает он.

При этом подтвердив мнение федеральных экспертов о том, что инициативы СКР могут быть опасны для крупного и среднего малого бизнеса.

— Это будет еще одним инструментом для отъема предприятий, особенно производства, обладателей значительных активов. И для пострадавших отраслей, особенно строительных и транспортных организаций. Тех, кто и так сейчас из-за карантина и экономических неурядиц ложаться набок, для них это будет последний гвоздь, — заключил бизнесмен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.