Bloomberg: круизные лайнеры массово отправляют в утиль, покупатели сметают с них все — даже унитазы

В связи с пандемией выросло число списанных кораблей.

Корабль Carnival Fantasy был известен своим диковинным декором, весельем на всю ночь и размером – в те времена 2000 пассажиров казались чем-то невероятным. Атмосфера «Веселого корабля», которую он представил в 1990 году, олицетворяли  пиано-бар в египетском стиле, украшенный фальшивым саркофагом, и блестящий атриум со стеклянной крышкой, бывший центром социальной жизни.

Сегодня Carnival Fantasy привлекает совсем иную публику. В июле 30-летний корабль отправился в Эгейское море, завершив свой последний рейс в турецкой Алиага — столице разборки судов.

Теперь он покоится на верфи для разборки, где старые грузовые корабли, танкеры, исследовательские суда, а теперь и круизные лайнеры, вышедшие на пенсию во время пандемии Covid-19, разбираются и раздираются на части. В этом случае они не будут распилены пополам, чтобы быть реконструированными и вновь собранными.

Вместо этого вокруг частично разобранных внутренностей Fantasy вертятся покупатели из самых разных отраслей, которые ищут самые выгодные предложения на все — от произведений искусства и кухонной посуды до электрических проводов и раковин из нержавеющей стали.

Для круизной компании это возможность окупить хотя бы некоторую стоимость актива, который в настоящее время является мертвым грузом. Хотя его стоимость с годами снизилась, Fantasy был первоначально построен примерно за 225 миллионов долларов. Для перерабатывающих компаний, которые покупают судно за наличные и берут на себя опасную задачу по вывозу ценных вещей, это месячная перепродажа.

Carnival Fantasy, пришвартованный в Нассау, Багамы, в первые годы своего существования. Фотограф: Стивен Д. Старр / Corbis Historical.

Сокращение потерь

Трудно оценить, сколько именно денег приносит переработка круизных лайнеров. Компании не сразу раскрывают ценники проданных судов, а стоимость при перепродаже самого востребованного товара — стального лома — колеблется на рынках ежедневно.

Но бизнес процветает.

Рядом с Carnival Fantasy в Алиаге находятся два корабля класса Fantasy, построенные в конце 1990-х годов. Два бывших судна Royal Caribbean, списанных испанской партнерской линией Royal, Pullmantur Cruceros. У всех кораблей были большие фан-базы, даже когда они постарели. Например, Fantasy и ее сестры начали 2020 год с кучей пассажиров, развлекавшихся на Карибах, Багамах и мексиканской Ривьере.

Пять роскошных круизных лайнеров разбираются на металлолом в порту утилизации судов Алиага в октябре 2020 года. Фотограф: Крис МакГрат / Getty Images Europe

Интерьер списанного Carnival Fantasy в Алиаге Источник: CruiseRadio

Однако корабли все равно покинули бы флот в ближайшие годы, даже если бы рынок был здоров. Пандемия ускорила процесс: владельцы простаивающих судов теряли деньги и старались сократить свои убытки.

В своей документации за третий квартал Carnival Corp. заявила, что планирует продать 18 «не столь эффективных» судов в 2020 году, что приведет к сокращению ее флота, состоящего из девяти брендов, на 12%.

«Эти корабли сильно нас истощали», — рассказал Bloomberg Арнольд Дональд, главный исполнительный директор Carnival во время недавнего вебинара с Обществом американских писателей-путешественников.

Уходит, уходит, все — ушёл

Основным активом судов является сталь, из которой они изготовлены. Так, корпус Carnival Fantasy содержит 15 000 тонн стали, металлолом можно продать по цене более 4,7 млн ​​долларов, исходя из текущих мировых рыночных цен, хотя другие факторы также играют роль, например, местные цены и спрос.

Наряду с риском колебаний рыночных цен, покупатель также  не знает, сколько точно металла можно утилизировать. Суда до 1990-х годов, как правило, имели больше стали в корпусах и подводной обшивке; те, что были построены в 90-х годах и позже, могут содержать более легкие и прочные сплавы.

В любом случае стальные и металлические отходы будут отправлены на плавильные заводы, изготавливающие строительную арматуру. Сталь с некоторых других демонтированных судов может поступить в автомобильную промышленность Турции, где она будет использоваться для изготовления деталей Toyota или Ford.

В Турции Fantasy уже ждет разборка. Источник: Carnival Cruise Line

Переработчик судов использует плавильную печь на верфи в Турции. Фотограф: Anadolu Agency / Anadolu

Алюминий, медь и нержавеющая сталь также утилизируются и перепродаются вместе с другими ценными вещами, которые, в основном, остаются в Турции. Сделанная из тикового дерева палуба Fantasy могут оказаться в местных магазинах, ресторанах и домах. Театральные декорации и освещение могут найти применение в постановках шоу. Даже самые безвкусные произведения искусства имеют определенную ценность и могут оказаться в ресторанах по всей стране.

Покупатели приходят за всем, вплоть до болтов и гаек. Даже если использованный унитаз продается лишь за небольшую часть цены, умножьте эту сумму на несколько тысяч (учитывая количество кают и общественных мест на каждом корабле), и сможете получить значительную сумму.

По словам Орбая Симсека, вице-президента Simsekler Ship Recycling Co. из Алиаги, существуют рынки для кухонной посуды, шкафов и одеял. По сути, все, что можно продать, будет продаваться. Все должно уйти — даже фальшивый саркофаг.

Экологичная разборка судов

Разборка судов — спорная тема из-за опасений, связанных как с человеческими, так и с экологическими рисками. По словам Воутера Розенвельда, директора Sea2Cradle, эксперта по переработке экологически чистых кораблей, нанятого Carnival для надзора за безопасным демонтажом судов, это одна из самых опасных профессий в мире. По его словам, на разборку каждого судна Carnival может уйти до девяти месяцев, а работа с паяльной лампой сопряжена с постоянной пожароопасностью.

Степень опасности усиливается из-за того, что подлежащие вторичной переработке компоненты, такие как мебель, кабели, трубопроводы и оборудование внутри каждой палубы, должны быть тщательно разобраны и отделены, говорит Эхуд Бар-Лев, который курирует услуги оценки от морского специалиста Lloyd’s Register.

Утилизация круизного лайнера в Алиаге. Фотограф: Крис МакГрат / Getty Images Europe.

Переработка судов продолжается. Фотограф: Мехмет Эмин Менгуарслан / Anadolu Agency / Getty Images

Дополнительные этапы разборки также увеличивают вероятность разлива опасных отходов, которые содержат все — от масляных остатков до шлама, асбеста и хладагента.

Чтобы предотвратить инциденты, турецкая верфь по разборке судов проводит работу в забетонированной зоне ожидания; аналогичные объекты в Индии и Бангладеш могут проводить этот процесс просто на открытых пляжах. Вместо того, чтобы допустить выброс токсичных химикатов в воду, турецкая верфь собирает материалы, вносит их в каталог Sea2Cradle, а затем передает их государственной ассоциации по переработке судов Турции для надлежащей утилизации.

Компания Carnival Corp. увидела в этих мерах предосторожности маркетинговую возможность и сделала весьма необычный шаг, назвав свои усилия «ответственной переработкой». Но самой удачливой оказалась судоразделочная верфь, а не Carnival: никогда ранее она не принимала в своей гавани пять мегакруизных лайнеров.

В ближайшие месяцы списанных кораблей может прибавиться.

«Чем дольше будет бушевать пандемия в мире, тем больше круизных лайнеров окажется на свалках», — считает МанВо Энг, профессор морского менеджмента в Университете Старого Доминиона в Вирджинии. «Даже если вакцина станет доступной, многие ли захотят опять поплавать на круизном лайнере?»

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.