Управление генпрокуратуры по ПФО не утвердило обвинительное заключение по делу о преднамеренном банкротстве «Саратовского авиазавода»

Надежда следствия – на Генпрокурора Игоря Краснова, который до назначения главой надзорного ведомства работал заместителем председателя Следственного комитета России.

Напомним, уголовное дело №270016 было возбуждено 2 марта 2016 года в 3-м Следственном управлении СК России с дислокацией в Нижнем Новгороде по признакам преступлений по ст.196 (преднамеренное банкротство), ст.201 ч.2 (злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия), ст.199 ч.1 (неисполнение обязанностей налогового агента).

Этому событию предшествовали несколько лет борьбы депутатов Госдумы от КПРФ Ольги Алимовой и Валерия Рашкина, но и после начала следствия судьба дела была нелегкой. Сменилось несколько следователей, говорят, каждый шаг вперед в этом уголовном деле давался Третьему следственному управлению с огромным трудом.

В целом известны противники объективного и полного расследования всех обстоятельств, благодаря которым стратегическое предприятие было доведено до разорения и полного краха, Их число куда больше, чем список обвиняемых по делу №270016. К примеру, совершенно очевидно, что целые бригады НДС-возместителей из Пензы работали на распиле активов и расчленении саратовского стратега, занимая руководящие посты в фирмешках, через которые растаскивались земли, корпуса и материальные ценности гиганта авиастроения. И речь не только о засвеченных в судах, но и о многих других персонах.

Приведем некоторые данные о двух банкротствах ЗАО «САЗ»: первая процедура началась в 2005 году, завершилась мировым соглашением в 2008-м, при этом долг в сумме 335,9 млн рублей, который стал причиной процедуры, вырос еще на 200 млн рублей, хотя по официальной отчетности, предоставленной собранию акционеров, в 2007 году авиазавод реализовал продукции на сумму 990 млн рублей, из них 550 млн было получено по результатам основной деятельности (ремонты и ТО самолетов), а еще 439 млн заработано по итогам продажи земли, зданий и сооружений.

Во втором банкротстве (началось в 2010 году) вся задолженность предприятия выросла до 1,033 млрд рублей, в ходе конкурсного производства удалось выручить всего 107 млн рублей. Налоговая инспекция как крупнейший кредитор завода (свыше 800 млн рублей), не сделала ничего, чтобы повлиять на ход процедуры.

В 2009 году в промежутке между двумя банкротствами по решению собрания акционеров львиная доля активов предприятия была выведена в два ОАО — «Аэродром Южный» и «Развитие». В результате такой реорганизации с предприятия ушло 264 гектара аэродромной земли и огромное количество объектов недвижимости – 33 земельных участка в Саратове, 68 зданий, нежилых помещений, квартир. Свыше 200 га удалось отсудить через арбитраж и вернуть в собственность РФ, а львиную долю всего прочего так никто и не искал.

— Сразу бросается в глаза обойма из 5-10 фамилий, которые так или иначе связаны с распилом заводских активов, — комментирует депутат Госдумы Ольга Алимова. – Насколько я могу судить, они не только в Саратове отличились. На мой взгляд, речь можно вести о статье 210 Уголовного кодекса – организация преступного сообщества. Но следствие сочло иначе, что ж, ему виднее.

Пришедшие к власти антикризисные спецы из СРО арбитражных управляющих «Лига» с огромным заводом разделались быстро: властные рычаги они захватили в 2007 году, а уже в 2012-м второе банкротство ЗАО «САЗ» завершилось решением арбитражного суда о ликвидации юридического лица.

Уничтожение САЗа нанесло удар по российскому авиастроению, обороноспособности страны, обернулось потерей работы для тысяч человек, в бюджеты не поступило более 800 млн рублей налогов.

Обвиняемыми по делу проходят бывший гендиректор завода Олег Фомин (ст.196, ст.201, ч.2 УК РФ), конкурсный управляющий, проводивший первую процедуру банкротства Игорь Скляр (ст.196, ст.201 ч.2, а также ст.199.1 ч.1 УК РФ – неисполнение в личных интересах обязанностей налогового агента). Третий обвиняемый «неуловимый» Олег Тюгаев, в прошлом – член совета директоров ЗАО «САЗ», его дело выделено в отдельное производство, он находится в розыске по ч.3. ст.33 (организатор преступления), ст.196, ст.201 ч.2 УК РФ.

Первые двое обвиняемых ознакомились с делом в конце ноября, в этом месяце обвинительное заключение поступило в Управление генпрокуратуры по ПФО. По данным «БВ», в течение 10 дней рассматривал материалы, но не утвердил обвинительное заключение прокурор управления генпрокуратуры Михаил Толстоборов. Одна из версий: сотрудник надзорного ведомства не увидел в обвинительном заключении причинно-следственной связи между деяниями Фомина и Скляра и наступившими последствиями в виде банкротства предприятия. Также было указано на истечение сроков следствия, выдвинут ряд формальных замечаний.

Насколько известно «БВ», Третье следственное управление намерено повторно, после внесения корректировок, штурмовать прокурорскую цитадель. В борьбе за суд и приговор для разорителей стратегического предприятия следствие готово дойти до Генпрокуратуры.

Особая надежда на то, что в статусе замглавы Следственного комитета нынешний генпрокурор Игорь Краснов курировал дело САЗа и неоднократно продлевал сроки следствия для всестороннего и объективного расследования всех обстоятельств резонансного дела.

— Конечно, пять лет работы, около 300 томов уголовного дела, неужели все это полетит в корзину? — возмущается депутат Госдумы Ольга Алимова. – Понятно, что у дела очень трудная судьба, на авиазаводе переплелись интересы множества персон, среди них есть и публичные. Вполне может быть, что заинтересованные лица пойдут на все, чтобы справедливость не восторжествовала даже в урезанном виде.

Справка «БВ». Первое банкротство авиазавода началось в 2005 году, инициатором выступила компания ООО «Газкомплектимпэкс» (г. Москва), арбитраж признал ее кредитором завода на сумму 335,9 млн рублей. В 2007 году арбитражный суд произвел замену основного кредитора на ООО «Монолит-С» (гендиректор Артем Салиенко, уроженец г. Энгельса) на основании договора уступки права требования долга. Эта компания и открыла дорогу «Лиге». Тотальное господство «Лиги», чьи представители и банкротили завод, и руководили предприятием, привело к громадным злоупотреблениям. В ходе двух банкротств завод с оценочной стоимостью 8 млрд рублей, будучи проданным весь, так и не сумел погасить долг, с которого и началась история его краха.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.