Туалеты, канатка и фонари – что хотят видеть саратовцы в Парке Победы на Соколовой горе

ДОМ.РФ и КБ «Стрелка» провели первую из пяти экспертных сессий, посвященных формированию техзаданий для участия в открытом международном конкурсе на лучшие архитектурно-градостроительные проекты развития центральной части Саратова.

Эксперты обсудили будущее территории Соколовой горы и, в частности, Парка Победы.

Согласно соцопросу, проведенному «Стрелкой», большинство горожан – 64% — посещают парк один или несколько раз в год с друзьями или детьми, причем большинство добираются на собственном автомобиле или такси. Среди пожеланий о том, чем необходимо дополнить парк, в тройке лидеров – общественные туалеты, канатная дорога и уличное освещение.

– Но нам нужно думать не только о реальных проблемах, но и о том, что потребуется через 5-7-10 лет, — оптимистично отметил краевед Вячеслав Трушин.

В целом же, обсуждение экспертов свелось к трем проблемам: как обеспечить транспортную доступность парка, как не перегрузить наполнение парка и при этом сделать его интересным для посещения, как связать его с другими объектами – Маханным оврагом, Зеленым островом и и территорией бывшего аэропорта.

Не такси единым

Говоря о транспортной доступности, председатель областной Общественной палаты  Борис Шинчук напомнил о том, что еще пять лет назад администрация Саратова сделала кусок дороги в 700 метров со стороны нацдеревни, еще один такой же кусок обеспечит парк дополнительным входом.

Сергей Лазарев отметил проблемы с внешней логистикой – единственный вход в парк обуславливает его тупиковую структуру: дальше первого-второго этапа посетители просто не заходят. Строящаяся детская железная дорога не решает проблемы внутренней логистики и нужен собственный внутрипарковый транспорт. Тем более, что железная дорога обеспечит слишком явную границу с Маханным оврагом, которую «потом придется преодолевать».

В ответ Борис Шинчук констатировал, что детская железная дорога будет двигаться по краю оврага, который и так ничем нельзя занять. А по парку можно и пешком походить, это рекреационная зона и никакой внутрипарковый транспорт здесь не нужен. Что же касается общественного транспорта, то даже просьба «завернуть» маршрут «ГАЗелей» ко входу в парк пока не находит понимания у властей. В целом же, по словам Шинчука, есть три варианта подъезда к парку. Общественник Михаил Волков посоветовал расширять доступ в парк за счет ул. Хвесина.

 «Журавли», спорт, наука и никакой аллеи трезвости

Дискуссию вызвал вопрос, связанный с внутренним устройством парка. Так, сын автора мемориального комплекса «Журавли» Иван Менякин предложил привести эту часть парка в соответствие с задумкой архитектора, вырубить ели и вместо них посадить серебристые тополя.

Общественник Александр Ермишин не согласился, напомнив, что в городе и так напряженная обстановка в связи с тотальной вырубкой зеленых насаждений и не стоит ее обострять.

Архитектор Евгений Спирин, наоборот, отметил тенденцию к сохранению памятников советского периода, сообщив, что «Журавли» — это жемчужина советского модернизма, а аллею необходимо восстановить и привести в первоначальный вид.

– То, что сделано 15-20 лет назад было хорошо, но, на мой взгляд, ошибочно. Это летопись времен и вмешательство в нее — фальсификация истории, — заметил он.

Искусствоведа и художника Игоря Сорокина встревожил тот факт, что Соколовая гора, по сути, «уже является не территорией памяти, а свалкой памяти».

— Гору уже любят, оттуда потрясающие панорамы, но своим гостям показываю только «Журавли», чтобы дальше они не видели нагромождения всего, чего только можно, — отметил он, имея в виду памятники погибшим в различных воинах и локальных конфликтах. – Получается уже Диснейленд какой-то.

Эту тему продолжила куратор проекта в КБ «Стрелка» Елена Мандрыко. Она задала участникам сессии «провокационный» вопрос о том, чего не должно быть в Парке Победы, отметив, что по ее мнению, аллея трезвости – «это уже перебор».

Сергей Лазарев считает, что не стоит противопоставлять разные периоды развития парка, а накопленный огромный фактический материал «надо правильно интерпретировать и использовать». Хотя потом он предложил «переформатировать нацдеревню»: по его мнению, сейчас она превратилась в «банальную группу ресторанов», а должна быть сформирована с учетом исторических требований и элементов быта.

Заведующий кафедрой «Архитектура» УРБАСа СГТУ Сергей Дядченко, в свою очередь, назвал «гробостроительством» напечатанные на 3Д-принтере скульптуры героев войны.

— Выстраивать канву парка очень сложно. Часть попадает в содержательную канву, часть — нет. Парк мемориально-памятный, причем здесь «Нефтегаз»? Нужно найти грань, за которую нельзя выходить, — отметил он, предложив, тем не менее, реализовать спортивный потенциал объекта. Его поддержал Михаил Волков, уточнив, что не стоит «наращивать памятники», а можно выделить зону для науки. 

– Не больших зданий, а музея, где молодежи будет интересно узнавать о законах, например, физики, — уточнил он.

Борис Шинчук, явно задетый нелестными отзывами, сообщил, что территория парка – 90 га,  «культурный пятачок – очень маленький», а нацдеревня – это не рестораны, а «школа дружбы народов». Он отметил, что спорткомплекса в парке добивается уже лет 10, как и автополива зеленых насаждений. Он обратил внимание на то, что «компоновкой» объектов в парке занимаются музейщики и стоит выслушать их мнение.

Иван Менякин отметил, что нужно либо сохранить мемориальную направленность парка, либо районировать его. С ним согласился блогер-краевед Денис Жабкин, подчеркнув, что парк должен быть многофункциональным, но при этом обязательно должны быть сохранены уникальные и редкие исторические экспонаты – военная, сельскохозяйственная техника, пожарные машины, аппараты для погружения подводников. 

Николай Ким подвел черту под обсуждением, предложив «думать не о том, как насытить парк, а как сделать его гармоничным», уделив, в том числе, внимание практически заброшенным сейчас территориям.

Связь времен, стихий и территорий

Говоря о связи парка и окружающих территорий, Игорь Сорокин отметил, что «физика местности» Соколовой горы задала геометрию всему центру Саратова. Но важно выстраивать связи не только в сторону города, но и в сторону, например, Маханного оврага и территории, где вот уже более 100 лет растут яблоневые и грушевые сады совхоза Комбайн.

– Там есть старинные сорта и можно заниматься садовой археологией. Этот сад деда Иллариона, деда Павла Кузнецова связан с первыми именами в русском искусстве – Павлом Кузнецовым, Петром-Водкиным, Василием Каменским. Это точка в эпицентре и важно в ходе реконструкции и попытки связать парк с зеленым островом, территорией аэропорта не вторгнуться в тот мир, который там создавался в течение полутора столетий, — отметил он, уточнив, что через Маханный и Глебучев овраги можно провести линейный парк.

Рустам Абдульманов напомнил о мусульманском/татарском кладбище по соседству с парком и выразил надежду, что его наличие будет учтено при проектировании территории.

Глава портала «Фотографии старого Саратова» Николай Ким рассказал о том, что в проект планировки можно было бы вписать сооружения заброшенного водопроводного комплекса, построенного в конце 19-го века. На этом месте был деревянный водопровод, возведенный саратовским купцом Василием Гришиным, а затем выкупленный московским купцом.

Сменив еще нескольких владельцев, он остался в руках у англичан, которые взяв за основу проект лондонского водопровода, выстроили на этом месте новое сооружение, а также водонасосную станцию, бассейны для фонтанов.

– Это несколько заброшенных объектов, надземная часть которых уже превратилась в руины, зато подземная сохранила всю красоту, включая прекрасные круглые порталы, — рассказал он, уточнив, что здесь вполне можно устроить музей истории саратовского водопровода, малых рек и самой Волги.

Краеведа Алексея Голицина больше волнует, как обеспечить и сохранность, и доступ к природному памятнику останцу «Три монаха» в народе названном «Чертов палец». Это название обусловлено еще и тем, что природный памятник «исчезает на наших глазах».

Останец образовался на восточной части Соколовой горы 10 тыс. лет назад в результате известных «затонских» оползней. Исчезает памятник не только в результате действия сил природы, но и отдельных «туристов», несмотря на то, что доступ к нему весьма затруднен и требует недюжинной физподготовки.

 — Снизу через жилой сектор у Затона, через который не  пройти – вся территория занята коттеджами с охраной. Можно к останцу пройти через Парк Победы или по ул. Красновой от «Пентагона», но для взрослого человека это серьезное испытание, — констатировал Алексей Голицын.

Впрочем, это не мешает крепким молодым людям предпринимать попытки увековечить на нем свои имена. Причем, за это ни им, ни желающим что-то построить поблизости ничего не будет: с 2007 года распоряжением занимавшего тогда пост губернатора Павла Ипатова останец лишен статуса памятника природы регионального значения. Как и Маханный овраг и затонские оползни.

Сергей Дядченко констатировал, что сейчас парк – это анклав, «вещь закрытая в себе», в чем есть и достоинства и недостатки. Он напомнил, что еще 15 лет назад предлагал проект о соединении трех территорий – Глебучевого оврага, Зеленого острова и Соколовой горы, обеспечив тем самым связь трех стихий – воды, воздуха и земли. Сделать это можно благодаря канатной дороги, створы которой уже есть.

Скорее всего, речь идет об остатках канатной дороги горнолыжного спуска, который, как считает Борис Шинчук, стоит восстановить. Михаил Волков транслировал мнение предпринимательского сообщества на этот счет, отметив, что оно относится с большим юмором к этой идеей — уж больно она утопическая и дорогая.

О связях же территории Зеленого острова, парка и старого аэропорта лучше послушать архитекторов-генпланистов, например, архитектора Владимира Вирича, хотя по опыту Октябрьского ущелья «прекрасно работал» бы терренкур – дорожка для пеших восхождений, «дозированная» по длине и углу подъема.

Черту под обсуждением подвел главный архитектор Виталий Желанов.

— Мы все пытаемся быть первооткрывателями, но в 1984 году парк входил в первый проект планировки на северную часть Саратова и уже тогда были вопросы, которые до сих пор остаются без ответа. Причем многие из них, из-за появления, например, нового микрорайона на месте старого аэропорта, обострятся многократно, — констатировал он.

Он сообщил, что уже есть проекты, предусматривающие доступ в парк с нескольких сторон, территория парка дает возможность наполнить его любым функционалом, а проектом планировки связь пространств обеспечивается канатной дорогой и горнолыжным центром.

— Треть территории в низинах не освоена вообще, хотя она как раз и предназначалась для стадиона, там есть дорожки, места будущих фонтанов. Три года назад в администрации Саратова был сделан инвестпроект в Маханном овраге. Перепад высоты в 78 метров, 3-4 трассы  длиной в километр могли бы обеспечить строительство горнолыжного центра и стать прекрасным местом для любительского спорта, — заключил он.

Любопытно, что из всего вышеперечисленного КБ «Стрелка» возьмет в новый проект планировки этой территории. И будет ли он «новым», учитывая, что за последние почти 40 лет идеи благоустройства и связи пространств в центре Саратова, кажется, ходят по кругу.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.