Росфинмониторинг отрапортовал о массовой смерти фирм-однодневок, но в Саратове ему не поверили

Федеральная служба по финансовому мониторингу обнародовала отчет по итогам 2019 года.

Как сообщает ведомство, число фирм с признаками однодневок сократилось до 120 тысяч организаций, благодарить за это нужно «взаимодействие с ФНС России, Банком России и другими участниками антиотмывочной системы».

Также на снижение объемов «теневой» экономики работают, в частности, превентивные механизмы на уровне банков, которые отказывают недобросовестным клиентам в обслуживании.

Ранее, в декабре 2019 года глава Росфинмониторинга Юрий Чиханчин сообщил, что совместно с Банком России, ФСБ, МВД и Генпрокуратурой в прошлом году удалось пресечь деятельность 25 теневых («отмывочных») площадок с общим оборотом около 38 млрд рублей. А за три года число компаний с признаками фирм-однодневок сократилось в 14 раз — с 1,5 млн до 120 тыс. Объем сомнительных операций с участием таких субъектов экономики уменьшился в пять раз.

В то же время не все еще идеально. С точки зрения борьбы с отмыванием ключевыми проблемными зонами остаются кредитно-финансовая и бюджетная сферы экономики. При этом главные риски — это коррупция, незаконный оборот наркотиков и финансирование терроризма, — признает руководитель ведомства.

По критериям ФНС фирма-однодневка это «юридическое лица, не обладающее фактической самостоятельностью, созданное без цели ведения предпринимательской деятельности, как правило, не представляющее налоговую отчетность, зарегистрированное по адресу массовой регистрации».

В Саратовской области, где велик неконтролируемый наличный оборот и большие сектора в экономике занимают строительство и сельское хозяйство, известные применением серых схем, тема «ежиков» и «пальто» должна быть очень актуальной.

В 2019 году полиция и Росгвардия пресекли деятельность целой сети фирм-однодневок, на расчетные счета которых от частных клиентов и организаций поступали деньги, которые затем уходили на счета других компаний, после чего снимались и уже в виде наличности возвращались клиентам.

Комиссия организаторов превысила 9 миллионов рублей, а общая сума, которую удалось обналичить участникам группы, составила около 1 миллиарда рублей.

А вообще, по данным областной прокуратуры , в прошлом году в регионе в 17 раз сократилось количество организаций, зарегистрированных по массовым адресам, в 2 раза уменьшилось число компаний с массовыми учредителями, в 4 раза — с массовыми руководителями. Из ЕГРЮЛ в прошлом году были исключены 1,5 тыс. фирм-однодневок. По поводу легализации денежных средств было возбуждено 10 уголовных дел, за несколько лет выявлены 165 преступлений, связанных с незаконным образованием юридического лица, 62 — с незаконным использованием документов для регистрации юрлиц.

Однако это не значит, что зло искоренили напрочь, тем более сейчас, во время наплыва больших денег по нацпроектам. Скандальная подоплека многих тендеров, к выполнению которых на субподряд берут неизвестно кого, а стало быть бюджетные средства прокручиваются через незаконные схемы, уже не раз всплывала в прессе.

В этом месяце депутат областной думы глава строительной холдинга Леонид Писной даже заявил, что ФНС совместно со строителями должна нести ответственность за таких работников.

ФНС не дает строителям информацию о том, что компании подозрительны, а потом подрядчик платит НДС за недобросовестного «субчика» и теряет миллионы.

По этой причине крупные организации даже не работают по нацпроектам, ведь вся ответственность за временно привлекаемых ложится на их плечи.

В то же время УФНС сообщает, что региональный бюджет недополучил 100 млн рублей от реализации нацпроектов, а виноваты в этом застройщики-участники нацпроектов (94 фирмы), которые занижают численность работников (13 компаний). У 14 компаний нет никакого имущества, у 45 фирм нет транспорта, но есть имущество (45 фирм), а 37 компаний вообще заявила вычет по НДС на 297 млн рублей.

Глава консалтинговой компании «Бриикс» Юрий Пужалин, считает, что схемы и фирмы однодневки возникают там, где есть коррупция и непомерные налоги:

— Если у чиновника есть возможность оказать влияние, то он за свои услуги будет требовать вознаграждение, а это теневые средства, которые выводятся окольными путями. Если налоговое бремя непомерно, то всегда будут востребованы способы вывести средства и раздать их в конвертах. С другой стороны, действительно, ощутимо, что бизнес по обналичиванию пережил серьезный разгром. Во-первых, уничтожены площадки в столице, игравшие важную роль, во вторых, как жаловались любители этих удовольствий, раньше комиссия составляла 2-3 % от суммы, а теперь сравнима с НДФЛ. Дешевле стало легально работать, чем что-то изобретать.

 Депутат Госдумы Ольга Алимова уверена, что до Саратова волна очищения не докатится:

— На днях человек, похожий на видного единоросса, попал в пренеприятную историю, говорят, пришел за подарком, так сказать, а что было дальше, все знают. Обращает на себя порядок цифр: 2 миллиона, 10 миллионов, и то, что вроде как благодарили за возможность попасть в нацпроект. Ну и о каком очищении экономики можно после этого говорить? Если либо откат нужно дать, если хочешь работать, или победит контора, где есть только стол, стул и на стуле красивая девушка? Обращает на себя внимание и то, что поправки в Конституцию едва приняли, а жизнь уже стала чистой, однодневки подрублены под корень, ни схем, ни обмана больше нет. Если они в 2019 году этого добились, то чего молчали? Маски ковидные мешали говорить? Я считаю, что если где-то победили теневиков, то точно не у нас и до нас никогда это не дойдет. Или это просто манипуляции: обнулили срок, и жизнь наладилась.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.