Частичная мобилизация: как малому бизнесу не разориться, не закрыться и не схлопотать уголовных дел. Пока никто не знает

Частичная мобилизация, похоже, может подкосить под корень малый бизнес в России. Однако большинство вопросов предпринимателей пока остаются без ответов.

Ситуация сейчас чем-то напоминает начало пандемии коронавируса: бизнес поставили перед фактом, не пояснив, как именно ему нужно выполнять новые требования, чтобы не разориться, не закрыться и не заработать уголовных дел. Видимо, действовать в критических ситуациях среднестатистический чиновник как не умел в 2020 году, так к 2022 не научился.

Бизнес оказался фактически брошен на произвол судьбы. Особенно много вопросов возникает у ИП.

Напомним, для попавших под мобилизацию и заключивших контракты с Минобороны занятие бизнесом исключено — коммерческая деятельность на время несения военной службы законодательно запрещена. Но если владелец ООО может отдать свою компанию или долю в ней в доверительное управление, то как поступить индивидуальному предпринимателю?

По закону, он должен или закрыть ИП, или приостановить его деятельность. В любом случае, это означает расторжение всех договоров — кредитных, арендных, с контрагентами. При этом ИП — это не всегда бизнесмен-одиночка, у многих из них есть сотрудники. Значит, люди автоматически оказываются уволенными. Как в таком случае обеспечить нормальное существование экономики регионов, собираемость налогов, не допустить роста безработицы и социальной напряженности?

Непонятно также, что делать исполнителю госконтрактов, если мобилизация коснется его самого или ключевых сотрудников. Ведь сорванные сроки — это верный путь в реестр недобросовестных поставщиков, не говоря уже о судебных исках.

Еще серьезнее проблемы у застройщиков. Их работники не под какую бронь не попадают, а это значит, что работодатель может запросто лишиться своих квалифицированных специалистов, если у тех обнаружится требуемая военно-учетная специальность. Кадровая дыра, опасаются участники рынка, может спровоцировать появление новых обманутых дольщиков. Если же под мобилизацию попадает сам застройщик, он и вовсе оказывается в патовой ситуации: за долгострой ему грозит уголовное дело, за уклонение от призыва — тем более.

Как рассказал «БВ» один из саратовских участников рынка, в его компании уже призвали одного из прорабов, та же участь может постигнут его самого, главного инженера и большинство сотрудников, так как коллектив компании — молодой. Между тем, ответственность за начатые проекты, взятые в банки кредиты и дольщиков с него никто не снимал. Попытка получить консультацию в областном правительстве пока ни к чему не привела — чиновники сами не знают, что говорить. 

Сайты федеральных бизнес-организаций, в том числе, ТПП РФ и «Опоры России»  никаких советов бизнесу не дают, хотя казалось бы, это должно сейчас стать их первоочередной заботой. Но нет: представители ТПП РФ рассуждают о развитии законодательства по госзакупкам на открывшейся 22 сентября в Сочи Всероссийской конференции и участвуют в конференции «Россия — Африка».

«Опора России» занята международным форумом «Антиконтрафакт», он открылся сегодня в Бишкеке. А разъяснений по поводу мобилизации ни на одном из федеральных ресурсов нет. Нет ни телефонов «горячих линий», по которым бизнес мог бы с этими вопросами обратиться, ничего!

Первыми отозвались только регионы. Новосибирское отделение «Опоры России» фиксирует многочисленные обращения от представителей бизнеса. Глава отделения Игорь Салов сообщил, что организация направила премьер-министру Михаилу Мишустину, Минэконому и Минпромторгу РФ письма о необходимости установить отсрочку по призыву для предпринимателей и ведущих специалистов предприятий МСБ. Отсрочка, уверены авторы обращения, должна предоставляться не только сотрудникам предприятий, работающих на оборонку, но и в целом реальному сектору экономики. Также представители организации просят рассмотреть квоты по призыву с одного предприятия, чтобы не допустить критической потери кадров, а также ограничения по мобилизации нескольких членов семьи.

В случае мобилизации ИП или директора и учредителя компании в одном лице, считают в «Опоре» Новосибирска, необходимо дать ему несколько дней на передачу дел и оформление доверенностей, распоряжений по счетам. Также представители организации просят для поддержки бизнеса на период мобилизации приостановить начисление ему фискальных и иных обязательных платежей, которые не зависят от размера выручки.

Инициатива была поддержана председателем всероссийской «Опоры» Александром Калининым. Только вот пока эти письма дойдут до Москвы, а предпринимателей призывают уже сегодня. Молчат, впрочем, и чиновники. Так, ни губернатор Роман Бусаргин, ни профильные министры Андрей Разборов, Андрей Архипов и Павел Мигачев, ни бизнес-омбудсмен Полина Московская ничего объяснять бизнесу не спешат. Зато завтра регион принимает делегацию из Узбекистана, с которой руководство области будет обсуждать вопросы трудовой миграции. Неужели всерьез рассчитывают заменить мобилизованных саратовцев мигрантами?

Бизнес, между тем, почти в ауте.

— Начали приходить реальные повестки, люди уходят на сборы. Если уходит рабочий с завода, простаивает один станок из 50, а если уходит владелец бизнеса или директор, рассыпается вся структура, особенно, если это малый бизнес, ведь там на одного человека завязана масса функций, — поделился с «БВ» саратовский бизнесмен, глава ГК «Подъем» Роман Репин. — Предприниматель кругом и всюду должен. В этих обстоятельствах потеря одного из четырех сотрудников ООО, это потеря 50% работоспособности. А с ИП возникает еще и юридическая коллизия, он же единолично ведет деятельность, отвечая своим имуществом. И если ИП перестает выполнять свои обязательства, например, по бюджетному контракту, и оказывается в учебном лагере или на сборах, кто тогда будет нести ответственность? Кто будет поддерживать его бизнес, если он вообще один?

 

По словам Репина, у предпринимателей это вечная история — ты всем должен, а тебе — никто. «Трудовое законодательство за последние годы претерпело некоторые изменения и стало отвечать реалиям времени. А законодательство в плане гражданской обороны, военной подготовки — нет», — считает он.

За поддержку граждан сейчас активно взялся Общероссийский народный фронт, но сфера деятельности ОНФ сейчас — это помощь призванным ошибочно, поскольку с перегибами на местах столкнулся уже ряд регионов. Только в Белгородской области, пишет Ъ, на имя губернатора Вячеслава Гладкова, поступило более 600 обращений, связанных с мобилизацией. 75 жителей оказались призваны ошибочно и при помощи регионального руководства вернулись домой. В призывные комиссии в Тюменской области добавили гражданских чиновников для более тщательной проверки документов — там тоже вскрылись случаи отправки повесток тем, на кого мобилизация не распространяется. 

— Если говорить о законе о мобилизации, то он достаточно старый. Сама структура закона старая, 1997 года, ему 25 лет, — размышляет глава саратовской компании «Юрком» Николай Скворцов. — Закон этот на практике не применялся никогда, это мертвый закон. Он никогда не обкатывался практикой, его никто особо и не читал, кроме сотрудников военных комиссариатов. И никто не ожидал, что будет на практике ситуация, когда возникнет куча вопросов. Этот закон надо менять. В том виде, в котором он сейчас есть, этот закон просто убьет бизнес и не только бизнес. Потому что четких критериев там нет.

Все, на что можно рассчитывать сейчас, полагает Скворцов, это на то, что федеральное руководство, получив вал вопросов от граждан и бизнеса, будет их решать. Сделать это предстоит в течение ближайших недель, чтобы не допустить возникновения еще худших проблем. Такого количества вопросов , отмечает он, не было даже при пандемии, а решений на них нет. Трудовые гарантии и кредитные каникулы, которые уже ввели — это полезные шаги, но это малая доля того, что предстоит решить.

Что же делать бизнесу сейчас? Не молчать, а направлять обращения, лучше коллективные, чтобы его голос был услышан, а возникающие проблемы решены на начальном этапе, советует юрист.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.