Член Общественной палаты Наталья Караман: балаковский бизнес тоже просится на работу

work-5007097_1280Балаковский бизнес поддерживает представителей саратовского отделения «Опоры России» в намерении добиться ослабления наложенных из-за коронавируса ограничений. Позицию предпринимателей Балаково изложила «БВ» общественница Наталья Караман.

Бизнесу, подчеркивает она, нужно дать возможность работать при условии соблюдения мер безопасности. В небольших городах, таких как Балаково, любая проблема малого бизнеса заметнее. Так, один лишь закрытый крупный ТЦ лишает работы многих арендаторов, которым в то же время никто не обещал отсрочку арендных платежей.

Кроме того, с бизнеса не снимали и обязанности подавать отчетность в налоговую, а потому многим придется готовить обширный пакет документов и отсылать его по почте. С 20 апреле начинается начисление авансовых платежей по ЕНВД, а этого налога предложенные регионом немногочисленные льготы не касаются никак.

Получаются двойные стандарты, отмечает общественница. За зарплаты работников предприниматель несет ответственность, а за их здоровье выходит — нет. Где больше шансов человеку заразиться, на рабочем месте, в окружении коллег, или в магазине, куда может прийти кто угодно. И в целом режим ограничений в Саратовской области, полагает Караман, не соответствует реальному уровню опасности.

— Государству нужно думать о том, как сохранить налогоплательщиков, — заключает Наталья Караман. Она напомнила, что управление по развитию потребительского рынка есть при любой муниципальной администрации. Но чиновники, получающие зарплату, никаких шагов по помощи субъектам этого рынка до сих пор не предприняли.

Между тем, федеральный эксперт, экономист Дмитрий Прокофьев, пришел к заключению, что малым и средним бизнесом государство в сложившейся обстановке легко пожертвует, предоставив предпринимателей своей собственной судьбе. Свои выводы по этому поводу он изложил «Новой газете».

Специалист напомнил, что ни НДС, ни НДФЛ власти сокращать не собираются. На налоговые льготы имеют право далеко не все, а большая часть помощи сводится к отсрочкам платежей и новым кредитам. По мнению Прокофьева, все дело в специфике самого государства, которое он сравнивает с нефтегазовой корпорацией, а для нее состояние МСБ большого значения не имеет.

Выводы свои эксперт строит на следующих показателях: доля производства углеводов и сопутствующих отраслей в российском ВВП составляет порядка 25%, еще 30% дает торговля и не менее половины от этого объема обеспечивается за счет доходов от экспорта углеводородов. То есть к нефтяному ВВП следует добавить еще 15%.

Четверть ВВП — это государственные расходы, а они опять же на 60% обеспечиваются за счет налогов от нефтегазовой отрасли, акцизов, экспортных пошлин. Еще 10% ВВП эксперт накидывает на нефтедоллары. В общей сумме выходит 2/3 ВВП за счет нефтегазового сектора. Этого, по мнению Прокофьева, достаточно, чтобы на малый бизнес вообще не обращать внимания.

Именно значительная роль нефти и газа в ВВП, уверен Прокофьев, и объясняет такие скудные меры, предложенные для поддержки МСБ. Цена барреля нефти для государства, считает он, важнее деятельности малых предприятий. Кроме того, она от них не зависит. Что же касается безработицы, то в ней, по словам Прокофьева, государство как раз не видит угрозы. Отдуваться в итоге придется как раз регионам.

«В этой логике страдания малого бизнеса и его работников высшее начальство не интересуют совсем. Не случайно вопросы регулирования срока карантинов (то есть срока банкротства предпринимателей) отданы на откуп в регионы. Их бюджет — это налоги на зарплату и на прибыль, плюс федеральные трансферты. Пусть там думают, как сложить два и два, чтобы получилось пять», — цитирует его «Новая газета».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.