Крах «Саратовгесстроя»: дело главного героя громкого саратовского банкротства чуть не слили по-тихому

obmanБывший гендиректор  и основной владелец ЗАО «Саратовгесстрой» Александр Шалабанов вполне мог оказаться на свободе еще на прошлой неделе.

Начавшее слушаться 18 марта в Балаковском районном суде уголовное дело тут же чуть было и не закончилось. С ходатайством о его прекращении за сроком давности выступил адвокат обвиняемого. Что удивительно – прокуратура ходатайство поддержала.  

Как же получилось, что человек, вначале арестованный по подозрению в совершении преступлений по ст. 160 ч.4  – присвоение или растрата в особо крупном размере, наказание до 10 лет лишения свободы – сегодня оказался практически чист? Ибо вменяемая ему старшим следователем СУ МУ МВД «Балаковский» майором юстиции Ю. А. Рябовой ст. 201 ч.1 – злоупотребление полномочиями, может вылиться для Александра Шалабанова всего лишь в незначительный штраф либо принудительные работы. 

Бывший владелец ЗАО «Саратовгесстрой» был задержан в августе 2017 года. К этому времени банкротство компании, в результате которого 700 строителей  остались без работы, а порядка 500 дольщиков – без квартир, цвело пышным цветом. Обманутые дольщики  стояли в пикетах, подписывали петиции и изрядно нервировали власти. Вот почему арест Шалабанова был воспринят ими с удовлетворением.

«Арест Шалабанова говорит о серьезности намерений защитить людей. На встрече Вячеслав Володин четко дал понять, что не нужно раскачивать ситуацию и затягивать судебные процессы. Есть предположение, что строительство домов выгодно не всем. Ведь, отсюда можно выводить активы – имущество, оставшиеся средства, собирать с людей деньги и получать различные дивиденды. У нас в Балаково этого быть не должно», — говорил на встрече с жителями депутат Госдумы Николай Панков.

Ирония заключается в том, что Александру Шалабанову, оказывается, все это было можно. И собирать, и выводить, да еще и дивиденды получать. Ибо в обвинительном заключении не фигурирует ничего, кроме  нескольких незаконно отчужденных квартир на сумму 5,9 млн рублей.  Да и этот вред Шалабанов нанес не дольщикам или госбюджету, а лишь родной своей организации – ЗАО «Саратовгесстрой».

По версии следствия, в 2012 году директор ЗАО «Саратовгесстрой» Александр Шалабанов подписал с ООО «Уникум+» фиктивные соглашения о взаимном зачете встречных требований и справки о том, что обязательства по оплате полностью выполнены.

Что за обязательства и что за «Уникум+»? «Саратовгесстрой» всегда возводил много жилья и коммерческих объектов, а «Уникум+», равно как и ООО «Уникум», являлся поставщиком стройматериалов, за которые  расплачивались квартирами в сдаваемых домах.

Обычная практика, однако в 2012 году Шалабанов подписал этой компании зачет на 4 квартиры, достоверно зная, что контрагент свои обязательства не выполнил – ни стройматериалы не поставил, ни деньги в кассу не внес, зато право требования на три двухкомнатных и одну трехкомнатную квартиру общей стоимостью сумму 7 380 740 рублей получил.

Впоследствии руководитель обоих «Уникумов» некто Овакимян за одну квартиру деньги все же отдал, а остальной долг в сумме 5,9 млн рублей лег на совесть Шалабанова. Ирония здесь в том, что эти без малого 6 миллионов – пушинка в сравнении с тем, что реально лежит на совести этого человека.

Этот вывод сам напрашивается, едва вчитаешься в некоторые документы. И эти документы вышли вовсе не из-под руки майора Рябовой, их направил в силовые структуры человек вполне мирной профессии – арбитражный  управляющий Алексей Никитин.

Это он увидел в финансовой кухне «Саратовгесстроя» такое, что схватился за перо. Оказывается, незадолго до введения конкурсного производства, в феврале 2015 года права аренды 5 крупных участков муниципальной земли, предназначенных под застройку, были переданы компании «Саратовгесстрой-Балаково». При этом все пять участков общей площадью свыше 3 га достались этой компании за 20 тыс. рублей.

К этому времени Александр Шалабанов прозорливо ушел с поста гендиректора «Саратовгесстроя», уступив это место своему назначенцу – Алексею Панагушину. Но из дела, как оказалось, не вышел. Он оставался не только советником гендиректора и крупным акционером  предприятия, но и являлся учредителем  «Саратовгесстрой-Балаково» — той самой компании, которой достались лакомые куски земли. 

Арбитражный суд в 2017 году признал сделки недействительными. Если бы участки сдавались в аренду по рыночной цене, арендатор заплатил бы «Саратовгесстрою» за это время свыше 71 млн рублей, а так эта сумма стала прямым ущербом компании. Причем участки оказались выведенными на третьих лиц.

Кроме дармовых участков, была у экс-директора и личная калиточка, через которую из «Саратовгесстроя» выводились квартиры. Все тот же Панагушин, не иначе как получив «добрый» совет, в 2013-2014 годах практически по себестоимости отписал готовых квартир более чем на 10 млн рублей акционерному обществу «Медея», где у Шалабанова на тот момент было более 50%.

Хотя эти квартиры продавались уже по рыночным ценам, но до «Саратовгесстроя»  деньги не дошли. И в то время как работяги-строители месяцами сидели без денег, дела в «Медее» шли так прекрасно, что Шалабанов, который и здесь был всего лишь советником, получал зарплату 407,4 тыс. рублей, а его супруга, именуемая ведущим экономистом, — 107,5 тыс. рублей.

Сделки с «Медеей» были не единственным вкладом Шалабанова в процветание родного предприятия: примерно по той же схеме с участием ООО «Стройкомплект» предприятию был нанесен ущерб на сумму свыше 18 млн  рублей, с использованием ООО «ГарантСтрой» — на более чем 14 млн рублей. И, наконец, уже знакомое нам ЗАО «Уникум+» помогло обнести строителя на 25 миллионов. Не на 5 миллионов, как насчитала следователь Рябова, а на все 25!

Ну, и по мелочи: дальняя родственница Александра Шалабанова тоже была приставлена к делу, заработав 6 млн рублей на совсем уж нехитрой процедуре: она покупала недвижимость «Саратовгесстроя» и продавала ему же – и все это перед лицом вплотную подступающего банкротства!

И что же, если арбитраж, анализируя материалы Никитина, соглашается с его доводами, признает недействительными сделки, скрупулезно подсчитывает нанесенный вред и вводит для Шалабанова субсидиарную ответственность по долгам «Саратовгесстроя» на сумму свыше 943 млн рублей, то Следственное управление в Балаково умудряется не видеть ничего.  

Куда серьезнее ответил Алексей Панагушин, который был осужден аж дважды. Первый раз он отсидел два года за уклонение от уплаты налогов на сумму 15 млн рублей, во второй раз был отправлен в колонию на шесть – за  то, что привлек у дольщиков 156 млн рублей, хотя сил достраивать дома у компании уже не было. Даже последний гендиректор «Саратовгесстроя» Юрий Шибаков получил 2 года колонии, хотя возглавлял компанию меньше трех месяцев.  

Интересно, что на втором суде Панагушина в качестве свидетеля присутствовал и сам Александр Шалабанов. Он произнес пламенную речь в защиту своего протеже, прямо заявив, что Панагушин не был самостоятельной фигурой и выполнял его, шалабановские, указания.

Впрочем, на дворе в тот момент был конец 2018 года, и обвинение   Шалабанову уже было переквалифицировано на практически «невинную» статью. Говорят, что информация об этом, вкупе со случившимся прошлым летом  освобождением экс-директора «Саратовгесстроя», произвела эффект разорвавшейся бомбы среди политической элиты.  В частности, депутат Госдумы Николай  Панков заявил, что такое решение «подрывает доверие народа к власти».

Следующее заседание по делу Александра Шалабанова состоится 28 марта.  Оно будет слушаться в обычном порядке, поскольку судья Андрей Зарубин отклонил ходатайства защиты как о прекращении дела, так и о его слушании в особом – убыстренном, порядке, без показаний свидетелей и потерпевших. 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.