Саратовский эксперт: не СМИ подрывают доверие к судам, а сами судьи своей некомпетентностью

sudiaСуды требуют себе законодательного инструмента, который позволил бы диктовать СМИ, как освещать их деятельность. Вопрос был поднят на этой неделе на Совете судей, где рассматривалась новая концепция информационной политики судебной системы, рассчитанная до 2030 года.

Проект концепции предусматривает разработку специального нормативного акта о правилах освещения работы судов в прессе и внедрение «эффективного механизма защиты от дискредитации судебной власти в СМИ». Журналистов предлагается привлекать к ответственности за давление на суд и лоббирование неких «интересов отдельных лиц» через размещение негативных материалов о работе судов.

Предыдущая концепция информационной политики судов принималась в 2001 году и в ней в основном говорилось об информационной блокаде судебной системы, которую собственная закрытость стесняет в возможностях отстаивать свои интересы. Ставка делалась на систему информационного обеспечения работы судов.

Теперь же Совет судей обеспокоен имиджем судебной системы и освещением ее работы в прессе. Предполагается добиться положительного отношения граждан к судам путем популяризации судебной деятельности и ведения разъяснительной работы. При этом в концепции всплывает термин «скандализация правосудия». Авторы документа упрекают СМИ в манипулировании общественным мнением в отношении судебной власти и в необоснованной критике, подрывающей доверие к судебному процессу.

На публикации суды уже жаловались. Так Мосгорсуд в октябре заявлял, что пресса травит судью Тверского районного суда Алексея Криворучко, приговорившего к трем годам колонии Павла Устинова по так называемому «московскому делу», процессу в отношении группы участников протестной акции, обвиненных в применении насилия к представителям органов правопорядка.

«Содержание ряда публикаций следует расценивать не иначе как неприемлемое вмешательство в деятельность по осуществлению правосудия, проявление неуважения к суду, провокации в адрес судьи», — отмечал тогда Мосгорсуд, но официальных претензий к СМИ не предъявил. Напомним, приговор Устинову этим же судом был изменен на 1 год лишения свободы условно.

По мнению саратовского политолога Александра Пантелеева, сама постановка вопроса с защитой от СМИ работает не в пользу судейского имиджа.

— Если общество развивается нормально, то его законодательная, судебная и исполнительная ветви власти друг от друга независимы. Ни одна из них не может другой диктовать. Ничто им не указ, кроме закона. В нашей же стране хорошо стал известен термин «басманное правосудие», связанный с тем, что судьи довольно часто выполняют политический заказ, — напомнил он.

Как пояснил эксперт, если власть начинает давить на суд, а он не может этому давлению не уступить, остается лишь одна возможность не потерять имидж: добиться, чтобы о нарушениях в судебной системе не говорили вообще.

— Судьи, которые это предлагают, расписываются в собственном бессилии, — считает Александр Пантелеев. — В настоящее время существует ряд законов, уже опробированных и соответствующих международной практике, который позволяют, например, защититься от клеветы. Если им этого не достаточно, а просто хочется чтобы про них не писали, они признаются в собственном бессилии в применении действующего законодательства.

Негативно воспринял новую информационную концепцию для судебной системы и Союз журналистов РФ. Секретарь организации и соавтор закона о СМИ Михаил Федотов в беседе с «Ведомостями» напомнил, что такие меры противоречат 29-й статье Конституции РФ, гарантирующей свободу слова. В Совете по правам человека напомнили, что в случае с «московском делом» само решение суда плачевно сказалось на его репутации. Именно судебные вердикты подобного рода, считает член СПЧ Леонид Никитинский, подрывают доверие к судам, а вовсе не то, что пишет о них пресса.

Лишь 28% судей, согласно недавнему опросу регулярно читают, что пишет о них пресса. Качеством публикаций довольно только 19% представителей судов, еще 22% говорят о некомпетентности журналистов, 27% заявляют об ангажированности СМИ, 20% — об искажении информации. И на фоне этого разброса мнений увесисто выглядит доля в 62% — именно столько опрошенных судей заявили, что гласность эффективному отправлению правосудия не способствует.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.