Саратовский зерновой трейдер: гречки в регионе хоть завались, рост цен на крупы вызван искусственно

cereals-609243_1280Заработать на искусственно созданном ажиотаже с гречкой или торговать пшеницей, которая теперь стоит дороже нефти? Ситуация с коронавирусом вызвала к жизни неоднозначные решения на продовольственном рынке как Саратовской области, так и России.

Ряд информационных вбросов в Саратовской области способствовал созданию искусственного спроса на гречку. По словам независимого зернового трейдера Юрия Молочко, ряд местных компаний воспользовались моментом и искусственно подогрели спрос на гречку, повысив цены на нее.

– Чтобы сбить панику, правительство РФ  на 10 дней ввело ограничение на вывоз готовой продукции – круп – начиная с 20 марта. Думаю, этого будет вполне достаточно, а дальше чиновники будут смотреть по ситуации, — отметил он.

По словам Молочко, в Саратовской области в наличии огромные запасы сырья для изготовления круп, много предложений по продаже. И призвал не поддаваться панике. 

Между тем, у трейдеров есть возможность заработать на пшенице: согласно последнему отчету «Совэкона», в РФ зафиксирован беспрецедентный рост средних цен на продовольственную пшеницу в период с 16 по 20 марта. Впервые за всю историю котировок цена 1 тонна зерна стоит 13,27 тыс. рублей.  Тонна российской нефти Urals в это время стоила 12,85 тыс. рублей .

Эксперты объясняют взлет резким падением рубля и высокими мировыми ценами: в отличие от остальных рынков цены на зерно на мировых рынках только росли. Мировые экспортеры также среагировали на слухи о возможном ограничении экспорта зерна. В итоге российская пшеница после резкого падения остановилась на уровне $207 за тонну. Покупатели предлагают за российскую пшеницу $199–200 за тонну.

По данным экспертов, переработчики и экспортеры активно поднимают закупочные цены. Фермеры с этим не спешат, желая получить средства на посевную, освободить склады и продать до возможного введения ограничений на экспорт.

При этом наблюдатели расходятся во мнениях о том, вырастут ли объемы продаваемого зерна. Одни считают, что производители в силу указанных выше причин не будут придерживать запасы. Другие отмечают, что часть держателей зерна «заняли выжидательную позицию». Третьи же говорят о том, что производители нарочно удерживают объемы и повышают цены, желая заработать на курсе доллара и «сверхдоходах» российских экспортеров. В последнем случае производители рискуют остаться со своим зерном до следующего урожая.

Говоря о цене на зерно на внутреннем рынке, эксперты «Ъ» прогнозируют дальнейший рост, отмечая связь с курсом рубля и предрекая, что продлится он не долго, так как российская пшеница может стать слишком дорогой для экспортеров.

В свою очередь, Юрий Молочко, констатирует, что «саратовский рынок зерна вроде растет, но на самом деле очень вялый».

— Никто не знает, отыграет сейчас нефть или нет. Можно заключить контракты на высоком долларе, а вдруг он возьмет и упадет? У производителей зерно покупается за рубли и, значит, можно «попасть». Поэтому сейчас все смотрят, как долго это продлится, насколько стабильна существующая цена доллара. Делать прогнозы – дело неблагодарное, надо работать «по рынку», не лениться и искать больше вариантов, — считает трейдер.

Эксперт сомневается в возможном ограничении экспорта зерна, отметив лишь, что такое возможно за счет поднятия пошлины на вывоз пшеницы. Юрий Молочко также считает, что государство может снизить цены на пшеницу на внутреннем рынке за счет зерна интервенционного фонда, однако он не видит в этом смысла.

– Наоборот, сейчас нужно открываться, приглашать инвесторов к нам. Правительство РФ уже говорит об отмене санкций, — уточнил он.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.