АСВ ликвидирует саратовский «WDB-банк» после талантливого вывода активов прежними владельцами

bank2Агентство по страхованию вкладов (АСВ) не сумело добиться для лиц, контролировавших банк, ни уголовной, ни субсидиарной ответственности.

За время банкротства, как сообщает ликвидатор, требования вкладчиков удовлетворены на 42%. Всего, по данным АСВ, на выплаты направлены денежные средства в размере 985 877 тыс. руб.

Один из крупных региональных игроков, «Поволжский немецкий банк» (он же «WDB-банк») стал жертвой кризиса 2008 года и собственной стратегии, из-за которой привлеченные у вкладчиков средства вкладывались в основном в проекты группы компаний WDB. Акционеры заявили о добровольной ликвидации банка 9 апреля 2009 года, но уже 7 мая по приказу Банка России у кредитного учреждения была отозвана лицензия, в ПНБ была введена временная администрация.

По подсчетам АСВ, компании холдинга задолжали банку порядка 2,4 млрд руб. Вкладчикам государство возместило 2,28 млрд руб, начав затем взыскивать эту сумму с банкрота.

Впрочем, несостоятельным ЗАО «Поволжский немецкий банк» был признан только в августе 2010 года. Долгое время банкиры, желавшие ликвидироваться добровольно, сопротивлялись введению конкурсного производства. Член банкирского тандема – Геннадий Шмидт – даже подавал встречный иск к региональному ГУ Центробанка.

Год до введения конкурсного производства, а также время до объявления о собственной добровольной ликвидации, были использованы финансистами в полной мере. Активы холдинга были выведены так, что комар не смог подточить носа, а АСВ — доказать обязанность компаний холдинга платить по долгам банка, равно как и контролирующих лиц — нести субсидиарную ответственность за выведенные средства.

Тем не менее, еще осенью 2009 года Геннадий Шмидт стал обвиняемым по ч.1. ст. 201 УК РФ («превышение должностных полномочий»), ему инкриминировалось неправомерное отчуждение помещений банка на ул. Московской в размере 3733 кв.м. Помещения господин Шмидт продал за 10 млн руб, а временный управляющий решил, что это дешево.

А вот дело по куда более серьезному составу — преднамеренному банкротству (ст.196 УК РФ) – возбудить в отношении прежнего руководства банка не удалось вообще. АСВ боролось за это с 2010 по 2014 годы, но полиция региона так и не усмотрела оснований.

А между тем ликвидатор обнаружил, что накануне заявления о ликвидации банка его хозяева Геннадий и Виктор Шмидты вывели из кредитного учреждения при расторжении договора о финансовой помощи ликвидные векселя ООО «Кронверк» и самого банка более чем на 200 млн рублей.

АСВ сочло это сделкой с заинтересованностью и просило Арбитражный суд Саратовской области обязать банкиров вернуть в банк либо векселя, либо деньги по номиналу. Однако суды и первой и апелляционной инстанций отклонили заявление, так как оригиналы договоров и документы, свидетельствующие об их исполнении, так и не удалось обнаружить.

Была в ходе этого долгого банкротства и попытка АСВ привлечь к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих банк. Но этого ликвидатор не смог добиться, хотя дошел даже до Верховного суда РФ. АСВ доказывало, что по вине 11 лиц, контролирующих банк (в том числе Виктора Смотрова, Геннадия Шмидта, Виктора Шмидта, Алексея Кипарисова, Сергея Григорьева, Геннадия Разумного) ПНБ выдал кредиты на 1,7 млрд рублей ряду компаний, которые не вели на момент получения средств хозяйственную деятельность, не имели собственного имущества и доходов, но зато были связаны с банком, его акционерами и руководством, а также друг с другом.

В ходе конкурсного производства АСВ удалось вернуть 300 млн рублей, а если бы ликвидатор заставил Шмидтов сотоварищи платить 1,4 млрд, то остаток непогашенной задолженности банка был бы существенно меньше.

Еще одна неудача ликвидатора связана с имущественным спором, когда АСВ не сумело доказать в суде, что некто Василий Кирюшатов в феврале 2009 года по заниженной цене приобрел у банка три здания и земельный участок в Саратове на ул.Московской,159. Кирюшатов заплатил за покупку 43 млн рублей, а АСВ доказывал, что имущество стоило не менее 92 млн. Однако и этот иск госкорпорация проиграла.

В июле этого года, кстати, вокруг этих объектов внезапно вспыхнули страсти. Оказывается, собственники (теперь это граждане Самуэль Фукс, Геннадий Шмидт, а также лица из «кронверкской» семьи) решили построить здесь деловой центр, сумев взять в аренду часть придомовой территории, попутно разрушая сараи, гаражи и угрожая детской площадке. Однако депутат Госдумы Ольга Баталина всем показала, что такое «медвежий» ресурс, в считанные дни подняв на защиту двора Минстрой, мэрию, прокуроров и проч.

Рассказывая о талантливой работе банкиров со своими активами, отметим также, что в свободном плаванье, а не в ответе по долгам, находится строительная компания «Кронверк», бывшая птицефабрика им. К. Маркса превратилась в ООО «Покровк-актив» и вошла в местный холдинг «Росгаро», нормально себя чувствует цементный завод, открывшийся в Вольске на площадке местного предприятия «Коммунар». В сфере влияния экс-банкиров осталось и уникальное месторождение цементного сырья, за которое в середине 2000-х бились такие гиганты, как компания Филарета Гальчева, но благодаря действиям местного управления Роснедр все федеральные тузы остались с носом, а Виктор и Геннадий Шмидты — с месторождением.

Всего за 6 лет конкурсного производства, на 1 августа 2016 года, через взыскание долгов по суду и оспаривание сомнительных сделок ликвидатору удалось вернуть в банк чуть больше 113 млн рублей. 23 августа АСВ направило в Банк России ликвидационный баланс ПНБ, вопрос о завершении процедуры будет рассматриваться арбитражным судом 26 сентября.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.