Мат в чате, уроки на ночь глядя и паникующие родители: как саратовские школьники проучились неделю «на удаленке»

uchebaКто из родителей в 21 веке не задумывался о дистанционном обучении своих детей? Корреспондент «БВ» протестировал мечту на себе.

Соблазны семейного образования, миллионы курсов на всех языках мира, он-лайн школы на каждом шагу – эта научная фантастика лезла практически изо всех щелей, а предложение, кажется, в разы превышало спрос. По крайней мере, в Саратове. Коронавирус изменил эту ситуацию в одночасье. И родители уже не задумываются о дистанционной учебе – она уже постучалась в экраны компьютеров и планшетов. Только реакция на стук у всех оказалась разной.

Школа

Сын учится в 5-м классе самой обычно школы. Учебу в этом году пропускал много – часто болел. Поэтому за неделю до официального карантина он просто сидел дома, выполняя в тетради задания из дневник.ру. Потом карантин, каникулы, на которых учителя ничего не задавали и продлили до пятого числа. Пара-тройка учителей вспомнила об окончании каникул и кинула парочку заданий в дневник.ру. Без напряга.

Что-то с чем-то началось утром понедельника 6 апреля. Накануне классный руководитель предупредила в родительском чате, что будут обычные уроки, но с 9 утра. Готовьтесь. Но без подробностей – где, как, в каком режиме будут проходить занятия неизвестно. По слухам, уроки по 30 минут, задания в он-лайн, выполненные отправлять в мессенджер учителю.

В итоге, первые дни в родительском чате в Viber царила неразбериха: рухнули сайты дневник.ру, reshu.edu.ru, за пять минут родители узнали о существовании конференции в Zoom, при том, что не у всех дома даже есть компьютеры, а выходить с телефона не удавалось технически. В какой форме делать домашку, куда отправлять, где брать задания – чат кипел и истерил, справедливо полагая, что вся нагрузка по организации учебного процесса дома почему-то полностью легла на плечи родителей.

Кстати, кто-то дозвонился на горячую линию дистанционного обучения, где сообщили о том, что у родителей есть право не согласиться на дистант и школа должна организовать малые группы не более 12 человек. На что классный руководитель ответила, что такое право есть, но дистанционное обучение – это забота о здоровье детей.

За прошедшую неделю онлайн уроки провела лишь учитель русского языка и литературы. Что, кстати, заслуживает отдельного уважения: она до недавнего времени даже электронным дневником пользовалась с трудом. Урок проходит в Zoom, длится полчаса, присутствует на нем от силы половина класса. Причем многие – с телефона, не имея дома компьютера и ноутбука. Но некоторые родители до сих пор не разобрались, как включить звук на телефоне во время конференции.

Кто-то привлекает IT-шников с работы, чтобы наладить дистанционное обучение. В целом урок, на мой взгляд, мало похож на урок: учитель успевает опросить три-четыре ученика, высказать что-то новое по теме урока и задать домашку. Но не дает расслабиться, проводя урок жестко и динамично. Для тех, кто не может выйти в Zoom, домашние задания оставляют в дневник.ру. Последний, кстати, стал работать гораздо лучше и вылетает намного реже.  На следующей неделе анонсируют он-лайн урок по математике.

Все остальные учителя предпочли сбрасывать задания в Дневник.ру. Три педагога дополняли учебники ссылками на уроки и задания ссылками на платформы resh.edu.ru и uchi.ru, открыть которые, впрочем, удавалось не всегда. Домашку надо фотографировать и отправлять для проверки на электронную почту педагога или в форму дневника.ру.

Кто-то не заморачивается и этим, давая тему и предлагая ученикам самостоятельно найти в интернете подходящий урок. Учителям сильно не хватает умения работать не по указке, а также дисциплины. Уже норма, например, получить задание в восемь вечера или прямо перед уроком с предложением «сделать его как можно быстрее».

Впрочем, по такому пути пошли не все школы. У друга моего сына, учащегося в престижном лицее Саратова, уроки сразу велись онлайн. С жестким контролем присутствующих. Но – сразу со всей параллелью, то есть примерно с 90 учениками.

Собственно уроком это назвать трудно, скорее лекция. Ученики, кстати, это поняли быстрее учителя и в чате писали матерные слова, рисовали на экране. Зато все остальное время они учатся: помимо листа домашней работы по каждому предмету задают и лист того, чтобы они написали в классе. В итоге, классную и домашнюю работу дети по предметам выполняют практически весь день.

В общем, ситуация показала, что те из учителей, кто настроен преподавать, ищут и находят выход, а кто-то предпочел пойти по привычному пути. Можно с одной стороны осуждать учителей, с другой у них нет четкого методического руководства, нет единой платформы, нет навыка работы в онлайне, наконец, нет навыков владения компьютером.

Должны ли были этим озаботиться директора школ, управление образования и минобр? На мой взгляд, да. Но, кажется, все до последнего не верили в дистанционное образование и не верят, что оно будет постоянным, думая, что это временное явление, а значит, не стоит напрягаться. Все вышесказанное, кстати, касается и родителей с учениками: кто-то сумел быстро перестроиться и продолжить учебный процесс, а кто-то явно решил оставить все как есть.

Лично для меня и сына оказалось довольно сложным не паниковать, а пытаться планомерно разобраться со всей свалившейся информацией. Ну, и заставить подростка учиться после примерно трех недель ничегонеделания – та еще задача, тем более, что работа у меня он-лайн, а младший ребенок не ходит в садик. Но, кажется, учиться дистанционно сыну нравится даже больше, чем в школе.  Самый большой плюс – не нужно рано вставать и куда-то ехать.

Ссузы и вузы

Еще сложнее ситуация в среднем профессиональном образовании. Если у школьников есть самые разнообразные онлайн платформы с уроками, то у СПО есть только электронные учебники. В сети нет уроков по специальности, например, для сварщиков, столяров, авторемонтников и так далее.  Учитывая, что в ссузах средний возраст учителей еще выше, чем в школах, освоить он-лайн уроки никто даже не пытается (на примере двух знакомых ссузов).

А руководство зачастую до последнего думает о том, что ничего не изменится. И не знает, как справиться с чисто техническими задачами, например, подключить 600 учеников к он-лайн занятиям. В итоге, пока дистант свелся к рассылке на электронную почту домашних заданий.

Кстати, в ссузах, студенты — это в основной своей массе подростки 15-17 лет, у которых личные интересы явно преобладают над необходимостью учиться. Вопрос, как заставить и так не сильно успевающих студентов учиться еще и дистанционно, для ссузов остается открытым. В итоге, домашнюю работу присылают единицы.

На примере Саратовского медуниверститета может показаться, что черт не так страшен, как его малюют. Но и там дистанционное обучение сводится к тому, что преподаватели на сайт факультета выкладывают задания по предметам. На выполнение каждого из них отводится полтора часа, после чего работа отправляется на электронку преподавателю.

Правда, считают, студенты, некоторые педагоги не оценивают объем заданий, в итоге, выполнить работу за отведенное время не получается. Об онлайн занятиях речь даже не велась. По мнению студентов, возможно, что в этом и нет смысла: на анатомии кости все равно надо видеть воочию.

Кстати, из трех практик в этом году у студентов прошла лишь одна, возможно остальные будут летом. К работе в больницах студентов если и привлекают, то только старших курсов.  О продолжении дистанта после карантина речь, видимо, тоже не идет. 

В целом, кажется, что к дистанту система образования России оказалась в подавляющем большинстве своем не готова. Именно поэтому звучат предложения открыть школы или закончить учебный год досрочно, а депутаты Госдумы вдруг озаботились срочной разработкой и ведением единых стандартов дистанционного образования.

Но как бы не хотелось возмутиться происходящим хаосом, мне нравится идея директора по развитию Национальной родительской ассоциации Марианны Шевченко дать школам самим разобраться с процессом и получить, потому что финансовые и технические возможности везде разные. А когда закончится учебный год, совместно проанализировать работу и сформулировать единые стандарты. Правда, есть опасения, что в силу регидности системы и выстроенной жесткой вертикали подчинения, школы будут лишь ждать очередных указаний от министерства, не пытаясь наладить собственную схему работы. Как это во многом и происходит сейчас.

2 комментарии

  • Блог Игоря Яковенко, журналиста и социолога.10.04.2020. МОНЕТИЗАЦИЯ КОРОНАВИРУСА И ПЕРЕСБОРКА ПУТИНСКОГО «БОЛЬШИНСТВА». Российский чиновник и депутат очень любит вольерную охоту. Не надо никого выслеживать, сидеть в засаде, ждать, кормить комаров. Зверь в загоне, никуда не денется, подошел вплотную – выстрелил и все. Красота!
    Российская популяция в условиях введенного «режима самоизоляции» — термин, которого не существует в языке права – оказалась в роли загнанной в загон дичи. Восстановлен старый добрый советский железный занавес – дичь из вольера никуда не денется. Потихоньку начался отстрел. Московские суды оштрафовали девять человек за нарушение «режима самоизоляции». Основание одно: «находились на дистанции больше 100 метров от адреса фактического проживания в отсутствие оснований, предусмотренных, с том числе, указом мэра». Вообще-то вот эту запретную «стометровку» Собянин прописал для собачников. В отношении всех остальных граждан даже этого, вполне беззаконного запрета в мэрском указе нет. Там велено выходить из дома только в «ближайший» магазин, а уж сколько до него метров, это даже Собянин решил не уточнять. В постановлениях судов указано, что преступные «самоизолянты» отошли от своих домов кто на 400 метров, кто на 500, а кто и на целый километр. Кара для всех одинаковая – по 15 тысяч. Хотя напрашивается дифферен-цированная шкала – в зависимости от масштаба преступления, измеряемого в метрах, отде-ляющих преступника от его дома. Скажем, отошел на 101 метр – плати 15 тысяч, на 200 метров – с вас 30 тысяч, и т.д. Пандемия открывает новые перспективы для пополнения регионального и федерального бюджетов. Оказалось, что этот коронавирус вполне моне-тизируется, главное быстро сориентироваться. Вот, например, вполне ожидаемый рост цен на продукты. В Москве имбирь подорожал в 20 раз, консервы, чай, кофе, какао – на 20%, хлеб и макароны – на 15%. И это понятно и вполне обоснованно. Соловьев может сколько угодно орать из телевизора, что россиянам наплевать на падение цен на нефть и курс доллара, но если что-то ввозится за доллары, а продается за рубли, то рост цен неизбежен. И даже на отечественные товары цены будут расти, поскольку в цене сидят расходы транспортных компаний, которые с начала марта существенно выросли. Реакция властей оказалась вполне ожидаемой: «Единая Россия» постановила – запретить ценам расти. Премьер Мишустин поддержал. Володин обозвал рост цен «беспределом» и указал конкрет-ных наиболее злостных «беспредельщиков»: торговые сети «Пятерочка», «Лента» и «Маг-нит». Мишустину 54 года, Володину – 56 лет. Один прожил в Советском Союзе 25 лет, другой – 27. Не могут не помнить, что такое административная «заморозка» цен. Результат всегда один, причем, в трех лицах: дефицит, расцвет спекуляции и черный рынок. Иного не бывает. Спекулянтов можно расстреливать, но это только увеличит цены на черном рынке, посколь-ку в цену товара будет включен масштаб риска. По этим граблям мы гуляли 74 года. Свежая попытка «регулировать» цены на маски привела к тому, что масок в аптеках просто нет. То есть «Единая Россия» и Мишустин, образовав вместе с коронавирусом преступную группу, создают условия для возникновения черного рынка еды и обогащения спекулянтов. Covid-19 отменил путинскую трехходовку по созданию его эксклюзивного положения на планете, включающую майский триумф победобесия и передел мира в рамках «Ялты.2». Вначале Путин никак не мог поверить, что такой пустяк может разрушить его планы, несколько растерялся и на какое-то время исчез из публичного поля. Затем принялся действовать по принципу: «раз не удалось искупать коней в шампанском, будем обливать кота пивом». Для начала вместо присвоения себе лавров главного победителя во Второй мировой войне, примазался к виктории над печенегами и половцами. В «апешечке» разработали критерии для губернаторов, по которым будут судить об их успехах в борьбе с пандемией. Важнейший критерий – создание позитивного имиджа Путина. Информационные войска ведут массиро-ванное наступления на мозги граждан, в режиме 24/7 вдалбливая в них две идеи: весь мир сдался коронавирусу и гибнет, а в России – остров стабильности и здоровья благодаря мудрости Путина. Пересборка путинского «большинства» под лозунгом: «сплотимся вокруг национального лидера перед лицом угрозы пандемии» — идет полным ходом. На пути этой спецоперации неизбежно встанут несколько труднопреодолимых препятствий. Во-первых, в условиях резкого обнищания большинства населения главным чувствами неизбежно станет острое недовольство властью, которое довольно быстро перерастет в ненависть. Во-вторых, обнищание неизбежно затронет то ядро путинской поддержки, которое позволяло осущест-влять режим «суверенной демократии». Никакие директора школ, никакие гастарбайтеры и прочий бессловесный люд больше не помогут Путину выиграть даже самые фейковые выборы. Сохранить власть он сможет только путем голого насилия. Путинизм прошел «гибридную» стадию и ползет в сторону классической диктатуры. Блог Игоря Яковенко.

  • Николай

    Это так называемое обучение, профанация. Может это начало оптимизации школ,по примеру оптимизации здравоохранения. Если вспомнить фразу из фильма «Москва слезам не верит», можно предположить, что «Через двадцать лет ничего не будет, ни школ, ни учителей, одно сплошное телевидение».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.