В защиту экс-ректора СГТУ Игоря Плеве высказались прихожане саратовского храма, адвокаты ученого работают над текстом апелляционной жалобы

Уже написано 17 листов этого документа, но работы еще предстоит очень много.

Адвокаты опираются на 100-страничный приговор Октябрьского районного суда и 400-страничный протокол судебного заседания, где был вынесен шокирующий вердикт.

Напомним, 19 мая 2021 года судья Октябрьского районного суда Саратова Елена Леднева приговорила Игоря Плеве к 4,5 годам колонии общего режима, ученый был взят под стражу прямо в зале суда и отправлен в СИЗО.

Бывший ректор саратовского политеха получил приговор по двум статьям — по ч. 3 ст. 160 УК РФ (растрата) и по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий).

«Пособница» Игоря Плеве, трудоустроенная им из-за личных отношений (как сообщил пресс-релиз облпрокуратуры) на одну из должностей в вузе, и получавшая заплату «без фактического осуществления какой-либо трудовой деятельности», приговорена по ч. 1 ст. 160 УК РФ (пособничество в растрате) к 240 часам обязательных работ.

При этом судом не приняты во внимание документы, доказывающие, что архивариус Елена Нечаева привела в порядок запущенный вузовский архив, в ее ноутбуке, исследованном в рамках следствия, обнаружено более 19 тысяч рабочих файлов. Часть времени сотрудница по необходимости работала дистанционно – в областном архиве, это и стало основанием обвинить ее в том, что она была фиктивно трудоустроена и за полтора года, не трудясь, получила 125 тыс. рублей зарплаты.

Еще более странно выглядит предъявленное бывшему руководителю СГТУ обвинение в том, что он, превысив свои должностные полномочия, единолично распределил квартиры в доме, построенном для сотрудников вуза в рамках федеральной программы. 

Первоначально, еще в 2018 году, когда УФСБ возбудило, аккурат в день рождения Игоря Плеве, уголовное дело против него, следователи из «серого дома» выдвинули версию, что квартиры согласно требованиям ФЦП «Жилище» должны были получить молодые ученые, но в реальности большинство ордеров досталось совсем другим сотрудникам вуза. А ведь строительство обошлось в 27 млн рублей из федерального бюджета!

Однако инициаторы уголовного преследования не могли не знать, что конкретно молодым ученым в рамках ФЦП «Жилище на 2002-2010 годы» посвящены одни постановления правительства РФ, а сотрудникам вузов – совершенно другие. Более того, в вузах никаких ученых нет, там есть преподаватели с научными степенями или без оных, в то время как постановления для молодых ученых, адресованы, как видно из этих документов, сотрудникам Российской академии наук, Российской академии медицинских наук, а также из организаций, учредителем которых являлось Федеральное агентство по науке и инновациям.

Казалось бы, что здесь можно не понять, но в трех соснах следствие блуждало до марта 2020 года. При этом первые два подъезда вузовского дома, сданные еще при предшественнике Плеве ректоре Юрии Чеботаревском, не заинтересовали ни УФСБ, ни другие органы, призванные следить за исполнением закона. Там крамолу даже не искали, а вот распределение квартир в подъезде, достроенном при Плеве, досконально изучили СУ СК по Саратовской области, региональная полиция, Счетная палата РФ, Минобрнауки России. Но только районному суду удалось разглядеть 18 неправедных квартир и насчитать свыше 24 миллионов рублей ущерба.

— В вину моему подзащитному поставлена даже приватизация квартир, — рассказала «БВ» адвокат Елена Левина. – Но приватизация – это право гражданина, более того, в свое время один из сотрудников СГТУ подал в Октябрьский суд гражданский иск против ректора, и суд обязал Игоря Рудольфовича разрешить приватизацию квартиры! Я уж не говорю о том, что в деле имеются все доказательства того, что распределением квартир занимались комиссия и вузовский профком. Да, ректор подписал решение этих структур, но – как руководитель организации, в рамках должностных обязанностей. 

Более того, он виноват и в том, что деньги частично перечислялись по каким-то неправильным бухгалтерским кодам. То есть он должен был, оказывается, вникать во все, разбираться в бухгалтерских проводках.

Источник, изучивший приговор и протокол судебного заседания, закончившегося для бывшего ректора камерой СИЗО, считает, что в приговоре в ряде случаев нормы права толкуются тенденциозно, есть и подмена понятий, и вырывание из контекста.

 — Это тот случай, когда говорят: по форме вроде бы правда, а по сути – издевательство. Я не завидую адвокатам, им нужно вытащить на поверхность, раскрыть все эти приемы, но размер жалобы не бесконечен, она не может быть по объему такой же, как приговор.

Что характерно, никто из якобы ущемленных молодых ученых даже не обращался ни в суд, ни куда-либо еще за защитой своих интересов. Решения структур, распределивших жилье в последнем подъезде вузовского дома, в судебном порядке не оспаривались. Чего же ради возник этот абсурд и почему он тянется уже четвертый год? Все давно уже отметили, что дело Плеве появилось аккурат в период, когда истекал его ректорский контракт, и привело в конечном итоге к смене власти в СГТУ.

Причем те, кто стоял за этой интригой, уже оскандалились на весь свет: как известно, 15 июля Министерство науки и высшего образования лишило научного звания нынешнего главу опорного вуза Олега Афонина.

Люди, которые давно знают Игоря Плеве, в массе своей далеки от судебной казуистики. «БВ» уже начал публикацию откликов европейских ученых. А еще месяц назад ряд жителей Саратова направили обращение в приемную председателя Госдумы Вячеслава Володина, под этим обращением подписались 200 человек, среди них и 60 прихожан православного храма в честь Казанской иконы Божьей Матери. Членом этой общины является и Игорь Плеве.

 Общее мнение прихода выразил Евгений Новгородов (на фото):

 — Хочется сказать не о достижениях в области исторической науки, не о многолетней административной деятельности, а о действенной помощи нашему храму. Игорь Рудольфович никогда не рекламировал своих дел, но при этом неизменно участвовал в организации рождественских праздников. Подарки, присланные им юным прихожанам, отличались прекрасным качеством и оригинальным оформлением, и в этом проявлялась личность Игоря Рудольфовича — талантливая, неравнодушная, ответственная.

Он организовал консультацию сотрудников храма со специалистами по утеплению зданий, в результате в храме значительно потеплело. В числе прихожан он отметил Павла Шарова, необыкновенно талантливого поэта, и поддержал материально издание его сборника » С вершины холма». А сколько раз Игорь Рудольфович помогал тем, кому эта помощь была жизненно необходима! В качестве примера можно вспомнить приобретение лекарств тем, кто в них нуждался. Настоящая доброта — не на словах, а на деле — отличает Игоря Рудольфовича, является его внутренней сущностью. Наша молитва всегда с ним. Мы верим в милость Божию, в то, что правда восторжествует!

Член религиозной общины Светлана Смолякова выразила свое отношение на этом видео.

Напомним, что в соцсетях создана петиция в защиту ученого. Ее подписали уже почти 1200 человек. Присоединяйтесь и вы!

Справка «БВ». Игорь Плеве советский и российский историк; доктор исторических наук, профессор; в 1999—2005 гг. — директор Педагогического института Саратовского государственного университета, в 2005—2008 годах — министр образования Саратовской области, в 2008—2018 годах — ректор Саратовского государственного технического университета. Под руководством Игоря Плеве защищены 10 кандидатских и 3 докторские диссертации. Он является автором свыше 50 научных работ, в том числе изданных в Германии, Швейцарии, США и Японии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.