Субсидиарку для экс-владельца «Солнечных продуктов» оспорили в Поволжском арбитраже. Что не увидели саратовские суды за спиной Мошковича

В Арбитражном суде Поволжского округа в Казани завтра, 7 июля, будет рассмотрена кассационная жалоба концерна «Сингента» и основного бенефициара холдинга «Солнечные продукты» Владислава Бурова на решение 12 ААС по делу о банкротстве «Аткарского маслоэкстракционного завода».

Ранее суд в Саратове вынес беспрецедентное решение о субсидиарной ответственности для одного лишь бенефециара, причем за весь агрохолдинг разом. Действия новых держателей контрольного пакета акций «СолПро» — группы «Русагро» — никакой оценки не получили, несмотря на все заявления независимых кредиторов.

После того, как суд объявил Владислава Бурова ответственным даже не за холдинг, а за всю группу «Букет» разом, решение, вынесенное по «Аткарскому МЭЗу» начало транслироваться на все остальные предприятия холдинга. Кассация в Казани, в зависимости от исхода дела, может сказаться и на этих вердиктах.

Известно, что ГК «Русагро» Вадима Мошковича, купив долги и акции агрохолдинга, использовала предприятия «Солнечных продуктов» по толлинговой схеме: поставляла сырье на переработку и забирало готовый результат. По мнению независимых кредиторов, это и привело к накоплению у предприятий долгов перед контрагентами, потому «Сингента» и другие участники процесса потребовали субсидиарной ответственности как раз для новых собственников — «Русагро», Мошковича и занимавшего тогда пост директора группы Максима Басова. Но в апелляции дело обернулось совсем иной стороной и теперь на вердикт саратовского суда подана кассация.

Вот на что обращают внимание юристы: прежде всего, 12 ААС очевидно поторопился, когда в своем решении объявлял весь холдинг «Солнечные продукты» предбанкротным. Никакой экспертизы, которая бы это доказала, не приводилось. Не учитывался факт, что в распоряжение «Русагро» все предприятия холдинга попали в устойчивом финансовом состоянии, на тот момент они не имели просроченной задолженности. Все их обязательства, достигшие на момент конкурсного производства 32 млрд рублей, появились именно после сделки по скупке группой Мошковича акций и долгов в 2018 году.

Во-вторых, подавшие жалобу юристы в очередной раз обращают внимание суда на то, что банкротство «СолПро» носит явные признаки преднамеренности. Об этом заявляли и конкурсные управляющие. Со стороны же «Русагро», как отмечается в кассации, наблюдалась попытка выкупить перспективные активы «Солпро» в процессе конкурсного производства по заниженной цене, а имущественные потери реестра от продажи активов закрыть через субсидиарную ответственность для основного бенефициара. То есть на Владислава Бурова с самого начала хотели списать все издержки, а независимых кредиторов вообще оставить за бортом.

То, что участь «Солнечных продуктов» была группой «Русагро» предрешена с самого начала, ясно было еще из публичных заявлений ее бенефициаров. На конференциях, подводя финансовые итоги ГК «Русагро» за 3 квартал и 9 месяцев 2018 года, Максим Басов открыто говорил о том, в чем заключается стратегия группы: «реструктурировать долг, реструктурировать сами активы, а затем поочередно купить эти активы, аналогично тому, как мы проводили сделку с «Разгуляй». Так что процесс будет очень похожим. Вероятно, мы купим долг компании, а затем проведем ее реструктуризацию, забрав те активы, которые нам нравятся…»

Забрав понравившиеся активы «СолПро», группа полностью забыла о ранее заключенном с холдингом соглашении. Заявление о намерении банкротить «Солнечные продукты» присутствовало и в презентации ROS AGRO PLC на конференции ANALIST DAYS в ноябре 2018 года. То есть, юридическую судьбу активов холдинга новые держатели акций определили заранее. И даже имели в руках отработанную на другой компании схему. Что же это еще, если не преднамеренность, о которой говорят и юристы, и конкурсные?

Но первые две инстанции в Саратове эти обстоятельства вообще не стали исследовать. Больше того, ни Владиславу Бурову, ни независимым кредиторам в ходе разбирательств до сих пор не давали возможности даже ознакомиться с доводами истца: они предоставлялись точно в день судебного заседания, без направления заблаговременно сторонам спора. А времени на изучение суд давать категорически не желал, все ходатайства отклонялись.

Отклонены были также ходатайства об истребовании дополнительных доказательств и заявление Владислава Бурова о фальсификации доказательств. Представители «Сингенты» даже заявляли суду отвод: случай в арбитражном производстве нечастый. Отвод, разумеется отклонили.

Между тем, и это тоже отражено в кассации, такая позиция суда в Саратове прямо противоположна определению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ: «Арбитражный суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон». Кроме того, ВС РФ ясно обозначил позицию: субсидиарная ответственность должника не должна использоваться средством разрешения корпоративных конфликтов. А в случае с «Солнечными продуктами» ее явно пытаются использовать в данном ключе.

Также в кассации отмечается следующий факт: в решении 12ААС содержится заявление, что де по «Аткарскому МЭЗу» искажалась финансовая отчетность. Между тем на тот факт, что подконтрольные «Русагро» ликвидаторы внесли в бухгалтерскую отчетность предприятия корректировки, на что никаких оснований не имели, вообще ускользнул от внимания суда. Владислава Бурова, на которого возложили долги всего холдинга сразу, вообще не привлекали к инвентаризации его активов. И это не говоря о том, что ни одна из отчетностей не подвергалась экспертному исследованию. На чем же суд строил свои выводы?

По мнению представляющих интересы «Сингенты» и Бурова юристов, со стороны ГК «Русагро» наблюдается явное злоупотребление правом. Не выполнить обязательств перед партнером, довести его компании до банкротства, увеличив за их счет собственные доходы через давальческие схемы, а еще и оставить ни с чем независимых кредиторов. И выставить себя в судах в роли обманутого в лучших ожиданиях инвестора!

К сожалению, в российском законодательстве до сих пор не проработаны механизмы банкротства именно для холдингов. Но указания ВС РФ о том, что субсидиарная ответственность — это не орудие борьбы с конкурентами, уже существуют. Теперь одно из двух, или суд в Казани об этом вспомнит, или делу предстоит подниматься дальше вплоть до Верховного суда, о чьих определениях напомнили заявители.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.