Ученые всего мира высказываются в защиту экс-ректора СГТУ Игоря Плеве, а его адвокаты наконец-то получили протокол заседания суда

Только вчера, 6 июля, адвокаты экс-ректора СГТУ доктора исторических наук Игоря Плеве получили протокол заседания Октябрьского районного суда от 19 мая, где судья Елена Леднева приговорила ученого к 4,5 годам лишения свободы.

На данный момент адвокаты Елена Левина и Константин Силкин детально знакомятся с протоколом, занимающим 400 листов, дабы подать полнотекстовую жалобу на вердикт, уже ставший печально известным.

Напомним историю: судья Октябрьского районного суда Елена Леднева приговорила бывшего ректора СГТУ Игоря Плеве по двум статьям — ч. 3 ст. 160 УК РФ (растрата) и п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Кроме заключения на 4,5 года в колонию общего режима, экс-ректор лишен права занимать должности на госслужбе и в органах местного самоуправления на 2 года.

«Пособница» Игоря Плеве, трудоустроенная им из-за личных отношений (как сообщил пресс-релиз облпрокуратуры) на одну из должностей в вузе, и получавшая заплату (125 тыс. рублей за полтора года) «без фактического осуществления какой-либо трудовой деятельности», приговорена по ч. 1 ст. 160 УК РФ (пособничество в растрате) к 240 часам обязательных работ.

События, получившие скандальную развязку, начались еще в июне 2018 года, когда стало известно, что региональным УФСБ в отношении тогда еще руководителя вуза возбуждены уголовные дела по двум составам – превышение должностных полномочий (ст.286 УК РФ) и растрата (ст.160 Уголовного Кодекса).

А ранее, в марте 2018-го силами УФСБ в вузе был проведен обыск. Причиной его, по версии СМИ, стало распределение квартир, которые должны были получить молодые ученые, но в реальности большинство ордеров получили совсем другие сотрудники вуза. На приобретение жилья было потрачено 27 млн рублей из федерального бюджета.

Следствие по сути предъявленных обвинений затянулось до марта 2020 года, и в марте начался процесс в Октябрьском районном суде. Целый год судебных заседаний был потрачен на то, чтобы разобраться в том, что никаких ученых, ни молодых, ни старых, в вузе нет и быть не может. Потому что вуз – это образовательное учреждение, и даже когда у сотрудника вуза есть научная степень, трудовой договор с ним заключается как с преподавателем, а не как с ученым. Жилье для сотрудников вузов, как и для молодых ученых Академии наук, строилось в рамках ФЦП «Жилище на 2002-2010 годы», но по разным постановлениям правительства.

При ректоре Плеве был сдан последний подъезд вузовского дома, предыдущие два были сданы при его предшественнике Юрии Чеботаревском, к которому никаких вопрос почему-то не возникло. Кому же нужно было смешать кислое с пресным в случае с Игорем Плеве?

Вряд ли мы в самом скором времени узнаем ответ на этот вопрос. Отметим только, что «квартирное» дело было возбуждено аккурат в день рождения ученого, 14 июня 2018 года, а 27 июня судья Фрунзенского районного суда Светлана Гоголева удовлетворила ходатайство следствия в лице УФСБ об отстранении руководителя вуза от должности в связи с подозрением в совершении растраты с использованием служебного положения (ч.3 ст. 160 УК РФ).

Новые полномочия ректора должны были начаться в июле 2018-го, так как в апреле Игорь Плеве был рекомендован Ученым советом вуза на новый срок. Вместо него кресло главы технического университета занял бывший руководитель Института довузовского образования политеха Олег Афонин. Через некоторое время он стал фигурантом уголовного дела о служебном подлоге.

Возвращаясь к приговору, прозвучавшему 19 мая, отметим, что квартиры в блок-секции вузовского дома распределялись по решению жилищной комиссии и профкома СГТУ, чему в материалах дела есть множество доказательств. Но судья решила, что Игорь Плеве делал это единолично, а потому превысил свои полномочия.

 — Но таких полномочий у ректора просто нет, — подчеркивает адвокат Елена Левина. — Как можно превысить то, чего не существует?

Квартирный вопрос в саратовском политехе до УФСБ кропотливо исследовали многие ведомства, начиная с областного СУ СК и полиции, и кончая Минобрнауки РФ и Счетной палатой России. Никто не нашел крамолы, но районная судья оказалась квалифицированнее, чем аудиторы Счетной палаты РФ.

Она выявила 18 неправедных квартир, свыше 24 миллионов рублей ущерба, бестрепетной рукой впаяла немолодому уже ученому 4 с половиной года колонии и отправила его в СИЗО.

Приговор поверг в шок коллег Игоря Плеве во множестве стран. Именно реакция сообщества показала подлинный вес саратовского историка в научном мире. Его коллега Ольга Лиценбергер — экс-саратовчанка, а ныне замдиректора Баварского культурного центра немцев из России, автор около 300 научных публикаций, вышедших в России, Германии, США, Италии, Финляндии и других странах, — поделилась с редакцией «БВ» откликами некоторых ученых. Начинаем их публикацию.

Доктор Виктор Деннингхаус, зам. директора Норд-Ост Института культуры и истории немцев Восточной Европы, Люнебург, Германия:

— Доктор Плеве обладает выдающейся научной репутацией как у нас в Германии, так и в США и в Канаде. Его работы соответствуют высочайшим международным стандартам. Мы имеем в библиотеке нашего института ряд работ доктора Плеве и испытываем к нему огромное уважение. Я твердо поддерживаю глубокую озабоченность международного сообщества. Эта ситуация волнует многих как у нас в Германии, так и за ее пределами. И речь идет не только о судьбе конкретного человека, а о судьбе российской науки в целом. Мировое научное сообщество, прекрасно знающее профессора Плеве, никак не ожидало подобного судебного решения. Это досадная ошибка! 

Георг Райс, Ноймаркт ин дер Оберпфальц, Германия, член правления Исторического исследовательского общества немцев из России:

— Я прекрасно знаю научные работы уважаемого доктора, профессора Плеве, я знаю, какой он прекрасный оратор. Я с некоторым беспокойством слежу за происходящим с этим известным российским профессором. Возможно, что за этим решением суда и кроются какие-то доводы, но мне и моим коллегам, они совершенно не понятны. Я могу только гадать о целях этого судебного решения. Было бы трагедией для России и для всего ученого сообщества, если бы Плеве остался за решеткой. Я по-прежнему надеюсь, что произошла судебная ошибка и апелляция поможет разрешить эту ситуацию.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.