Правило бумеранга: как честный покупатель глотает цементную пыль в саратовском арбитраже, а экс-банкир теряет собственность

Осенью 2020 года экс-банкир Геннадий Шмидт стал фигурой, окончательно утратившей положение в бизнес-империи, которую сам же создавал. И пусть давно отшумели страсти, некогда кипевшие вокруг «великой» WDB-групп, но через годы вдруг возникают сюжеты, которые доказывают, что справедливость существует.

Вспомнить все

Причина — постыдное фиаско в корпоративных интригах, и здесь Геннадию Юрьевичу не впервой терять лицо. Достаточно вспомнить нашумевший процесс «Шмидт против Шмидта», когда в клинч вошли два бывших творца некогда великой WDB-групп.

«БВ» подробно рассказывал про этот драматический и одновременно курьезный процесс, начавшийся в октябре 2018-го и закончившийся в августе 2019-го отказом Верховного суда рассматривать жалобу Геннадия Шмидта на коллегии по экономическим спорам.

Суть дела была в том, что офшор «Женева истеблишмент» (зарегистрирован в Люксембурге), подконтрольный Геннадию Шмидту, начал требовать с Виктора Шмидта через саратовский областной арбитраж 28,5 млн долларов и проценты в сумме 367 тысяч долларов.

По условиям договора от 2014 года Виктор Шмидт должен был выкупить у офшора акции трех подконтрольных Геннадию Шмидту вольских предприятий: ЗАО «Волга Цемент», ЗАО «Коммунар» и ЗАО «Карьер».

Возможно, этот договор был своего рода золотым депозитом для Геннадия Шмидта, ведь ему при дележке активов империи WDB достались пакеты в далеко не процветающих компаниях.

Однако на суде вскрылся курьезный факт: у реестродержателя, которым является АО «Специализированный регистратор — Держатель реестров акционеров газовой промышленности» (АО «Драга»), не оказалось сведений, что у Геннадия на момент заключения договора с Виктором Шмидтом имелись права собственности на акции указанных компаний.

Этот странный пассаж оставляет большое поле для гипотез: то ли оба подписанта, эти матерые санитары леса, не проверили документы перед тем, как поставить подписи, а есть ли товар ценой в 28 миллионов «зеленых», то ли товар в начале был, а потом вдруг сплыл…

Такая же удивительная штука произошла и с исками Геннадия Шмидта к ЗАО «Карьер». Два иска экс-банкир направил в начале прошлого года, требуя, чтобы общество представило ему подробные отчеты за 2016-2019 годы. Один иск Шмидт проиграл, второй был оставлен без рассмотрения: как выяснилось, жалобщик и «Драга» немного разошлись в подсчетах.

Геннадий Юрьевич был уверен, что у него в собственности 19% акций ЗАО, а по сведениям АО «Драга» (реестродержатель многих компаний пула WDB) — всего лишь 0,0681410640%. К тому же акционером г-н Шмидт стал только в 2019 году. 

Как так выходит, что столь опытный делец раз за разом совершает такие глупые ошибки и промахивается в подсчете собственных акций? Может, дело в корпоративной арифметике, а может, в чем-то еще? Или просто черт попутал?

Быстро и бессовестно

Эта комедия ошибок вызывает особые чувства: это сейчас ее основной персонаж выглядит нелепым простачком, а были времена, когда банкир оставлял в дураках вполне серьезные организации. Ну, или это черт так сильно путал Геннадия Юрьевича, а заодно судей, прокуроров и налоговые органы.

Вот доказательство. В 2007 году наш герой стал ликвидатором компании ООО «НовоАлтай-А». Это название сегодня никому ничего не скажет, но в середине прошлого десятилетия оно было на слуху. А все потому, что в июле 2006 года WDB-групп и HeidelbergCement AG заложили первый камень в основу нового предприятия по выпуску цемента на базе вольского завода «АЦИ». Завод асбоцементных изделий был в свое время обанкрочен и перешел в руки «банкформирования».

Были заявлены крупные совместные инвестиции, новое предприятие должно было выйти на мощность 3 млн тонн цемента в год, а затем немцы должны были выкупить у банкиров контрольный пакет акций производителя.

Но вдруг выяснилось, что г-да Шмидты были не вполне честны со своими иностранными партнерами! Еще за полгода до торжественной закладки первого камня областной арбитраж подтвердил, что оборудование завода-банкрота находится в собственности совсем другой компании — того самого ООО «НовоАлтай-А»!

Оказывается, еще в апреле 2004 года эта фирма, зарегистрированная в Новороссийске, приобрела у конкурсного управляющего ОАО «Вольский завод «АЦИ» право собственности на оборудование цементного и шиферного производства, а также транспорт, необходимый для обслуживания цементного производства. За оборудование «НовоАлтай-А» отдал серьезные по тем временам деньги — 35,6 миллионов рублей, за транспорт — еще более 15 млн рублей.

Кроме того, между ООО «НовоАлтай-А» и ОАО «Вольский завод «АЦИ» был заключен предварительный договор, по условиям которого ООО «НовоАлтай-А» обязалось приобрести у завода и корпуса.

Нельзя сказать, что суд в арбитраже был для Шмидтов полной неожиданностью. Напротив, они обо всем прекрасно знали, ведь еще в апреле 2005 года эти господа ударили по рукам с конкурсным управляющим, в итоге он вдруг снова продал то оборудование, которое уже было собственностью «НовоАлтая-А». И это была первая жертва чертовской путаницы.

Но вот суд вынес решение, что законный владелец оборудования — «НовоАлтай-А», и ее право нужно восстановить, истребовав собственность у незаконного покупателя — ООО Предприятие «Индустрия Плюс».

Сразу после этого был сделан новый шаг: ООО «Предприятие «Индустрия Плюс» представляет в суд договор о том, что оборудование продано третьим лицам. Дата на договоре — 18 сентября 2005 года. Почему-то в первой инстанции «Индустрия Плюс» о нем и не вспомнила, но в 12 ААС документ предъявила. Любой суд заподозрит тут фальшивку, но — не 12 ААС, который приобщил документ к материалам и тут же взялся рассматривать дело по правилам первой инстанции.

Целая тройка саратовских судей пала жертвой чертовщины, но Поволжский окружной суд в Казани чудом устоял. Он отменил инициативу апелляции как незаконную, хотя 12 ААС это не остановило. Суд идет ва-банк и 29 сентября 2006 года отменяет решение первой инстанции, которое было вынесено в пользу ООО «НовоАлтай-А»!

Однако заинтересованные лица прекрасно понимают, что в Казани вся эта кривая самодеятельность и дня не простоит, и тогда в объятиях неизвестной силы оказывается уже Геннадий Юрьевич. Почтеннейший банкир делает свой первый шаг на стезе путанья всего и вся. А вот какой — узнаете в продолжении истории.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.