Держи карман шире: регионы утонут в долгах, ситуация похожа на 1998 год, но Саратовской области к кризису не привыкать

Издание «Октагон.Медиа» проанализировало бюджетные перспективы субъектов РФ в свете кризиса и пандемии.

Критерии «вседозволенности»

Пустота на счетах и перспектива стремительного роста банковских заимствований для затыкания бюджетных дыр – это даже не ближайшее будущее, это наступившая реальность для регионов. Уже и президент Владимир Путин на совещании с членами правительства призвал сделать все, чтобы «регионам не пришлось для покрытия дефицитов, для погашения бюджетных и казначейских кредитов снова и снова искать … дорогие ресурсы …у коммерческих банков».

Увы, это самое «все» — не обильный денежный дождь для субъектов РФ, не собравших запланированные доходы, а пересмотр строгих норм бюджетного планирования — отмена верхней планки дефицита бюджета и верхнего предела внутреннего госдолга.

Дело до этого еще не дошло, но Госсовет в прошлом месяце такой вариант уже обсудил после громких жалоб губернаторов на катастрофическую нехватку денег для одномоментного восстановления экономики и борьбы с пандемией.

В итоге Путин официально дал премьеру Михаилу Мишустину поручение разработать критерии, на основании которых регионам будет позволено нарушать Бюджетный кодекс.

Сейчас предельный дефицит бюджета для дотационного субъекта ограничен планкой в 10 процентов, для экономически самостоятельного – в 15 процентов. Объем долга для дотационных — не свыше 50 процентов от собственных доходов, для доноров — выше 100 процентов.

Критерии «вседозволенности» должны быть представлены до 15 января 2021 года, но де-факто плотину Бюджетного кодекса уже снесло.

Дыра на дыре

Наиболее аховая ситуация в Ингушетии, где уже введено частичное внешнее управление Минфина. Но и регионы-доноры гигантскими темпами наращивают госдолг, и среди таковых — даже Москва!

В Ингушетии в 2020 году собрано всего 2,65 млрд рублей собственных доходов, а внутренний госдолг накоплен в сумме 3,33 млрд рублей. Глава республики должен подписать с Минфином РФ соглашение об ограничении кассовых выплат по бюджетным расходам, приостановлении капвложений в ряд проектов и привлечении новых займов.

Давний фигурант долговых списков – Мордовия — на этот раз пробила даже собственное дно. В первоначальной версии республиканского бюджета на 2020 год максимальный размер госдолга составлял 107,4 процента от объёма собственных доходов, в октябре после поправок планка выросла до 182,8 процента. И этот лимит уже почти выбран, по официальным данным Мордовия задолжала 49,1 млрд рублей, по данным Счётной палаты РФ, в 2017–2019 годах в республике зафиксированы нарушения бюджетного законодательства на сумму 4,6 млрд рублей.

В Удмуртии, где царствует бывший соправитель ОНФ Александр Бречалов, государственный контрольный комитет республики выявил по итогам 2019 года 506 финансовых нарушениях в работе правительства на общую сумму 2,3 млрд рублей.

В проекте бюджета Удмуртии на 2021 год долговая нагрузка выросла до 114,8 процента, в 2022 и 2023 годах запланировано снижение до 108,7 процента и 102 процентов соответственно.

Агентство «Национальные кредитные рейтинги» заявило, что в трёх регионах – Удмуртии, Мордовии и Ульяновской области – ликвидные резервы полностью исчерпаны, еще в 59 субъектах они сокращены.

Бюджетная вольница характерна и для Саратовской области. По итогам 2019 года Счётная палата региона выявила 718 финансово-бюджетных нарушений на общую сумму 1,483 млрд рублей, 89 из них (на сумму 1,316 млрд) были допущены при формировании и исполнении бюджета. Недополученные доходы этого года в 10 млрд рублей власти лишь частично восполнят федеральными траншами, а потому сверхплановые займы – неизбежность.

Тем не менее, принятая долговая программа имеет пристойный вид. Так, в проекте бюджета на 2021 год запланирован максимальный уровень долговой нагрузки в 86,7 процента от собственных доходов, в 2022 году долг вырастет до 92,6 процента, в 2023 году – до 91,8 процента. До критической черты в 100% госдолг формально не доходит, но это лишь проекты…

Брать в долг и нахлобучивать следующие поколения нисколько не стесняются даже в Москве, Подмосковье и Санкт-Петербурге.

Столица вообще стала лидером по росту предельного размера госдолга. Как пишет «Октагон», в первоначальной версии столичного бюджета на 2020 год её власти планировали объём задолженности в пределах 2,5 процента от доходов. Зато в 2021 году по проекту трёхлетнего бюджета максимальная планка госдолга Москвы поднята до 426 млрд рублей (16,1 процента от доходной части), в 2022 году – до 574,5 млрд рублей (19,8 процента), в 2023 году – до 618,6 млрд рублей (19,5 процента). На 2021 год также запланирован и рекордный уровень бюджетного дефицита – расходная часть превысит доходную на 19,2 процента.

В Московской области казна недополучит доходы в размере 133 млрд рублей, в настоящее время предельный уровень госдолга составляет 41,1 процента от доходной части, а в 2021 году он вырастет до 61,3 процента, в 2022 году – до 67,1 процента, в 2023 году – до 76,6 процента.

Северная столица тоже не ограничивает себя в займах: максимальный уровень внутреннего госдолга на 2020 год был запланирован в размере 100,9 млрд рублей (18,5 процента), на 2021 год план — 225,3 млрд рублей (37,7 процента), в 2022 году – 277,4 млрд рублей (42,6 процента), в 2023 году – 317,3 млрд рублей (44,5 процента).

Все как 20 лет назад

Стремительное разрастание долговой ямы тревожит всех. Насколько вероятно в трехлетней перспективе массовое банкротство регионов и введение внешнего управления со стороны Минфина РФ?

Депутат Госдумы от КПРФ Ольга Алимова считает, что если власть намерена не допустить такого развития событий, то, давая разрешение на рост долгов сверх запланированного в бюджетах, нужно строго оговаривать будущие траты:

— Нужно, чтобы дополнительные заимствования были строго целевыми. Особенно Саратовской области это касается: наши деятели займут в банке, нахлобучат следующие поколения на годы вперед — и потом ухнут деньги в фонтан или в велодорожку в космическом парке, в набережную, в новую иномарку на худой конец. Не на лекарства, не на новые койки в больницах, не на восстановление заводов потратят, а туда, где можно украсть!

По мнению парламентария, в ситуации виноваты не только кризис и ковид, но и федеральное правительство:

 — Сейчас принята поправка, разрешающая регионам набирать займы на исполнение нацпроектов и госпрограмм. Но вы о чем же думали, когда все это так пышно принимали? Когда перед выборами очередными упражнялись в популизме, раздували хотелки? Не знали, что у регионов нищая казна, и ваши речи прекрасные исполнять на местах просто нет сил и возможностей? Что касается банкротства регионов и введения внешнего управления, то у Саратовской области такой опыт отчасти уже есть, уже был период, когда мы расходовали деньги только с одобрения Минфина. Так что, если вдруг, то нам не привыкать.

Секретарь федерального совета «Партии Дела» Алексей Лапушкин уверен, что банкротство регионов может стать прямым следствием окончательного краха господствующей экономической модели:

— Она навязывалась с 1991 года и подошла к последней черте. Понятно, что только развитие национальной экономики, собственных производств даст рост налогов и доходов казны. А та модель, которая получила название «петли Кудрина», всю страну привела к пропасти. В итоге национальная валюта девальвирована, доходов нет, бюджет страны набивают свеженапечатанными рублями, всевозможными дерривативами и суррогатами. По сути воссоздается пирамида ГКО, и ситуация складывается точь-в-точь как перед дефолтом 1998 года. Я думаю, можно смело говорить о банкротстве страны, а не только о банкротстве регионов, — пояснил эксперт «БВ».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.