Саратовский комбикормовый завод: корпоративный конфликт набирает обороты

drakaВсе уже привыкли, что у нас в Саратовской области власть не рулит и не правит, а является лишь элементом декора, пространством бесконечной самопрезентации . Эдакий потемкинский фасад с вензелями и лепниной, за которым таится кривая, ущербная и глубоко несчастная реальность.

Во имя урбанистики

А уж в ней все вкривь и вкось, сгинуть можно запросто, выжить трудно, и единственный праздник среди будней — это праздник общей беды. В этом параллельном пространстве свирепствует мор и пропадают те, ради кого ежедневно шелестит бумажками публика при костюмах, кабинетах и полномочиях.

Пока эта публика толкает очередные спичи про инвестиции и абстрактное светлое будущее, в регионе отчаянно борется за выживание совершенно конкретный саратовский комбикормовый завод. Чиновники о нем давно забыли, а вспомнили лишь пару лет назад, обнаружив, что на пути к респектабельной набережной с пляжем и гулянками стоят совершенно лишние здесь товаропроизводители и налогоплательщики.

Приговор нескольким совсем не крохотным по нашим временам промышленным предприятиям был вынесен вполне по-современному: с публичными слушаниями, итоги которых чиновников вообще не волновали, а оформил путевку на тот свет новый вариант Градостроительного плана Саратова, где красные линии прошли прямо по заводским цехам.

Саратовский комбикормовый первым принял удар ярых прогрессистов, жаждущих Волги, пляжу и долгих променадов. Конечно, изнанка урбанистики по-саратовски вскрылась сразу же, едва под знаменами светлых сил замелькали известные всем физиономии наших чудо-девелоперов.

Но данное предприятие — это еще и сугубо экономическое несчастье, связанное с долгами, не выплаченными вовремя налогами, судами и прочими отягчающими обстоятельствами.

Спасение по номиналу

Когда менеджмент предприятия понял, что ситуация дошла до критической черты, встал вопрос о передаче завода в рачительные и умелые руки. Даже обложенное долгами, судами и воинствующими урбанистами, ОАО «Саратовский комбикормовый завод» (СКЗ) стоило больших миллионов, однако генеральный директор и основной владелец предприятия Виктор Тапилин передал пакет акций завода (65%) группе спасателей по номиналу – всего за 70 тысяч рублей. Взамен новые владельцы должны были погасить долг предприятия по налогам в сумме 20 млн рублей, выплатить персоналу зарплату в сумме 5,5 миллиона и сохранить производство.

Кто же те счастливые люди, которые получили действующее предприятие с хорошим портфелем заказов, великолепной логистикой, с возможностью отгрузки продукции как по собственной железнодорожной ветке, так и по водным путем, да еще и расположенное в центре Саратова? Их имена никому ничего не скажут: это Расул Сейнов — владелец небольшого производства в одном из сел Новгородской области, причем данное предприятие мизерных масштабов пафосно именуется Великоновгородским комбикормовым заводом. Еще один представитель группы лиц – некто Кирим Ахматов, бизнесмен того же невеликого пошиба владелец нескольких микроскопических компаний по производству птицы и кормов. Третий «в лодке» — ИП Марат Хамоков, кандидат экономических наук, защитивший диссертацию об устойчивом развитии Кабардино-Балкарии.

Кабардак и кабардель

Понятно, что с приобретением крупного предприятия в Саратове, бизнес выходцев из солнечной республики поднимался на совершенно новый уровень. И радоваться бы этому надо, с умом использовать новые возможности, однако, едва осенью 2017-го Виктор Тапилин и инвесторы ударили по рукам, как началась на комбикормовом полнейшая «кабарда» с переходом в «кабардак» и «кабардель»!

Платить налоги новые мажоритарные акционеры почему то не спешили, а вместо этого выкупили (с хорошей, надо думать, скидкой) исполнительный лист – то есть уже утвержденный судом долг СКЗ перед подмосковной компанией «Глобэкс грейн» в сумме порядка 8,5 млн рублей. Едва сделав это, «инвесторы» ввели через арбитражный суд наблюдение (предварительная стадия банкротства) в ОАО, и чем больше долгов скупали, тем быстрее забывали данные Виктору Тапилину обещания.

Так, коллектив предприятия, а это 192, между прочим, человека, получил зарплату только в конце 2017-го, когда Тапилин пригрозил горе-партнерам не отдать акции. Зарплату работники завода получили как расчет, потому что новые собственники заявили, что вместо СКЗ их работодателем станет новое юридическое лицо. Что имели в виду новоявленные «генералы комбикорма» непонятно, потому что уволенный коллектив никто и никуда принимать не спешит.

Вместо этого на заводе началось то, что в терминах господина Хамокова называется реконструкцией, а на деле сильно смахивает на развал и грабеж. После такой «реконструкции» работой СКЗ сможет обеспечить разве что бригаду сторожей, которые будут караулить гулкую пустоту цехов, некогда заполненных оборудованием.

Еще одним направлением удара стало ООО «Татищевская птицефабрика», где основной пакет Сейнов и компания заполучили за 50 тысяч рублей, а заплатить их, как утверждают осведомленные источники,  так и не удосужились. Предприятие контролировали дочери Виктора Тапилина, одна из них осталась директором птицефабрики и после смены владельцев. Через совсем короткое время топ-менеджер и собственники вошли в жесткий клинч, причем на первом месте в списке причин стояли даже не вопросы текущего развития, а опять-таки финансовый вопрос.

Чувство долга

Мы уже сказали, что вся эта кабардель и свистопляска на перспективном, хотя и проблемном заводе, началась со скупки долгов. «Великоновгородский комбикормовый завод», переводя на себя право требования кредиторки с саратовского предприятия, оформил цессию еще и со Сбербанком, который открыл в свое время кредитную линию для СКЗ на сумму свыше 20 млн рублей под залог всех зданий предприятия (5 корпусов, включая элеватор) и право аренды участка муниципальной земли площадью 3,2 гектара.

Заполучив завод, что называется, с потрохами, чудо-инвесторы, поставившие на наблюдение своего временного управляющего – Максима Добычина из КМ СРО АУ «Единство» — в мае 2018-го проголосовали на собрании кредиторов за введение конкурсного производства на предприятии.

Обычно это делается ради торгов, через которые активы по недорогой цене переходят в нужные руки. Но в нашем случае есть существенный нюанс, о котором мы порассуждаем позже.

Сейчас же важно отметить, что Виктор Тапилин и его команда не стали молча наблюдать, как уничтожается на корню дело всей жизни. В итоге долг СКЗ перед Сбербанком перешел из рук предприятия Расула Сейнова на Татищевскую птицефабрику, которую сейчас снова контролируют люди Тапилина.

День сегодняшний

Понятно, что этот долг — мощное оружие в полыхающем корпоративном конфликте, и дело даже не в залоговой массе, а в том, что это самая крупная по объему финансовая претензия к СКЗ.

Не потому ли фабрика целых три месяца боролась в арбитраже за то, чтобы занять законное место в реестре кредиторов? Говорят, спасибо за это нужно сказать некоей фигуре влияния, занимающей в региональном арбитражном суде значительный пост. Интересно, правда ли это?

Что же мы имеем на сегодняшний момент? Уже при новых собственниках ОАО «Саратовский комбикормовый завод» подал в арбитраж иск к ООО «Татищевская птицефабрика» на сумму 84 млн рублей. Дабы понадежнее привязать к себе саратовский актив, иск к СКЗ на 39 млн руб направил в суд Великоновгородский комбикормовый завод.

В то же время, получив свои руки право требования долга СКЗ перед Сбербанком, свой ход сделала Татищевская птицефабрика, проведя собрание кредиторов, где основанная масса проголосовала за введение внешнего управления. Господин Добычин, извещенный должным образом, это собрание проигнорировал, и на завтра,  21 сентября, назначил через ЕФРСБ свое собственное, где должен решиться вопрос либо о выходе на мировое соглашение (что вряд ли) либо о переходе из наблюдения в иную стадию банкротства.

Но, сдается, так быстро, как мечтает Добычин, этот паззл не сложится, куда быстрее вылететь из своей СРО может сам специалист по банкротствам. По вполне официальной информации, господин Добычин имеет уже массу взысканий и «последних предупреждений» от руководства своей СРО.

На этом батальном полотне, окончательно брошенный новыми владельцами, отдельно дислоцируется трудовой коллектив почти в 200 человек. Среди них — уникальные высококлассные специалисты, разработчики оригинальных рецептур, чьи знания и опыт просто пропадут, потому что наш комбикормовый завод — единственный в своем роде в Саратовской области.

Сейчас бывшие работники СКЗ активно готовят заявления в суд, так как были уволены, как они утверждают, без компенсаций и с другими нарушениями трудового права. Но в суд может уйти и другое дело – уголовное  — против экс-гендиректора Виктора Тапилина по неуплате налогов. Пожилой человек в возрасте 78 лет может пойти под суд из-за того, что покупатели совершили то, что среди людей приличных считается наглым обманом.

Впрочем, коллегой по статье для Тапилина может стать Хамоков, который в пылу сокрушительной «реконструкции» о налогах и не вспомнил. Да и вообще, крутые инвесторы почему-то не нашли даже миллиона рублей, чтобы погасить текущее потребление электричества предприятием.

За рамками этого действа остаются заинтересованные персоны: во-первых, саратовские строительные тузы, гиганты местного масштаба, в нетерпении потирающие руки, а во-вторых, в тени может прятаться еще одна интересная фигура. Говорят, что «инвесторы» из Кабарды «ураганят» на саратовской территории не просто так, а заручившись поддержкой бывшего зампреда областного правительства, вокруг которого нередко всплывали какие-то мутные истории с активами и финансами.

Если это и вправду так, то зря мы писали про безразличие саратовской власти к судьбе предприятий и про неспособность наших чиновников к практическим действиям. Есть такой прием у уличных карманников: одной рукой хлопнуть встречного по плечу, привет, мол, сколько лет, а другой вытащить у раззявы часы и бумажник.

Отсюда вывод первый: если уж у нас бывшие зампреды такие виртуозы, то мастерство ныне действующих страшно даже представить…Вывод второй: рыбак рыбака видит издалека, потому что пресловутый карманник и люди, получившие завод за копейки под обещание уплатить налоги и просто спихнувшие его в банкротство, друг друга стоят.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.