Управляющий станет отростком, в банкротствах будет править бал ФНС: саратовец Виктор Марков — о предложениях минэконома РФ

Минэкономразвития  РФ предлагает отказаться от наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления — они лишь затягивают процесс банкротства. Вместо этого министерство предлагает ликвидацию бизнеса за год или реструктуризацию долгов компании за четыре года.

По мнению саратовского арбитражного управляющего Виктора Маркова, нравится новинка только чиновникам и приведет она к усилению федеральной налоговой службы. В ущерб бизнесу, работникам и конкурсным управляющим.

С началом коронавируса правительство РФ ввело мораторий на банкротство по заявлению кредиторов, 7 января продлив его для компаний и ИП из пострадавших отраслей. За прошлый год количество решений о признании банкротами сократилось на 20% (9,9 тыс. против 12,4 тыс. в 2019 году). Хотя после отмены моратория возможен отложенный эффект и взрывной рост банкротств, в ходе которых компании смогут испытать на себе действие новых правил банкротства от Минэкономразвития РФ.

Ведомство, по данным Forbes, предлагает наделить ФНС преимущественным правом на залог банкрота через суд. Это правило распространяется на имущество компаний-банкротов, заложенных другому кредитору, но не банкам. Причем еще осенью прошлого года эта идея подверглась критике Банка России после чего ее убрали.

В итоге у налоговой службы остается возможность получить право на заложенное в банках имущество банкрота, только если суд примет решение о недобросовестности со стороны банка. В качестве такового замминстра экономического развития Илья Торосов привел залог имущества в банк за один рубль, особенно в случае, если владельцы банка и компании-банкрота — одни и те же лица.

Также чиновники предлагают отказаться от наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления. Они лишь затягивают процесс, пояснял Торосов. Вместо этого министерство предлагает ликвидацию бизнеса за год или реструктуризацию долгов компании за четыре года. Окончательное же решение по плану ликвидации или оздоровления компании передается собранию кредиторов.

Еще один вариант — продажа предприятия должника целиком. Минэкономразвития предлагает делать это на специальных англо-голландских аукционах — с торгами как на повышение, так и на понижение цены за одну сессию.

Арбитражных управляющих предлагают назначать на основе рейтинга, но случайным образом — с помощью специальной компьютерной программы. Это должно лишить владельцев банкротящихся компаний возможности назначать «своих» управляющих и контролировать процедуру банкротства.

Но эти поправки минэконома не нашли понимания у бизнеса. Президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин в письме в адрес чиновников указал, что ряд положений законопроекта «нарушают баланс интересов должников и кредиторов».

Партнер юридической фирмы «Кульков, Колотилов и партнеры» Николай Покрышкин уверен, что налоговая и так имеет право на залог при аресте имущества, а на практике банкротящиеся компании старались в первую очередь именно перед ФНС погасить долги из-за страха уголовного преследования. Хотя новые поправки дают налоговикам прийти постфактум и перехватить залог.

Банкиры в свою очередь опасаются, что банковский залог потеряет приоритет, если в суде будет доказана недобросовестность банков. В качестве таковой может считаться информация об основаниях для запрета распоряжением имуществом или проведения выездной проверки компании. Хотя источники издания в банковской среде считают, что получить такого рода информацию кредиторам сложно.

В помощь им в ФНС предлагают создать базу данных о нарушителях с итогами, например, камеральной проверки, но без деталей. Хотя сами банкиры уверены, что эта информация в силу ограниченности не будет полезна.

Из 10 банков только Газпромбанк прокомментировал Forbes эти законодательные инициативы, назвав их «сбалансированными» и «способствующими сохранению стабильности банковского кредитования».

ФНС в ответе изданию считает, что благодаря поправкам защита добросовестных участников рынка только усилиться.

— Закон содержит общее решение — если был наложен арест на имущество должника, этот арест трансформируется в залог в пользу любого кредитора. Это является сильнейшим мотивационным решением, которое склонит бенефициаров должника к урегулированию долга, а не к банкротству с попыткой списания долгов и вывода незащищенных активов через непрозрачные схемы, — уверены в ведомстве.

Право на залог при этом могут потерять только аффилированные должнику лица, которые могут пытаться спрятать от кредиторов часть имущества, которое вошло в конкурсную массу. Критику же в адрес нововведений в ФНС назвали сохранением существующих ниш для злоупотребления.

Саратовский эксперт, арбитражный управляющий Виктор Марков считает, что из-за всех этих нововведений пострадает качество дел о банкротствах, а ФНС получит избыточное преимущество.

— Срок творческой части по поиску документов при наблюдении и так был минимизирован. Априори суд вместо традиционных полгода уже стал назначать 4-5 месяцев, может, еще короче. При этом, конечно, будет страдать качество банкротного процесса, — уверен он.

По мнению Маркова, инициативы — продолжение многолетней борьбы ФНС за сокращение и упрощение процедуры, а также собственный приоритет в делах о банкротствах. Хотя налоговики, представляя интересы государства, и так являются особенными кредиторами.

После принятия поправок, должник может практически поставить крест на шансе выйти из банкротства.

— Хоть и мало было процедур внешнего управления, завершающихся выходом из банкротства, но они были. Сегодня их просто не будет. С одной стороны, чиновники-апологеты кричат о финансовом оздоровлении, а не о ликвидации бизнеса. А с другой стороны, отбирают и так хилые рычаги оздоровления предприятия. Поэтому получается, что банкротство априори будет нацелено на ликвидацию, — считает Марков.

По его мнению, в целом банкротный процесс пойдет по негативному пути развития и в пользу банков, налоговой, пенсионного фонда. Пострадают от этого и работники банкротящейся компании, и арбитражный управляющий.

— С управляющего по старинке и особенно в преддверии выборов в ГД РФ требуют погашения задолженности по зарплате. Это всегда было приоритетом. С требованием можно было бы согласиться, если бы не изменения в судебной практике, которые фактически стали законом. Согласно им, приоритет получают платежи в ПФР и уплата НДФЛ. Но есть случаи, когда прокуроры при проведении проверок начинают «жучить» управляющих, заставляя платить не в ПФР и НДФЛ, а зарплату. В этом плане российское законодательство становится все менее выполнимым и все более конъюнктурным. На злобу дня: этот год особенный — давай зарплату, — констатирует Марков.

При этом, по его словам, «подставляется» арбитражный управляющий: через год, когда напряжение схлынет, придет налоговая и начнет его гонять за то, что он не заплатил вовремя пенсионные отчисления и налоги. Как результат, управляющие становятся все менее и менее защищенными. В этой ситуации на смену порядочным специалистам придут одноразовые «зиц-председатели», «которые готовы по полной программе страдать за выполнение определенного заказа».

При этом идея рейтингов управляющих также не выдерживает никакой критики — он называет их способом манипуляции и вкусовщиной.

— Некоторые управляющие, некоторые СРО не получили из Поволжья за многие годы ни одного назначения. Работу получают и будут получать одни и те же, «любимчики», а другие в эти рейтинги не попадут никогда. Так что профессия управляющего потихоньку заканчивается — это будет сросшийся с каким-нибудь профессиональным кредитором — банком или налоговой — отросток, который будет всегда лучшим. Как, собственно, сейчас и происходит, — заключил Виктор Марков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.