Не было хлопот — купили «Солпро»: долги бывшего саратовского холдинга подводят Вадима Мошковича под санкции ЕС

moshkovichГруппа «Русагро» спешно выясняет, не нарушила ли она законодательство Евросоюза об антироссийских санкциях. Причина — покупка долгов холдинга «Солнечные продукты» перед уже находящимся под санкциями Россельхозбанком.

Акции «Русагро» торгуются на Лондонской бирже. Нарушение санкционного регламента ЕС, даже неумышленное, может стоить группе очень дорого. О внутренней проверке сделки с Россельхозбанком «Русагро» объявила 21 марта, соответствующее сообщение появилось на сайте группы.

В нем дословно поясняется, что проверкой занимается головная компания «Русагро» Ros Agro PLC, зарегистрированная на Кипре. Она выясняет, могли ли привести финансовые обязательства, связанные с приобретением долгов холдинга «Солнечные продукты», к нарушению санкций Евросоюза против РФ.

«Компания в настоящий момент находится в процессе обсуждения с уполномоченными органами Республики Кипр. Дальнейшие уведомления будут сделаны по мере появления дополнительной информации», — говорится в сообщении.

Отметим, что на Кипре имеет прописку также Quartlink Holding Limited, которая контролирует компании-учредители масложировых активов «Солнечных продуктов».

Консультантом по делу выступает юридическая фирма Baker McKenzie. Как пишет РБК, информация о проверке сделки появилась после закрытия 21 марта торгов на Лондонской и Московской биржах. За 22 марта акции «Русагро» на Лондонской бирже подешевели на 5%, на Московской они падали в течение всей пятницы в отрицательную зону, но закрылись торги на повышении 0,13% к предыдущему дню.

Сделка между «Русагро» и «Солнечными продуктами» была заключена в ноябре 2018 года. Группа приобрела у Россельхозбанка долговые обязательства холдинга на 34,7 млрд рублей. Залогом по этому долгу выступали все основные активы «Солнечных продуктов», а его размер составлял 80% от всей его долговой нагрузки.

При этом, согласно отчетности Ros Agro PLC, вместе с долгами «Солнечных продуктов» «Русагро» купила и облигации Россельхозбанка на 19,9 млрд рублей со сроком погашения в ноябре 20138 года, а также вексель еще на 100 млн рублей. Эти ценные бумаги приобретались в рамках покупки долгов холдинга в обмен на 20-летнюю отсрочку по платежу.

Регламент Совета Евросоюза от 8 сентября 2014 года запрещает европейским компаниям и гражданам покупать ценные бумаги банков, находящихся под санкциями, если эти бумаги выпущены после 12 сентября 2014 года и имеют срок обращения более 30 дней. Облигации Россельхозбанка как раз попадают под этот запрет — они выпущены в ноябре 2018 года, а срок погашения составляет 20 лет.

Правда, в самом регламенте есть и оговорка: запрет касается не любых ценных бумаг, а только допускающих передачу, так называемых transferable securities. Это те бумаги, что могут быть предметом торга на рынке капитала, например акции компаний, облигации.

Купленные «Русагро» бонды Россельхозбанка передаче не подлежат. Они ограничены в банке и до ноября 2038 года не могут быть аннулированы, то есть на рынок они не попадают. Попавшим под санкции российским госбанкам нельзя привлекать в ЕС новые займы или кредиты.

За исполнение санкционных ограничений отвечают власти стран, входящих в ЕС, в данном случае — Кипр. Местные законы предусматривают для компаний-нарушителей штрафы до 300 тысяч евро. Правда, в документах Евросоюза указано, что если организации «не знали и не имели разумной причины подозревать, что их действия приведут к нарушению санкций», их наказывать не будут.

До сих пор в кипрском праве случаев привлечения к ответственности за нарушение санкций Евросоюза не было. То есть случай с «Русагро» может стать прецедентом. Осложняет дело то, что фактически в нарушениях санкций подозревается российская компания.

Эксперты пока затрудняются оценить последствия сделки для «Русагро», если вина компании будет доказана. Как пояснил РБК аналитик компании «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин, такую грубую юридическую ошибку группа допустить не могла. Риск представляет собой только вексель, а это не самая большая часть сделки. Так что максимум, о чем может идти речь, это о штрафе.

Партнер Herbert Smith Freehills Алексей Панич полагает, что кипрская структура «Русагро» могла не знать всех подробностей о сделке и даже в ней не участвовать, ведь приобретало долги «Солнечных продуктов» российское юрлицо. В этом случае кипрская компания под ответственность не попадает. Если же она одобрила транзакцию с Россельхозбанком, тогда она может получить штраф. Гораздо хуже, если сделка привлечет внимание Великобритании, ведь акции «Русагро» торгуются на Лондонской бирже.

При этом даже в документах ЕС нет никаких указаний, можно ли менять конфигурацию уже совершенной сделки, например, сменить бумаги Россельхозбанка на отвечающий требованиям закона финансовый инструмент.

Тем временем в России «Русагро» начала процесс массового банкротства компаний «Солнечных продуктов», чьи активы выступали залогом по кредитам Россельхозбанка.

Фото: Glavk.info

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.