Bloomberg: русские женщины могут все, им стоит лишь дать возможность

Москва урезала длинный список вакансий, где могли работать только мужчины. Но для того, чтобы действительно сократить гендерный разрыв, необходимо решить и более острые проблемы.

С начала года в московском метро начали работать машинисты-женщины, одна из нескольких сотен категорий вакансий открывшихся для представительниц слабого пола. Это долгожданное возвращение к возможностям, которые были официально отменены два десятилетия назад, поддержали специально выпущенной серией Барби. К сожалению, эти шаги — лишь малая часть тех изменений, которые российским женщинам действительно необходимо увидеть в 2021 году, считают в Bloomberg.

Исследования показывают, что, хотя исторически российские женщины составляли относительно равную часть рабочей силы, они по-прежнему зарабатывают почти на треть меньше, чем мужчины Это один из самых больших разрывов среди стран с высоким и средним уровнем доходов.

Как и в остальном мире, пандемия серьезней повиляла на представительниц слабого пола, учитывая их большую представленность в сильно пострадавших секторах — таких как розничная торговля. В результате они даже не смогли воспользоваться скромной государственной поддержкой. Наконец, женщины сталкиваются с давлением, исходящим от традиционалистского государства, сосредоточенного на обращении вспять модели демографического спада.

Ограничения по работе имеют значение. Закрепленные законом в 2000 году, они не позволяли женщинам заниматься 456 профессиями, которые считались слишком опасными, тяжелыми или вредными для здоровья, включая работу лесорубом, тушение пожаров или вождение трактора.

Решение 2019 года об открытии 356 профессий вступило в силу в этом году. Это хорошая новость, особенно для женщин в городах, и символическая победа с экономическими последствиями — вместе эти 456 должностей представляют 4% всех профессий.

По-прежнему существует 100, в основном промышленных, специальностей, которые формально остаются вне рамок, сохраняя стереотипы и ограничивая возможности.

Но проблема гораздо глубже. В России Международный женский день — это государственный праздник, и здесь есть такие известные женщины, как Эльвира Набиуллина, глава Центробанка. Тем не менее, согласно прошлогоднему опросу ВЦИОМ, две трети россиян не хотели бы видеть женщину-президента. К сожалению, с 2016 года эта цифра только выросла.

Благодаря советскому наследию страны женщины представлены в руководящей сфере, но очень немногие женщины поднимаются на вершину. В отчете Всемирного экономического форума о глобальном гендерном разрыве Россия занимает 122 место из более чем 150 стран. Женщины здесь составляют менее шестой части парламентариев и менее одной седьмой части министров.

Показательно, что одна из самых ярких женских политических побед прошлого года была случайной: Марина Удгодская, уборщица в административном здании поселка к северо-востоку от Москвы, на выборах выступила против своего прокремлевского босса, чтобы узаконить избирательную гонку. В итоге она победила с большим перевесом.

То, что происходит в правительстве, является отражением сопротивления других слоев общества. Исследование публичных компаний 2019 года показало, что в целом доля женщин в советах директоров не превышает 10%.

Это усугубляется все более консервативным руководством, которое склонно рассматривать гендерное равенство через призму поддержки материнства, например, финансовой помощи беременным женщинам. Аборты разрешены законом, но их все больше ограничивают — чиновники пытаются снизить их количество, при этом не решая основных проблем.

Так что же делать России?

Все может начаться с защиты женщин дома с помощью жесткого законодательства против домашнего насилия, что является минимальным условием для обеспечения прогресса. В настоящее время в России нет конкретных защитных мер, и во время пандемии количество зарегистрированных случаев домашнего насилия увеличилось. Обсуждение законопроекта, который Human Rights Watch раскритиковала как недостаточный, и против которого выступила Русская православная церковь, отложено. Между тем участники кампании, пытающиеся изменить ситуацию к лучшему, оказались под огнем государства, опасающегося НКО.  

Что касается рабочих мест, то Москва может просто снять все оставшиеся законодательные ограничения на отдельные занятия. Это также может расширить кадровый резерв. Кризис с коронавирусом предоставил правительству возможность поощрять удаленную работу. Это могло бы предоставить необходимые  возможности большему количеству женщин. Они зачастую более образованы и здоровы, чем их коллеги-мужчины, но и часто оказываются вне работы, если находятся слишком далеко от крупных мегаполисов или заботятся о своих детях. Улучшенный онлайн-доступ также может повысить уровень навыков.

Все это принесет больше пользы демографическим амбициям Владимира Путина, чем скудные финансовые подачки.

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.