Расскажи мне про покупку: дело экс-главы Марксовского района Олега Тополя и кубанская партитура

zemlya 2«БВ» уже писал, что ясное на первый взгляд дело Олега Тополя (осужден на 10 лет колонии строгого режима, приговор вынесен 29 апреля 2019 года), оказалось запутанным и крайне нелогичным. Самые большие странности связаны с наиболее тяжелыми статьями приговора — двумя эпизодами по ч.6 ст.290 УК РФ (получение взятки в особо крупном размере).

Твердая валюта

Местным эквивалентом борзых щенков выступили земельные участки, которые экс-глава якобы получал бесплатно, конвертируя в «твердую» валюту свои возможности самого большого районного чиновника.

Если верить приговору, торговал своими полномочиями Олег Тополь дважды, но в обоих эпизодах очень сомнительно выглядят и пострадавшие, и нанесенный ущерб казне.

В первом случае Тополь якобы положил в карман более 2 гектаров, отжав их у бывшего главы районной кадастровой палаты Алексея Ибрагимова. При этом лично Тополь у Ибрагимова ничего не требовал, «пожелание» главы района донес до чиновника земельный маклер Александр Емелин. То есть, Тополь запугивал Ибрагимова исключительно на расстоянии, воздействуя бесконтактно и даже невербально…

Вы извините, но это выглядит, как цитата из писем, которые не сильно здоровые граждане шлют по весне во все инстанции. Авторов еще и через розетку нередко «облучают». Сложно сказать, почему суду и следствию так легко зашла эта история. Может быть, потому что этот невероятный сюжет изложили в своих в заявлениях в областное СУ СК не только жертва «бесконтактного» запугивания, но и выдающийся земельный коммерсант и латифундист Александр Емелин?

Мало того, что без этого человека не обходится, похоже, ни одна значительная земельная сделка в районе, так он еще и ключевая фигура в обоих эпизодах «взяток».

Сначала он посредничает при переходе в собственность Тополя гектаров, ранее принадлежавших Ибрагимову, затем снова выступает посредником при покупке дочерью Олега Тополя 19 участков у Елены Емелиной – крупнейшей землевладелицы, которая приходится матерью этому маклеру.

А оба они, напомним, – близкие родственники (сестра и племянник) экс-главы района Юрия Моисеева, при котором и начали складываться марксовские латифундии. Причем почему-то именно под эгидой Емелиных, которые аккумулировали порядка 300 единиц недвижимости на сумму свыше 350 млн рублей. Читайте ЕГРП — считать замучаетесь имущество выдающихся «марксистов».

Мы уже писали, что между «фактами коррупции» и заявлениями в СУ СК прошло 3-4 года. Как-то очень уж много времени понадобилось Ибрагимову с Емелиным, чтобы осознать, что они – жертвы, и дружно побежать в Следственный комитет!

Все, что было не со мной, помню

Но и в этих актах гражданской сознательности много чего странного. Во-первых, если верить заявлению Емелина в СУ СК, очень важная встреча с Тополем в Марксе, где глава района потребовал себе 2 гектара земли в обмен на разрешение Ибрагимову приватизировать участок, состоялась в то время, когда сам заявитель был в Германии. Не в Марксе и даже не в России, а в Германии, где семейный маклер обосновался согласно виду на жительство.

В этом уверена защита Олега Тополя, и эта уверенность – не голословная.

Дальше – больше! Восстановим цепь событий 18 и 19 января 2017 года: 18 января 2017 года Тополя выводят под белы руки товарищи из ФСБ и препровождают в СИЗО, а 19-го, на следующий день, жертвы произвола наперегонки бегут в областное управление Следственного комитета.

Но дьявол, как всегда кроется в деталях. Почему, хотя заявление Ибрагимова о вымогательстве взятки датировано 19 января 2017 года, в протоколе допроса этого человека от 21 января ни слова о взятке не говорится? И, самое смешное — прямо в тот же день, 19 января, Ибрагимова, сообщившего о взятке, никто даже не стал расспрашивать. А зачем? И только 21 января решили допросить, при том, что Тополь задержан, следствию, как воздух, нужны доказательства, чтобы предъявить их суду при избрании меры пресечения. Ан нет… Такая же веселая история с Емелиным.

Если верить штампу регистрации, о нечистом на руку главе района он заявил тоже 19 января, но первый допрос состоялся только 22 февраля. Почему? Детализация телефонных звонков, которой располагает защита, показывает, что до 20 февраля Емелина просто не было в России. Как же он подавал заявление в СУ СК? Неизвестно…

Но это еще не все странности в работе уважаемого учреждения. В материалах дела есть заключение почерковедческой экспертизы о том, что оба жалобщика дописывали свои заявления! Ибрагимов прямо поверх штампа о регистрации дописал «и предоставлении его в мою собственность», а Емелин обогатил свой сигнал в органы фразой «в также взаимоотношениях Тополя О. А. и Ибрагимова А.Ю. относительно участка №64:44:030112:335». Когда это сделано? Каким образом и почему было разрешено дописывать уже поданное и зарегистрированное заявление?

На фоне таких открытий стоит ли удивляться, когда во время обыска почему-то не обнаруживаются ключевые доказательства невиновности Тополя – расписки, которые Емелин дал, получив оплату за участки. За те самые земли, которые фигурируют в деле как взятка.

Покупаем-продаем

Есть и другие неаппетитные подробности нашумевшего дела – они связаны со вторым земельным эпизодом, где глава района якобы обещал помочь закрыть долг администрации за поставки питания в детские сады, но за это потребовал 19 земельных участков.

Итак, в 2014 году г-жа Емелина приступила к разделу прекрасного массива величиной в 15 га. Но сначала у города эту землю арендовало ООО «Строй Сити», в учредителях которой находились мать Юрия Моисеева (через подконтрольную фирму) и его водитель Юрий Пенцов.

В 2014 году Пенцов переуступил право аренды Елене Емелиной всего за 100 рублей, то есть по 66 копеек за каждые 10 соток. Емелина поделила участок на три – 2 маленьких по 1000 кв.м и большой 148 тыс. кв.м.

Этот большой пилится на множество мелких, из которых 19 штук  в том же году покупает Олеся Тополь по цене 50 тыс. руб. за штуку. Таким образом, если оплата состоялась, то только на этой сделке сестра видного «марксиста» наваривает почти миллион рублей!

А вот на участок в 10 соток Емелина передает право аренды. Может быть даже, бесплатно, ведь аренда достается не абы кому, а Елене Владимировне Гах. А она — жена Сергея Гаха, который на момент суда и вынесения приговора Тополю возглавлял Марксовский городской суд. Поэтому так важно было судить Тополя именно здесь?

Ну а дальше все стандартно: как утверждает защита экс-главы, деньги были переданы посреднику (Александру Емелину), была взята расписка, у сделки есть свидетели. Кроме того, в обоих случаях сделки прошли регистрацию в Росреестре. А уж за три года Елена Емелина, если что-то ее не устраивало, могла, фигурально выражаясь, душу вытряхнуть из любого.

Игра в одни ворота

Еще красноречивая особенность «тополиного» дела – это поведение следователя регионального СУ СК Ангелины Подпаловой, которая не  запросила детализацию переговоров Емелина. А почему? Чтобы не выплыл наружу тот факт, что в важнейшие моменты этой истории главного свидетеля обвинения даже не было в стране?

Не исследованы и разговоры Емелина с Ибрагимовым, в материалах дела почему-то нет информации как раз по участку Елены Гах, хотя по остальным правообладателям участков, являющихся предметом расследования, сведения в деле есть.

Защита не исключает, что показания ряда свидетелей против Тополя могли быть получены под давлением. Кроме того, в обвинительном заключении защита увидела манипулирование терминами, в протоколах показания свидетелей перефразированы. Адвокаты Тополя утверждают даже, что могла иметь место и фальсификация доказательств!

На суде ряд свидетелей хотели сказать прямо противоположное тому, что зафиксировано в протоколах допросов. Но судья Тимур Алимбеков даже срывался в крик, дабы не допустить крамолы. Ходатайства защиты Алимбеков отклонял пачками, отметая еще на дальних рубежах попытки вызвать Елену Гах или перенести процесс в другой суд.

А ведь конфликт интересов в этой истории налицо! Даже не конфликт, а целый клубок! Тополя обвинили в том, что он в нарушение закона разрешил Емелиной межевать и вообще распоряжаться участками. В рамках этих противоправных действий земельный надел получила в аренду супруга председателя суда. Через какое-то время в том самом суде сел в «клетку» чиновник, разрешивший земельные процедуры. А беды на его голову посыпались, когда он потребовал с привилегированных «марксистов» вносить в казну платежи со своих латифундий.

Неужели этим объясняется все: не только многолетнее молчание «жертв произвола», но и особенности следствия, и жесткий уклон марксовского городского суда? Страшно подумать, неужели и карающий меч с улицы Дзержинского опустился на голову «коррупционеру» по некоему щелчку?

Как бы то ни было, а Сергей Гах разжалован в рядовые судьи горсуда Маркса. Говорят, его карьера вошла в пике после приговора Тополю. Еще разжалование Гаха связывают со «сменой караула» в областном суде, который, как известно, возглавляет ныне Федор Телегин. При нем кубанский казачий хор, так мощно звучавший в наших палестинах во времена Василия Тарасова (экс-председатель облсуда, выпускник Кубанского госуниверситета, как и Сергей Гах), как-то сник и потерялся.

Остается надеяться, что апелляция в областном суде досконально разберет эту кубанскую партитуру и обнаружит все странные ноты в нашумевшем приговоре. И даже запросит данные о местонахождении Емелина и его телефонные переговоры на момент «дачи взятки», распутав тем самым марксовский клубок.

Николай Широков

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.