Страшней баклана зверя нет: за что Саратовская облдума ополчилась на пернатых

baklanОхота на большого баклана стала первым вопросом в повестке дня сегодняшнего заседания аграрного комитета Саратовской облдумы. Депутаты с энтузиазмом обсуждали вопрос, стоит ли включать этих птиц в список охотничьей дичи, которую разрешено стрелять.

Поправки в областной закон об охотничьих ресурсах, позволяющие стрелять баклана, предложили депутаты Николай Семенец, Олег Алексеев и сам глава аграрного комитета Николай Кузнецов. Летом они уже разбирались в региональном парламенте и первое чтение проект прошел. Теперь комитет решил обсудить его вновь и вынести на думское заседание для принятия во втором чтении.

Тема дискуссии была подана аудитории с оттенками апокалипсиса. Большой баклан, как было заявлено в начале заседания — страшно вредная для волжской акватории птица. Во-первых, баклан рыбояден и в день ему нужно по 1 кг рыбы, причем что не съест, он понадкусывает. Ущерб рыбе от популяции бакланов сравнили с несвоевременным сбросом воды ГЭС и всеми браконьерами вместе взятыми.

Во-вторых, помет баклана, как следовало из пояснений и специально продемонстрированного видеоролика, по убойной силе сравним с химоружием — растительность от него засыхает и погибает, и там, где посидела стая, остаются одни коряги. Наконец баклан — источник кишечных паразитов, опасных для рыб и людей и птичьего гриппа заодно.

— Проблема назрела и требует незамедлительного решения. Принятие закона позволит регулировать численность без ущерба популяции, — заявил Николай Кузнецов.

Справиться с бедой было предложено силой охотников, которые до сих пор бакланов стрелять не имели права, хотя в соседней Волгоградской области платят по 50 рублей за каждую подстреленную птицу. В Самарской области на баклана охотятся, правда отстреливают всего 2% популяции, что особо на численность птиц не влияет. В Саратовской области, согласно озвученным на думе цифрам, сейчас летает где-то 30 тысяч бакланов. В соседей Самарской, несмотря на всю охоту, их 35 тысяч.

Но не все участники заседания были готовы разделить настроения инициаторов проекта. Депутат Дмитрий Ханенко отметил, что пояснение привлеченного им эксперта-орнитолога Николая Якушева из материалов к обсуждению исчезло. Выслушать приглашенного специалиста члены комитета тоже не пожелали. Парламентарий обратил внимание на то, что в документе не продуман ряд существенных моментов. Отстрел птицы на воде может быть опасен для отдыхающих на Волге людей, кроме того — сам подход к контролю численности бакланов выглядит непрофессионально.

— Я не считаю такой подход приемлемым, когда птицы делятся на вредных и полезных. Чаек больше чем бакланов. Лебедь тоже хищная птица, он и гнезда разоряет, — заметил Дмитрий Ханенко. — Если научное сообщество придет к выводу, что численность бакланов нужно регулировать, пусть это делают не охотники, а специалисты. Полезнее заняться проблемой с мышиной лихорадкой. Но этот вопрос остается вне поля нашего внимания, все сосредоточились на этом несчастном баклане.

Коллегу поддержал депутат Александр Анидалов. Он усомнился в том, что механизм регулирования численности бакланов с привлечением охотников будет действенным. Ведь птица по сути дела малосъедобная, как охотничий трофей она ценности не представляет.

Депутат Александр Нараевский, как и Анидалов — из фракции КПРФ, сам оказался охотником и немедленно с однопартийцем заспорил. По сидящей на воде птице, по его словам, стрелять можно. У гладкоствольного ружья опасная для человека дальность, если оно заряжено дробью, всего 70 метров, а птицу бьют с более дальнего расстояния. Кроме того, Нараевский напомнил, что охота и на ворону разрешена, хотя никому не придет в голову ее есть.

Правда, пояснения главы комитета по охотничьему хозяйству Игоря Потапова поставили под сомнение сам факт, что на бакланов кто-то рискнет охотиться. Птица, по его словам, действительно переносчик опасных инфекций и кишечных паразитов. Комитет их сам периодически отстреливает ради исследований и тушки передает в институт «Микроб». Кроме того, баклан острожная и хитрая птица, подстрелить его непросто и не всякая дробь для этого подходит.

Директор Саратовского научно-исследовательского института озерного и речного рыбного хозяйства Владимир Шашуловский призвал не делать Саратовскую область рассадником бакланов, в противном случае он пообещал эпидемии опасных болезней среди рыб и рыболовов, и такие, что «мышиная лихорадка покажется детским испугом».

— И как баклан еще планету не уничтожил за миллионы лет эволюции, — с иронией заметил Николай Бондаренко. — А эти игры в бога наводят на мысли. Закон этот уже называют «законом Семенца», с чего так яро Николай Яковлевич переживает за будущее? Никакие охотники стрелять баклана не будут, а вот рыбопромысловые хозяйства — будут. Ни у кого из присутствующих нет таких хозяйств?».

— Мы охотников слушаем, а орнитологов — нет. Китай воробьев уже истреблял, — напомнил Дмитрий Ханенко. — Хорошо, пусть баклан — птица вредная. Кто будет утилизовать отстреленных? Ведь даже бродячих собак истребляют специализированные организации. Никто не ставит вопрос о последствиях.

Николай Бондаренко также усомнился, что если баклан столь вреден, его можно доверять охотникам. Не заразятся ли они от такой опасной птицы? Тем не менее, проект был рекомендован к принятию во втором чтении.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.