В Саратове зарегистрирован уже второй частный «Ритуал», близкий к жене директора похоронного МУПа. А что с приватизацией?

Вокруг саратовского МУСПП «Ритуал», недавно поздравившего горожан с новым годом своей рекламой с дешевыми похоронами, кучкуется одноименный частный бизнес. При этом ни одна частная похоронная контора в своей деятельности без муниципального предприятия обойтись не может, поскольку все кладбища в России — только муниципальные.

Формально частные «Ритуалы» не имеют к похоронному муниципальному предприятию никакого отношения, совпадая только в видах деятельности. Но при ближайшем рассмотрении прослеживаются связи между этими предприятиями и бизнесом Татьяны Шулекиной, супруги главы муниципального «Ритуала» Михаила Шулекина, занимающего эту должность почти 5 лет.

В прошлом месяце сферу ритуальных услуг Саратова пополнило ООО «СК «Ритуал», согласно данным Kartoteka.ru, компанию учредили с уставным капиталом 10 тысяч рублей. Владельцем и гендиректором компании выступает Наталия Садиленко. Она же в августе этого года возглавила ООО «Ритуал», этим предприятием, зарегистрированным в 2016 году, владеют Олег Вартанов и Андрей Оголев.

При этом Наталия Садиленко выступает директором еще одной компании с более жизнеутверждающими ОКВЭДом — ООО «Нега-Спа», которая ведет физкультурно-оздоровительную деятельность. Ее собственником значится Татьяна Шулекина. Соучредитель «Ритуала» Андрей Оголев занимает пост директора в принадлежащем Шулекиной автосалоне ООО «Авто-Центр».

Основной бизнес Татьяны Шулекиной — известный саратовский парк-отель «Вишневая гора» с лыжной трассой и установкой искусственного оснежения. Несмотря на недешевые услуги и хорошую рекламу,  отель официально не слишком богат — 8,3 млн рублей выручки в 2019 году. Результаты «Нега-Спа» за прошлый год также весьма скромны — 1,6 млн рублей и 2,6 млн рублей принес автоцентр. Стоит заметить, что и ООО «Ритуал» тоже показывает достаточно небольшие результаты — 9,8 млн рублей выручки при 103 млн — у одноименного МУСПП.

При этом телеграм-каналы приписывают Михаилу Шулекину и его супруге не только разветвленный и высокодоходный бизнес, но и целый дом в Майами. При этом на фоне частного ритуального бизнеса с общими для компаний г-жи Шулекиной директорами и учредителями внезапно всплывают и слухи о грядущей приватизации самого муниципального похоронного бюро с преобразованием его в акционерное общество.

Последний слух вполне уместен — к 2025 году от муниципальных предприятий вообще ничего не должно остаться согласно требованиям федерального законодательства. А вот то, что Михаилу Шулекину прочат получение контрольного пакета «ритуальных акций», оставим на совести авторов ТК.

О том, что сфера ритуальных услуг — это самый непрозрачный сегмент бизнеса, в Саратове заявляется не первый раз. Эту тему много раз поднимала Общественная палата. Интересно, что муниципальный «Ритуал» помимо похоронных оказывал и финансовые услуги, выступая заемщиком в банках, если деньги срочно требовались, например, для новой школы. Такой кредит брался в мае 2017 года и ссудить необходимую сумму вызвался НВКбанк, судьба которого ныне весьма печальна. Уже в декабре 2017 года кредитный договор расторгли по соглашению сторон.

По мнению депутата Саратовской гордумы Олега Комарова, деятельность МУСПП «Ритуал» давно пора проверить и Счетной палате, и городской прокуратуре. В 2020 году КСП работой похоронного предприятия не интересовалась, между тем вопросы к ней есть.

— Получается, что средства, которые могли бы поступать в бюджет города Саратова, поступают в другие — частные, организации. Глава города Михаил Исаев говорит: а где взять деньги? Вот вам «Саратовгаз», вот вам МУССП «Ритуал», по другим предприятиям такая же ситуации, по тому же СПГЭС например. Везде увод денег из бюджета, — считает Комаров. — Могу сказать одно: тут есть очень большие вопросы. 

Приватизация «Ритуала», если до нее дойдет, объяснил депутат, в любом случае должна обсуждаться на городской думе. По закону, глава города сначала вносит подобные предложения на рассмотрение депутатов, вопрос с приватизацией изучает профильная комиссия. Другое дело, что дума сейчас может не слишком много.

— Сейчас депутаты никакой роли не играют. В последнее время столько напринимали законов, которые делают местным самоуправлением не депутатов, а исполнительную власть. Многие вещи, которые раньше дума решала, сейчас у нее отобрали, урезав полномочия. Дума в Саратове, по большому счету, как марионетка, — с сожалением констатировал он.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.