У «Траста» все по-честному: саратовский арбитраж счел недоказанными претензии к кредитам свинокомплекса на 1,5 млрд рублей

svininaБанк непрофильных активов оказался замешанным в историю банротства крупнейшего саратовского свинокомлекса «Рамфуд-Поволжье»

Еще в сентябре конкурсный управляющий компании «Заря» Александр Панин направил в суд скандальное ходатайство о том, банк «Траст» следует удалить из числа залоговых кредиторов банкрота.

Имущество, которое закладывалось для получения гигантских сумм — кредита на 200 млн рублей и займов на 1,5 млрд рублей — обнаружить не удалось.

Против такого развития событий протестовал сам банк, а в конце ноября судья Надежда Колесова отказала конкурсному управляющему.

Права «Траста» и его место в реестре кредиторов саратовский арбитраж признал в конце июня этого года, но сама история отношений «Траста» и его заемщиков в лице «Зари» и компаний из пула ГК «Рамфуд» очень интересна.

Известно, что ООО»Заря» появилось на свет для исполнения замыслов бывших владельцев Промсвязьбанка Алексея и Дмитрия Ананьевых, пожелавших получить в собственность крупнейший свинокомплекс региона – ООО «Рамфуд-Поволжье». Хронику этого интереснейшего банкротства «БВ» отслеживал несколько лет. Наконец. в 2017 году «Заря» купила с торгов 95% акций свинокомплекса, которые были проданы в рамках банкротства одной из компаний ГК «Рамфуд».

Однако «Заря» была не только держателем акций и арендатором мощностей «Рамфуд-Поволжья», но и участником финансовых схем. В начале 2019 года компания попала в банкротство по ускоренной процедуре как ликвидируемый должник.

Требования ПАО НБ «Траст» в сумме более 200,4 млн рублей (договоры поручительства и пени) были обеспечены залогом в виде более 40 единиц техники и оборудования, заложено было и поголовье хряков. При этом сам по себе «Траст» деньги «Заре» не давал, а выступил правопреемником кредитора АО «Автовазбанк».

Также в «Траст» попали и иные права требования, которые показывают, насколько бурной была финансовая жизнь скромной компании.

В итоге 25 марта 2019 года «Траст» направил заявление о включении в реестр требований заоблачную сумму — более 1,517 млрд рублей. Эта сумма сложилась из кредитов, которые ПСБ в 2016 году выделил самой «Заре» — на 30,7 млн рублей и 526 млн рублей.

Эти деньги были выданы под залог имущества компании – десятков единиц транспорта (автобусы, трактора) и оборудования (шланги, насосы, моторы и т.п.). В том же году права требования кредитов «Траста» были приобретены Автовазбанком, который реально купил их с небольшим дисконтом.

В 2017 году «Заря» заняла еще 200 млн рублей уже в АО Банк «Возрождение» — на рефинансирование ранее взятых займов. Затем в том же 2017-м в «Зарю» поступил финансовый транш от того же банка на 497 млн рублей – в виде опять-таки кредита по 13,5% годовых. Снова уже по четвертому кругу были заложены скромные активы компании, и снова права требования выкупил Автовазбанк, перечислив «Возрождению» более 691 млн рублей.

В 2017-м Автовазбанк прокредитовал на 125,5 млн рублей компанию «Восход», при этом поручителем выступила «Заря» со своим заложенным-перезаложенным имуществом.

Большими деньгами был облагодетельствован и ООО «Торговый Дом «Рамфуд» — ему в 2017-м перепало 603,5 млн рублей от Промсвязьбанка, под поручительство той же «Зари». Через некоторое время право требования было выкуплено «Автовазбанком» даже дороже самого займа – за 618 млн рублей.

В 2018 «Автовазбанк» попал в сложное положение и был реорганизован путем присоединения к «Трасту», куда были слиты токсичные кредиты множества угодивших в банкротство кредитных учреждений.

По итогам нескольких процессов в московском арбитраже «Траст» встал в третью очередь банкротства ТД «Рамфуд» с объемом требований более 662 млн рублей, ООО «Восход» — на сумму свыше 882 млн рублей. Но самое «рыбное место» – это фирма из саратовской глубинки, где Ананьевы сотоварищи порезвились на более чем 1,5 млрд рублей.

Когда настало время платить по счетам, конкурсный управляющий выяснил, что залоговой массы просто нет. Ее не смогли выявить несколько инвентаризаций, чьи итоги размещены на ЕФРСБ: 95% акций «Рамфуд-Поволжья» ценой 47,5 тысячи рублей (а куплены были за 50 миллионов), 700 тонн зерна да 123 единицы малоценного имущества на 7,3 млн рублей — двигатели, насосы, бахилы, болты, батарейки и даже упаковки анальгина.

Куда же делись автопогрузчики, автобусы и прочая иностранная техника? Судя по тексту судебного определения, конкурсный управляющий Александр Панин не стал искать ответ на этот вопрос, не обратился он и в полицию, дабы разыскать потерянное имущество.

В итоге судья Надежда Колесова заявила, что «то обстоятельство, что залоговое имущество не обнаружено при проведении инвентаризации, правового значения для данного спора не имеет». Прекращение залога удостоверяется судом в силу положений статьи 352 Гражданского кодекса РФ. А при отсутствии документов, подтверждающих утрату, гибель предмета залога, его отчуждение должником, правовых оснований у суда для признания залога прекращенным не имеется.

Почему конкурсный управляющий не обратится в полицию, дабы попытаться отыскать исчезнувшие тягачи, прицепы, автобусы и прочее добро, непонятно. Такое ощущение, что было подано заведомо проигрышное ходатайство, дабы сохранить место «Траста» в залоговых кредиторах. Несложно догадаться, что по итогам банкротства непогашенные требования на 1,7 миллиардов будут списаны как невозможные к взысканию, тем самым баланс токсичного банка хотя бы слегка улучшится.

Справка «БВ». Бывшие собственники Промсвязьбанка Алексей и Дмитрий Ананьевы обвиняются в нанесении ущерба ПСБ на более 66 млрд рублей и 575 млн долларов. Причем это лишь эпизод иска ПСБ, который заявил об убытках в размере 282 млрд рублей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.