Ряд сделок балашовской «Ростагро-Саратов» признаны недействительными. Компания должна банку «Траст» 14 млрд

Аграрная компания оказалось должником ПАО Банк «Траст» на сумму свыше 14 миллиардов рублей.

Иск о несостоятельности ООО «Ростагро-Саратов» банк подал в июне 2020 года и уже в августе получил судебное решение о введении конкурсного производства. На тот момент претензии банка составляли 2,3 млрд рублей, других кредиторов в процессе не было.

Активы «Ростагро-Саратов» попали под контроль банка плохих долгов, которым по факту является «Траст», в августе 2018 года. За год до того, в 2017-м, началась санация «Бинбанка», в ходе которой в специальном фонде «Траста» осели его непрофильные активы.

После этого «Траст» приступил к банкротству структур, входящих в холдинг «Ростагро». Саму группу «Ростагро» (до 2017 года — «Росагро») связывали с ГК «Бин», бенефициарами которой выступали Микаил Шишханов и Михаил Гуцериев. На «Росагро-Саратов» некогда приходились значительные земельные угодья. По данным УКМ «Росагро», в регионе у нее имелось 42 тысяч га сельхозземель, в долгосрочной аренде еще и 48 тыс. га в Федоровском районе.

Всего же земли агрохолдинга в Саратовской, Пензенской, Воронежской, Липецкой областях и Ставрополье на 2018 год составляли 377 тысяч га.

Однако эти земельные активы и прочие материальные богатства балашовской компании оказались обременены гигантской пирамидой долгов. Она выросла из транзакций членов холдинга, а также беспрецедентно-огромных займов, которые Бинбанк выдавал агарным активам группы.

Из публикаций на сайте суда видно, что финансовая жизнь агропредприятия была весьма насыщенной: в 2012 году Бинбанк дал взаймы «Аграрному Альянсу» (так первоначально называлось «Ростагро-Саратов») 755 миллионов рублей, приняв в залог активы в десятки раз дешевле, в 2014 одолжил 950 миллионов тоже под скромный залог, а в 2015-м 800 миллионов отсыпал Рост-банк, который в 2018 году влился в «Траст». В 2016 году этот банк продолжил кредитование агрария и выдал ему 330 миллионов, а затем еще 500 миллионов.

На момент введения банкротства долг по этому кредиту перевалил за 1,3 миллиарда, хотя как можно разориться при таких огромных вливаниях – непонятно. Если они, конечно, были…

В 2019 году бросать деньги в черную дыру «Ростагро-Саратов» начал уже сам «Траст», выдав три кредита общей суммой порядка 70 миллионов.

В свою очередь, сама балашовская компания щедро раздавала поручительства за другого члена холдинга – «Голд Агро» (3 млрд рублей), ручалась и за «Романовскую Ниву», «РС-трейд», «Тамала-элеватор», «Централь» (всего на более 2 млрд рублей). Также балашовский аграрий выдавал и независимые гарантии банкам за агрокомпании, таковых набралось на сумму более 1 млрд рублей.

Но когда в «Ростагро-Саратов» пришел назначенный судом конкурсный управляющий Вячеслав Полушин (САУ «Содействие»), он обнаружил, что за душой у банкрота осталось только два участка, оба в Балашовском районе: площадью 9,2 тыс. кв.м (в собственности) и 6,5 тыс. кв. м (в аренде). После этого Полушин подал 10 заявлений о признании сделок недействительными, требуя с бывших партнеров банкрота более 50 участков и свыше 60 единиц техники. Среди оспариваемых сделок и уступка прав требования 58 млн рублей компании «Бурнефтегаз».

Претензии конкурсный управляющий предъявил и к физлицам, среди них Ирина Луневич, в собственность которой выведены по договорам купли –продажи 2017-2018 годов 20 участков в Балашовском районе общей площадью почти 4 тыс. га.

Почти все эти контрагенты «Ростагро-Саратов» на сегодняшний день и сами в банкротстве, что наводит на мысль, что под видом агрокредитов банки занимались банальным выводом средств. На многие странности обратили внимание налоговики и даже вышли с ходатайством не включать в реестр новые требования «Траста» на 8,5 млрд рублей, подчеркнув, что «Ростагро-Саратов» давал поручительства в период, когда уже сам не мог платить по долгам.

Попытка налоговиков успеха не имела, не всегда суд шел на встречу и конкурсному управляющему. Так, еще в апреле арбитраж отказал Полушину и не взыскал в конкурсную массу 4,5 млн рублей с некоего Александра Пьянченкова, в собственности Магомеда Абубакарова остались 6 участков, купленные у компании в 2017 году, не удалось вернуть выведенные на Ирину Луневич земельные богатства, ушедшие затем в компании «Русгрейн» и «Новая земля». По решениям суда, вынесенным в июне и июле, в компании «Опттрейд» осталось порядка 60 единиц техники банкрота.

И только в августе появился полный текст решения, согласно которому член холдинга ООО «Агротрейд» обязан вернуть банкроту права требования в размере 100 143 805 рублей. Суд установил, что «Ростагро Саратов» передал права требования в 2017 году, а уже в 2018-м произошло значительное ухудшение его финансовых показателей. Причинами этого было в числе прочего отчуждение основных активов будущего банкрота.

Права требования ушли к компании, которая входила с банкротом в один холдинг, сделка была нацелена на вывод ликвидного актива для причинения вреда имущественным правам кредиторов. При этом получив право, «Агротрейд» его не оплатил, так как на момент цессии сам имел за душой лишь дебиторку на 1,5 млрд рублей, финансовые вложения на сумму 649,8 миллиона, реальных же денежных средств у компании было всего 25 тыс. рублей. При этом заемные средства и кредиторская задолженность «Агротрейда» составляли свыше 2 миллиардов.

Справка «БВ». ООО «Ростагро-Саратов» было учреждено в 2010 году в Балашове с основным видом деятельности выращивание зерновых. В январе 2019 года компания добавила себе дополнительные ОКВЭДы — аренда и лизинг сельскохозяйственного и грузового транспорта. Выручка компании в 2019 году снизилась на 286 млн рублей и составила 186,2 млн. Но если в 2018 году компания показала убыток в 2,1 млрд рублей, год спустя он сократился до 311,7 млн. В 2020 году выручка составила 45 млн рублей, чистый убыток 55 миллионов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.