Bloomberg: почему московские протесты становятся для власти все более опасными

putinТеперь беспорядки направлены против несоразмерного насилия со стороны полиции, и это делает их более опасными для Кремля, считает издание Bloomberg.

Последний митинг российской оппозиции стал крупнейшим, который Москва наблюдала с 2012 года: в нем участвовали от 50 до 60 тысяч человек. Однако этого недостаточно, чтобы получить поддержку молчаливого большинства в городе с населением более 12 миллионов человек. Кремлевская версия событий для этого молчаливого большинства состоит в том, что протесты спровоцированы из-за рубежа.

Нынешняя волна протестов началась в прошлом месяце, когда несистемные кандидаты были незаконно сняты с выборов в Мосгордуму, намеченных на 8 сентября. Первые не санкционированные митинги привлекли лишь несколько тысяч человек. А вот разрешенный митинг 20 июля собрал 22,5 тысячи человек.

Официальное разрешение властей имеет существенное значение: посещение санкционированного мероприятия безопасно. Кремль и городские власти решили подавить несанкционированные акции протеста грубой силой, используя тысячи сотрудников ОМОНа в полном снаряжении, и 27 июля был установлен постсоветский рекорд: в Москве были задержаны более 1300 человек.

Насилие, в большинстве своем направленное против очень молодых людей — некоторые настолько юны, что даже не могут голосовать. Правда, в Москве это не вызвало такого же гнева, как в Киеве в 2013 году, когда жестокие избиения студентов привели в конечном итоге к падению власти Виктора Януковича. Тогда центральная проблема протестов перешла с выборов на несоразмерное применение силы. 

Мероприятие 10 августа было официально разрешено, и ряд музыкантов и влиятельных людей в социальных сетях призвали своих поклонников и последователей посетить его. Звезда YouTube Юрий Дудь, чей канал имеет более 5,7 миллионов подписчиков, написал пост в Instagram, объясняющий, почему он решил принять участие в митинге:

«Давайте думать критически, давайте сомневаться, давайте задавать вопросы и давайте не будем принимать как норму, когда невиновных людей бросают в тюрьму или жестоко избивают полицейские». Почти полмиллиона человек лайкнули эту запись.

Рэпер Мирон Федоров, известный как Oxxxymiron, поддержал протест по схожим причинам (его пост об этом собрал более 270 тысяч лайков); общее число подписчиков и фоловеров, продвигавших это событие, превысило 30 миллионов.

Конечно, даже в таком городе, как Москва, где всякие причуды распространяются как лесной пожар, и существует смертельный страх оказаться немодным, лайки в социальных сетях и число последователей с трудом конвертируются в реальные политические действия. Учитывая всю поддержку знаменитостей и гарантированную безопасность от насилия со стороны полиции, явка 60 тысяч была разочаровывающей (стоит отметить, что сейчас сезон отпусков, а в сам день протеста шел дождь). Но 60 000 — не предел, особенно если избиения будут продолжаться.

Однако для властей извинения за насилие или демонстрация каких-либо признаков уступок протестующим были бы невероятным признаком слабости. Во время митинга президент Владимир Путин, одетый в кожаную куртку, катался по Крыму со своей ручной группой байкеров, Ночными волками.

Манера российского президента игнорировать возможность уступок заставила его союзников искать способы оправдать насилие. Официальная линия заключается в том, чтобы объявить протесты плодом западного заговора.

Министерство иностранных дел на прошлой неделе призвало высокопоставленных американских и немецких дипломатов в Москве выразить протест за якобы подстрекательство россиян к участию в акциях (одним из примеров оказалось предупреждение граждан США избегать несанкционированного шествия, в котором описывался запланированный маршрут).

Андрей Климов, член верхней палаты российского парламента, который возглавляет комиссию законодательного органа по предотвращению иностранного вмешательства, обвинил Oxxxymiron, который является гражданином России и Великобритании, в действиях в интересах Запада. Он также обвинил YouTube в отправке россиянам нежелательных уведомлений, призывающих их принять участие в митинге 10 августа. Российское агентство Роскомнадзор, в том числе осуществляющее цензуру, повторило обвинение, несмотря на отсутствие доказательств. Однако немногие москвичи примут это за чистую монету

Режим и протестующие схлестнулись в противостоянии за молчаливое большинство. Кремль и московские власти пользуются страхом и равнодушием, с той же легкостью с какой прибегают к помощи ОМОНа, а некоторые популярные артисты все еще соглашаются принять участие в роскошных, бесплатных мероприятиях, запланированных на то же время, что митинги и шествия. Оппозиция имеет явное моральное преимущество, что приводит к тому, что влиятельные люди не могут оставаться нейтральными, если хотят сохранить свою молодую аудиторию.

Пока что власти выигрывают в перетягивании каната, но не столь решительно: в конце концов, протесты растут, а не утихают. Вполне возможно, что более жестокие избиения и, особенно, несчастный случай, могут привести к неконтролируемой эскалации. Путин рискует, позволяя насилию продолжаться.

Один комментарий

  • Газета «Завтра»: Авторский блог Александра Халдея 15.08.2019 «Московские протесты: стратегия резонанса к московской бочке с порохом уже поднесли спичку, а Аннушка уже разлила масло». Технология раздувания московских протестов идёт по классической схеме раздувания конфликтов, когда одна сторона избрала стратегию уклонения, а другая — обострения. Власть давно упустила момент накопления негатива, она не работала с конфликтом на этой стадии, и теперь к нему подключились те, кто прежде входил в категорию сочувствующих или нейтральных наблюдателей. Теперь конфликт движется по восходящей спирали: противостояние — инцидент — эскалация — новый уровень противостояния — новый инцидент — новая эскалация — новый уровень противостояния. Уже всем очевидно, что движение протеста — это стратегия войны с нынешней властью и повод для её свержения. Здесь проявились определённые принципы, которые стоит сформулировать. 1. За уличными конфликтами по поводу выборов в Мосгордуму стоят сильные федеральные внутренние элитные группы, использующие уличный протест как средство устранения конкурентов. 2. Эти внутренние группы действуют в тесной координации с внешними силами, заинтересованными в разрушении нынешней российской государственности. Давление изнутри идёт синхронно с давлением извне. 3. Протест стремятся использовать как катализатор активности для всех слоёв населения, кто бы чем ни был недоволен. Так, вполне медийный протоиерей Всеволод Чаплин вдруг именно сейчас заявил, что у православных тоже существуют свои серьёзные претензии к политическому режиму. Одновременно ВЦИОМ перешёл от еженедельной публикации рейтинга о доверии президенту к ежемесячной. Это не потому, что желают скрыть правду, а потому, что за месяц виднее цифры падения рейтинга. Ведь по сформировавшимся политическим убеждениям народа за все нестроения в стране, от коррупции в Москве до наводнений и пожаров в Сибири, отвечает президент. При этом обвинения против отмывания денег ФБК имени Навального начинаются именно сейчас, на растущей волне протестов, что выглядит как месть за политическую активность. Дело передаётся из МВД в СК, что комментируется в СМИ как попытка «слить дело». Не имеет значения, так это или нет, имеет значение, как это выглядит в глазах населения. А выглядит оно непонятно и формирует Навальному образ страдальца за правду. Очередная ошибка или очередная намеренность? 4. Протест стремятся превратить в праздник, концерт, веселье и развлечение. Это старый классический приём из арсенала Джина Шарпа: через эмоциональную раскраску для обывателей их втягивают в радикальное протестное движение, выдавая зевак за активных сторонников. Особенно если зевакам один раз дадут по рёбрам дубинкой, они из зрителей быстро становятся сочувствующими и соучастниками. После концерта организаторы хотели провести шествие под видом гуляний. Это проба организационного ресурса. Для накачки массовости применяется приём убеждения в том, что митинг будет очень многочисленным. В большой толпе трусливый обыватель должен чувствовать себя в безопасности и быть более вовлечённым. 5. Протест по мере продолжения всё больше уходит от московской тематики к общефедеральной. При расширении его рамок будут выдвигаться всё более общие политические требования, отклонение которых повлечёт разъярённые требования «Путина в отставку!». Сейчас народ к этому не готов, но его скоординировано и методично подводят к этому состоянию. Мы видим работу оркестра, но не видим дирижёра. Так раньше дирижёр стоял в оркестровой яме и его не видели из зала, но его видели оркестранты. Все московские протесты связаны с определёнными кланами во власти, имеющими влияние на информационную политику ведущих российских СМИ. Не только либеральных, но и вполне системных и официальных. Их позиция более сложная: различными сочетаниями из умолчаний и запоздалых или тенденциозных трактовок они работают на перехват управления общественным мнением оппозицией и её клановыми СМИ. Во власти решили, что протест всё равно будет идти всю осень, и потому лучше к нему привыкнуть, как к шуму прибоя, и игнорировать. Оппозиция справедливо чувствует за этим растерянность власти и наращивает давление, тем более, что из самой власти ей активно помогают. Власть попала в такое положение, что теперь уже что бы она ни делала, ей будет только хуже. Разгонит — плохо, разрешит — плохо. Уступать нельзя, момент для пресечения упущен. Всё на руку оппозиции, которая становится на путь войны, а в войне переговоры не работают. В войне работают пушки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.