Саратовский джаз закидали «Карабулакской рассыпухой»: старейшему фестивалю не хватило места на культурной карте региона

23 мая в Пензе  завершился грандиозный трехдневный джазовый фестиваль, на котором выступили несколько десятков музыкальных коллективов. В соседнем Саратове не могут найти 1,5 млн рублей, чтобы устроить праздник с  участием звезд российского джаза.

Энгельсский биг-бэнд «Обертон» под управлением Александра Замороки выступил на большом празднике джаза в Пензе, где с 21 по 23 мая проходил юбилейный международный фестиваль джазовой музыки Jazz May. Музыкантов долго не отпускали со сцены, при этом выступал коллектив Замороки, похоже, со смешанными чувствами.

– Обидно осознавать, что Саратов с его многолетними традициями джазового движения не может или не хочет  устроить такой  грандиозный  фестиваль, — сетует тромбонист, аранжировщик, один из главных организаторов джазового движения в Энгельсе и Саратовской области Александр Заморока.

Александр Васильевич знает, о чем говорит. Еще в 1976 году он организовал джаз-клуб «Граммофон», сейчас один из старейших в стране. С 1991 года на площадке ДК «Дружба» в Энгельсе проводится ежегодный фестиваль «Заволжье», куда в разные годы приезжали артисты, вокальные ансамбли, комбо-составы из России и зарубежные джазисты. Звезды российского и мирового уровня из Санкт-Петербурга, Москвы, Великобритании, Австрии, США, Израиля, Латвии. Известный музыкант Алексей Козлов не зря тогда говорил: «Саратов – город джазовый».

В 70-80-е годы Саратов действительно был в авангарде джазового движения, одним из городов-лидеров  после Москвы и Ленинграда. Такой подъем связан с именами замечательных саратовских музыкантов. Например, пианиста и композитора Николая Левиновского.

Он родился в Саратове, в конце 60-х закончил Саратовскую государственную консерваторию, работал в оркестре Эдди Рознера. В 1978 году  Николай основал в Саратове ансамбль «Аллегро», который быстро завоевал всесоюзную известность, был назван «Лучшим джазовым ансамблем СССР», а сам Левиновский четырежды становился «Музыкантом года» в ежегодных опросах советских джазовых критиков.

В составе «Аллегро» работали известные музыканты ­– клавишник Алексей Курочкин, контрабасист Виктор Двоскин, гитарист Ринат Шаймухаметов, трубач Александр Фишер, тромбонист и вокалист Вячеслав Назаров, саксофонисты Владимир Коновальцев, Александр Закарян, Игорь Бутман и Сергей Гурбелошвили, ударники Виктор Епанешников, Алексей Гагарин и Евгений Губерман.

Саратовский коллектив выступал на международных джазовых фестивалях в Финляндии, Нидерландах, Франции, Германии, Индии, Югославии, Дании, Португалии, Шри-Ланке. Композиции «Аллегро» регулярно звучали по отечественному радио и телевидению. Советская дискография Николая Левиновского включает восемь виниловых LP, разошедшихся тиражами в 40-50 тысяч экземпляров.

В 1990 году Николай эмигрировал в США. У него свои успешные музыкальные проекты и оркестр, в котором работают известные джазмены. Николай Левиновский возглавляет собственный джазовый лейбл – NLO Records.

Александру Замороке больно видеть, что сегодня богатые джазовые традиции Саратова не развиваются, не играют в жизни современников значимой роли. Лишенные финансовой и организационной поддержки, постоянной площадки, саратовские джазовые коллективы выступают редко. Талантливых музыкантов сманивают столичные клубы и коллективы.

 

Вот и саратовский фестиваль джазовой музыки «Заволжье» подошел к своему 30-летию не в лучшей форме. По словам Александра Васильевича, все предыдущие фестивали помогали провести спонсоры. Как правило, это были организации и предприятия, чьи руководители любили и ценили джаз. Например, в списке меценатов значились банки «Синергия» и НВК. Но последние два-три года спонсоров для «Заволжья» найти не удается, а муниципальные и областные власти поддерживают джаз только на словах. 

 – Где я только не бывал, к кому не обращался! В областное министерство культуры, к руководителям  Саратова и Энгельса, в «Единую Россию». Складывается такое впечатление, что наши власти понятия не имеют, что такое джаз. Это направление давно изучают в школах, а наши чиновники относятся с опаской. В Саратовской филармонии до сих пор нет своего джазового оркестра, это о многом говорит,  –  вздыхает собеседник.

Сегодня саратовские джазовые музыканты ушли в педагогическую деятельность, а в другие города (Тамбов, Пензу) приезжают в качестве приглашенных гостей. Имея огромный творческий потенциал организовать собственный фестиваль, но не имея финансирования и поддержки властей. В отличие от соседней Пензы, где из праздника музыки, поддерживаемого энтузиастами и спонсорами, Jazz May превратился в престижный проект финансово поддерживаемый регионом. А в этом году и Президентским грантом.

В Саратове же предпочитают палить по культурным воробьям из пушки – распылять бюджетные деньги на десятки странных мероприятий, вроде фестивалей клубники, арбуза, ухи, шашлыка, грибов, роз, подсолнуха, воздушных змеев и пр. Затейливые краеведческие названия «Хлебная пристань», «Багаевские яблочки», «Вольская уха» или  «Карабулакская рассыпуха» лишь подчеркивают местечковость мероприятий.

Сегодня громких и крупных культурных проектов в Саратовской области два. Собиновский фестиваль, который в этом году пройдет в 24-ый раз и будет посвящен композитору Сергею Прокофьеву. И международный фестиваль документальной мелодрамы «Саратовские страдания», который за 16 лет существования заслужил признание кинематографистов страны. Но не местных чиновников, которые  так и не сочли его достойным иметь стабильное финансирование из бюджета.

Каждый очередной фестиваль дается организаторам «Страданий», особенно после ухода из жизни его президента и покровителя Олега Табакова, непросто.  Да и Собиновский фестиваль с каждым годом сокращает список звезд и интересных гостей, на которых обычно клюет зритель.

Зато десант звезд первой величины — в том числе, Евгений Миронов и Юрий Башмет, высадился в Саратовской области в сентябре 2020 года ради известного лишь в узких балашовских кругах  фестиваля «Театральное Прихоперье».  На который, по некоторым сведениям, из бюджета драмтеатра было потрачено порядка 6 млн рублей.  Только на авиабилеты «Аэрофлота» столичным артистам  ушел почти миллион рублей, им платили многотысячные гонорары. 

Такие цифры для Александра Замороки – из области фантастики. По его словам, на достойный праздник джаза в Саратове хватило бы и 1,5 млн рублей. И то эти средства, в основном, ушли бы на обеспечение бытовых вопросов – оплата дороги и отелей для гостей. У саратовских джазменов много друзей среди российских музыкантов, которые приехали бы в Саратов-Энгельс и выступили бы бесплатно.

Основатель клуба «Граммофон» хотел бы сыграть на одной сцене с оркестром Игоря Бутмана, молодыми музыкантами московской Академии  джаза, оркестрами Екатеринбурга, Ростова-на-Дону, Нижнего Новгорода.    

 

– Если бы финансирование фестиваля джаза запланировали заранее, внесли строчку в бюджет города-области, это решило бы вопрос с проведением мероприятия, – уверен музыкант.

А пока максимум, что могут позволить себе саратовцы – отметить в узком кругу 50-летие джаз-оркестра «Обертон», которым руководит тот же Заморока. Праздник без особой помпы, с участием музыкантов из районов прошел 26 апреля в Энгельсе. Еще одна круглая дата этого года – 30-летие фестиваля «Заволжье». Александр Васильевич мечтает отпраздновать это событие осенью: пригласить друзей и порадовать зрителей. Но не знает, удастся ли добыть денег хотя бы на скромный сейшн.

Юлия Шишкина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.