Собиратель детей: энгельсский житель Артур Эрлин вопреки суду больше полугода не отдает малолетнюю девочку ее маме

В Саратовской области разворачивается трагедия в духе мыльных опер. Житель Энгельса  Артур Эрлин, став отцом двух детей и сначала оставив их с матерями, затем забрал обоих. Во втором случае речь идет об увезенной трехлетней девочке, вернуть которую мать пытается с мая прошлого года.

При этом местные правоохранители проявляют редкостное равнодушие и отмахиваются от женщины. Как, впрочем, и судебные приставы, никак не помогающие ей исполнить решение суда и воссоединиться с ребенком. Отчаявшаяся мать попросила вмешаться в ситуацию уполномоченного по правам ребенка Татьяну Загороднюю, но эффекта пока не видно.

Отец не сразу

Как рассказала БВ обратившаяся в редакцию Юлия Пономарева, с энгельситом Артуром Гусейновичем Эрлиным она познакомилась в 2016 году. Колоритный мужчина южных кровей легко вскружил барышне голову. Роман был ярким, а итогом его стало рождение в ноябре 2017 года девочки.  

Правда, отцовство свое Артур официально оформлять не спешил, хотя жили Юлия и дочка в его доме. Мира в отношениях не было, по словам Юлии, слишком разные у них были менталитеты. После очередной ссоры женщина забрала дочку и уехала к своим родителям в Татищевский район. Причем шаг этот она, по ее словам, обсудила с отцом ребенка – оба согласились, что девочке лучше жить с матерью.

Артур объявился весной  прошлого года, уговорив экс-подругу через ЗАГС зафиксировать его отцовство в документах. Девочка при этом продолжала жить с матерью и ее родителями в Татищевском районе.

Туда-то 13 мая 2021 года в отсутствии Юлии внезапно и приехал Эрлин в компании со своей матерью и старшим братом. Как значится в решении суда (есть в распоряжении БВ), приехавший «нанес телесные повреждения отцу и матери Юлии, а девочку увез к себе в пос. Пробуждение Энгельсского района». По факту случившегося было подано заявление в правоохранительные органы, однако полиция почему-то не увидела в произошедшем состава преступления.

Юлия Пономарева подала иск в Энгельсский районный суд о возврате ребенка, но перспектива разбирательства нисколько не вразумила отца. Как следует из имеющихся в распоряжении редакции судебных документов, инспектор ПДН отдела полиции №5 МУ МВД России «Энгельсское»  майор полиции Светлана Мельникова рассказала, что Артур Эрлин в присутствии офицера полиции нанес побои Юлии Пономаревой, когда та попыталась пообщаться с дочерью. Уже 2 июля 2021 года суд постановил, что на период рассмотрения дела и вступления решения в законную силу девочка должна жить с мамой. Но хэппи-энда не наступило.

Сомнительные документы

Судя по всему, г-н Эрлин вовсе не рвался исполнять судебное решение о передаче девочки матери. Так, он предъявил судебному приставу справку о положительном ПЦР-тесте маленькой девочки. Правда, при этом клиническая лаборатория, которая якобы выдала справку о болезни ребенка, на самом деле не фиксировала у ребенка никаких признаков COVID-19. Соответствующее заявление было направлено медучреждением в службу судебных приставов.

Однако выяснилось, что сомнительная справка — лишь первая в череде аналогичных документов. Как рассказала Юлия Пономарева, в суде Артур Эрлин представил справку о доходах и суммах налога физического лиц за 2021 год, выданную ИП Сутягиным Г. П.. Согласно ей, доход отца за период с января по май составил 50 000 рублей в месяц.

Но вот незадача: по данным Пенсионного фонда России, за период с января по апрель 2021 года работодателями какие-либо выплаты Эрлину вообще не производились. Более того, среди работодателей ИП Сутягин  Г.П. также не значится.

«БВ» решил самостоятельно поискать источник доходов Эрлина и выяснил, что по открытой базе Сhecko Артур Гусейноич Эрлин является директором и учредителем компании ООО «Идель», зарегистрированной в Лопатинском районе Пензенской области. Фирма с уставным капиталов в 10 тысяч рублей занимается производством безалкогольных напитков, разливом минеральной воды. Кроме этого на компании зарегистрировано еще 50 видов деятельности, но все это разнообразие никак не помогает «Идели» сводить концы с концами. Выручка компании составляет всего 11 тыс. рублей, зато убытки — почти полмиллиона рублей.

Эпопея с непонятными документами на этом не заканчивается. Так, в судебных документах фигурирует некий набранный на компьютере текст характеристики на Эрлина с двумя подписями — якобы соседей Артура Эрлина. Однако подлинность документа суд не исследовал, оценку ему не давал.

Еще хуже выглядит история с частным детсадом, поневоле втянутым в эту историю. В материалы дела отец принес благодарность от имени этого учреждения. При этом ее текст написан от руки, не на бланке, нет там ни подписи директора, ни печати дошкольного учреждения.

Эрлин также предъявил суду справку о том, что дочка посещает указанный детский сад с 25 мая 2021 года, а мама от того же сада получила справку, что девочка с 26 мая не посещает это дошкольное учреждение. Неужели отец девочки оформил ребенка в сад всего на один день? И не для того ли, чтобы получить документ?

По словам Юлии Пономаревой, отсутствуют дата и печати и под бытовой характеристикой на самого Артура Эрлина, якобы полученной в отделе полиции № 5 МУ МВД России «Энгельсское».

Успехи дочки на общественном поприще должна доказывать еще и благодарность девочке за выступление на открытом фестивале  «Апрельская капель-2021». Вот только выдана эта бумага на ИП Малахову Л.Г.  Не говоря уже о том, что участия в этом фестивале ребенок, по словам матери, не принимал.

Отец-2: все началось с сына

Интересно, что со старшим ребенком Эрлина, как выяснилось, произошла история один в один как с дочкой. Другое лишь место событий — город Липецк.

И разворачивалась она буквально в том же году, когда мужчина познакомился с Юлией Пономаревой. Как сообщали липецкие СМИ, после трех лет совместной жизни от Эрлина сбежала уроженка Липецка Марина. Она уехала из энгельсского дома  гражданского мужа и забрала двухлетнего сына. Обиженный супруг в ответ на «самоволку» приехал в Липецк, прокрался ночью в дом Марины и ее родителей и устроил стрельбу из пневматического пистолета.

Как сказано в пресс-релизе Следственного комитета, «мужчина, применив в отношении проживающих в доме лиц пневматический пистолет и аэрозольное устройство для самообороны, похитил сына 2014 года рождения и скрылся с ним». Мать Марины в итоге оказалась в больнице.

По факту похищения мальчика СУ СКР по Липецкой области возбудило уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п.п. «а, г, д» ч. 2 ст. 126 УК РФ (похищение несовершеннолетнего группой лиц с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия). Эта статья чревата реальным сроком от 5 до 12 лет, но для Эрлина почему-то все кончилось благополучно — статья была смягчена на ст. 330 (самоуправство, срок до 5 лет). Позднее дело и вовсе было прекращено.

Суд под гипнозом

Что касается девочки, то дочь Юлии Пономаревой, несмотря на определение суда, продолжает  жить с отцом. За неисполнение решения суда ему грозит лишь штраф в несколько тысяч рублей. Причем, кажется, выплатить его не составит труда. В ходе визита в декабре прошлого года представителей районного Управления опеки и попечительства в дом, где живет девочка, были сделаны фото настоящих «хором». Поневоле возникает вопрос, откуда такие доходы у владельца компании с минусовой прибылью.

Впрочем, не исключено, что вся эта красота нажита благодаря маме Артура: судя по интернету, зарабатывает она на жизнь как целительница бабушка Любава. Причем, на целой серии сайтов можно найти отзывы о приличных суммах, берущихся за «услуги», предоставляемые дистанционно по России и Казахстану. 

 

 
 
 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Публикация от Целительница — Бабушка Любава (@babushka_liubava)

 

И чем уж тут объяснить, то ли гипноз виноват, то ли иная магия, но только в ноябре 2021 года судья Энгельсского районного суда вынесла решение, в соответствии с которым жить дочка должна со своим отцом!

Проигнорировано все: сомнительные справки, отзывы и прочие документы. Не говоря уже об инциденте в Липецке и аналогичном – в Татищево. Почему-то судья сочла, что «ни по материальной обеспеченности, ни по жилищно-бытовым условиям, ни по личным качествам суд не может никому из родителей отдать предпочтение». Хотя Юлия Пономарева, в отличие от противоположной стороны, ни в каких драках замечена не была, «левые» документы в суд не приносила.

Психология давления

Но есть и второй краеугольный камень скандального решения. В рамках гражданского дела была проведена судебная психологическая экспертиза. Делала ее сотрудница ООО «Саратовский Центр Экспертиз», Горюнова Е.Ю., которая по программе «судебно-психологическая экспертиза» работает всего лишь с января 2021 года. И вот специалист с таким небольшим экспертным опытом вдруг делает вывод о целесообразности постоянного проживания Пономаревой Владиславы с отцом!

Причем начала эксперт «за здравие»: дала положительную оценку личностям отца и матери, указав, что они не оказывают негативного влияния на развитие ребенка, и что между дочерью и Юлией нет «значительной  психологической дистанции». Но закончила «за упокой»: в отношении матери, с которой девочка жила с самого рождения, у ребенка почему-то вдруг сформирована негативная установка.

Выводам экспертизы вторит психолог Вашакидзе Е.В., которая в своем психологическом заключении утверждает, что «расставание с мамой причинит несовершеннолетней меньший эмоциональный вред». Показательно, что обе встречи проводились в отсутствии Юлии Пономаревой, зато при отце ребенка. 

И суд вдруг берет это заключение за основу, делая вывод, что «проживание ребенка с мамой Пономаревой Ю.А. не отвечает интересам несовершеннолетней, поскольку между ними — матерью и дочерью отсутствует психо-эмоциональный контакт, разрушены детско-родительские отношения». Напомним, эксперт общался с девочкой в отсутствии матери!

Если же исходить из текста решения, сомнительный вывод основан на одном-единственном факте: в ходе исполнительных действий и при попытках встречи девочка к маме не подошла, демонстрируя страх. Вполне объяснимо, учитывая, что, по словам Юлии Пономаревой, встреча почему-то проходила почти в полной темноте, при этом Артур Эрлин держал девочку за руку, постоянно что-то строго говоря ей не по-русски. А в суде инспектор по делам несовершеннолетних Светлана Мельникова показала, что «маму называть Юлей ребенку сказали папа и бабушка».

— Вы представьте – маленькая девочка уже почти 9 месяцев живет без мамы. Что с ней там делают, что внушают – я не знаю, — эмоционально рассказывает Юлия Пономарева. – Все это время я фактически лишена общения с дочкой – разве можно считать общением разговоры по телефону и единичные встречи, проходившие всегда в присутствии посторонних? Если закон говорит о равных правах родителей, то мое право грубо нарушено! На этой неделе должна была состояться очередная встреча Эрлина с приставами, но он позвонил мне и сказал, что уехал с девочкой в Петербург! Кто может гарантировать, что он не уедет с моей дочкой куда-то еще?

По словам Юлии, бывший гражданский муж постоянно угрожает ей – сотовый телефон женщины буквально ломится от его грязных слов. Заявления по этому поводу в полицию тоже отправлялись, но правоохранители, как обычно, сделали вид, что ничего не происходит. Несмотря на все, Юлия Пономарева готова дойти хоть до Верховного суда РФ, отстаивая свое право на жизнь с дочерью.

Кстати, Верховный суд в похожей ситуации прямо постановил, что девочка должна оставаться с матерью.  В аналогичной истории в Ставрополье суды первой инстанции также довольствовались результатами психологической экспертизы, однако вышестоящая инстанция показала, что это неправильный подход, и четырехлетний ребенок вряд ли может осознанно решить, с кем ему лучше жить: с мамой или папой.

Заседание по апелляционной жалобе Юлии Пономаревой еще не назначено,  хотя Артур Эрлин, судя по его поведению, может и вовсе на него не явиться, уехав с девочкой куда-нибудь еще – например, в Казахстан. А параллельно он снова ищет очередную подругу жизни, зарегистрировавшись на сайте знакомств. История повторится?

 

Фото на заставке: pixabay.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.