Там, где клен шумит: в Пензе варят кленовый сироп не хуже канадского. На очереди малина, кабачки и потребкооперация

ООО «Пензенские кленоварни» в Бековском районе Пензенской области вполне могут стать местной достопримечательностью. Чего только стоит целый лес кленов, опутанных трубками, не говоря уже о вкусном кленовом сиропе, который варится здесь же. Правда, финансовые показатели ООО пока далеки от идеальных.

Популярную тему импортозамещения развивают в Пензенской области. Местный производитель кленового сиропа уже сейчас занимает более 60% российского рынка этого деликатеса. Основные конкуренты остались в Канаде.

Предприятие «Пензенские кленоварни» было зарегистрировано в 2017 году. Основатели — Иван Меркулов, отец и сын Анашины. 

Они как раз отвечают за технологию, уже давно заинтересовавшись производством кленового сиропа.

— Как-то на нашей подмосковной даче мы с отцом поэкспериментировали с кленовым соком, — вспоминает в интервью Комсомольской правды младший кленовар Александр Анашин. — Кустарно, в кастрюлях сварили. Получилось что-то сладкое. Побежали в магазины и скупили все канадские образцы, чтобы сравнить. Попробовали. Ба! Да у нас не хуже! Угостили Ивана Меркулова, в компании которого я работал, и тот мысль подхватил: все, делаем кленовый сироп!

Встал вопрос о том, где взять столько кленов для производства. Анашин-старший вспомнил о своей малой родине — деревне Сурки в Пензенской области, вокруг которой растут настоящие кленовые леса.

Предприниматели взяли в аренду 18 квадратных километров леса и начали производство. Сейчас на сайте сообщается, что территория добычи сока составляет 250 га, а в системе сбора — более 30 тыс. деревьев.

И, кажется, туристам стоит здесь побывать минимум дважды в год. И не только ради самого сиропа. Например, осенью кленовый лес поражает разнообразием красок. Зато весной похож на медицинскую лабораторию: все деревья опутаны системой трубок разного диаметра для сбора сока. Это кленопровод: у предприятия есть всего 4-5 недель в году для сбора сока, пока не распустились листья. Длина кленопровода — 200 км.

— Высверливается небольшое отверстие, туда вставляется сосок и соединяется трубками, по которым сок и поступает в место сбора. 170 км таких трубок по всему лесу, отечественные, прочные — выдерживают ночные заморозки, и кабаны их не порвут, — рассказал Александр. Предприниматели уверены, что их система сбора самая технологичная и безопасная — деревья от нее никак не страдают.

Причем, технологии заимствовали оригинальные — канадские. Эта страна — признанный лидер по производству кленового сиропа. Правда, канадские кленовары не поверили, что русские способны производить этот продукт.

Хотя родственниками оказались даже деревья — российский остролистный клен и американский красный клен. Отличие лишь в сахаристости — в зарубежном клене она выше: для одного литра сиропа требуется всего 40 литров сока, а не 65 литров как в российском. 

В хороший день кленовары собирают до 100 тонн сока, в прошлом году было собрано 1,2 млн литров. 

Жидкость сначала поступает в две ванны в кленоварне. Здесь ее ждет обратный осмос, благодаря которому из сока удаляется лишняя вода, он становится более концентрированным.

Затем у сока — процедура выпаривания. Для этого из Канады была привезена специальная дровяная печь. Сначала она стояла в самом поселке Сурки, за 11 километров от леса, но предприниматели замучались ежедневно доставлять туда сок и решили проблему, переместив печь в лес. На выходе из нее получается сироп с долей с содержанием сухого вещества 66%. 

За прошлый год пензенские кленовары получили 20 тыс. литров сиропа, разлитого в бутылочки по 200 и 500 мл.

Раньше купить его можно было в интернет-магазине компании, но сейчас он не работает. 

Впрочем, купить лакомство можно во Вкусвилле, Перекрестке, магазинах для кондитеров, а также на маркетплейсах Ozon и WildBerries. На последнем 200 мл сиропа обойдутся в чуть больше 400 рублей. Продажи можно назвать успешными — в таком объеме на этой площадке продукцию пензенской кленоварни купили более 5 тыс. раз. 

Отзывы тоже в основном положительные, хотя встречаются и негативные — покупатели утверждают, что продукт невкусный, ощущается один сахар. Производитель заверяет, что продает чистый сироп, без грамма сахара. 

По словам основного владельца предприятия Ивана Меркулова (75%), компания уже вышла на самоокупаемость. По данным Checko, за прошлый год ООО выручило 37,4 млн рублей, что ниже показателя предыдущего года на 22%. Убытки тоже выросли на 38 тыс. процентов — до 3,8 млн рублей. 2020 год компания закончила с прибылью в 10 тыс. рублей. 

Впрочем, Иван Меркулов называет кленовый сироп малой частью большого проекта. В планах у него агроплатформа «СОТА», на базе которой будет развиваться и агрогастрономический туризм.

— Для каждого сельского поселения можно найти 3 — 4 брендовых продукта, которые могут производить живущие на этой территории люди, с использованием самых современных технологий, — поясняет Иван Меркулов. 

Его, кстати, уже можно считать экспертом в этом вопросе. Кроме кленов уже три года он занимается малиной. По его данным, для переработки и торговли Россия потребляет около 11 тыс. тонн малины ежегодно. Из них — только 600 тонн приходятся на отечественных производителей, остальное — импорт из Польши, Сербии, Китая и Марокко. 

Г-н Меркулов уверен, что знает, как можно произвести 2 тыс. тонн — его компания уже произвела в прошлом году 100 тонн ягоды. В его портфеле — и производство кабачков для детского пюре. 

— Мы помогаем людям создавать свои крестьянские (фермерские) хозяйства, получать гранты, совместно трудиться для получения качественного урожая и его переработки. Но агроплатформа с радостью может работать и с бабушками. Вот есть у бабушки пять соток, мы дадим ей саженцы малины, поставим технологию, и она соберет с них около тонны ягоды, а наша агроплатформа гарантированно выкупит весь урожай за 130 — 150 тысяч рублей, — рассказывает он, уверяя, что спрос на малиновые сиропы и пюре — бешеный. 

Правда, на том же маркетплейсе малиновый сироп от «Пензенских кленоваров» купили всего 700 раз. Впрочем, видимо, это только начало: осенью, по его словам, закончится строительство завода по переработке малины и овощей. 

Речь, видимо, идет также о Пензенской области: здесь же в пос. Сурки на Ивана Меркулова зарегистрировано ООО «Грин Пипл». Работает компания с 2020 года, основной вид деятельности — оптовая торговля фруктами и овощами. В 2021 году зеленые человечки заработали 52,3 млн рублей, чистая прибыль составила 2,5 млн рублей. 

Иван Меркулов уверен, что на земле люди могут выращивать что угодно, а потом «СОТА» будет это скупать. Идея не новая — потребкооперацию придумали задолго до этого. Бизнесмен же уверен, что таким образом можно «вернуть людей из Москвы в родные края, где они будут достойно зарабатывать и ценить общий труд». В его презентации — дома для будущих сотрудников, включающие участок с хозпостройками, теплицей и курятником.

Справка «БВ». Основной бизнес Ивана Меркулова связан с Москвой. С 2013 года здесь действует ООО «Пир ЭКСПО», основной вид деятельности — организация конференций и выставок. Владеет ООО чета Меркуловых на паритетных началах. Выручка прошлого года — 227,6 млн рублей, чистая прибыль — 28,1 млн рублей.  В столице же находится и ООО «Ярмарка Пир» с теми же учредителями и видом деятельности. В 2021 году выручка составила 59,7 млн рублей, чистая прибыль — 668 тыс. рублей. 

В Калужской области предприниматель с 2016 года числится учредителем (33,3%) ООО АПП «Слободские ягодники». Компания с 2013 года выращивает плодовые и ягодные культуры. Финансовые показатели пляшут, но 2021 год ООО закончило с ростом выручки до 22,5 млн рублей. Чистая прибыль составила 5,5 млн рублей. 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.