ВЭБ.РФ против «Саратовского института стекла»: конкурсное производство не за горами, предприятию предрекают крах. Володин и Бусаргин молчат

В арбитраже разворачивается борьба между кредиторами банкротящегося АО «Саратовский институт стекла». Миноритарный кредитор ООО СТК «Ранг», объединив усилия с представителем коллектива завода, требует отмены решений первого собрания кредиторов, в том числе — введения конкурсного производства.

Главный кредитор ВЭБ.РФ настаивает на банкротстве — нарисованный план санации показался ему чересчур оптимистичным.

17 января ВЭБ.рф подал апелляцию на решение саратовского арбитража, неделей ранее объединившего в одно ходатайство просьбы миноритарного кредитора (0,4% от суммы реестра) ООО «Средневолжская транспортная компания «Ранг» и представителя работников АО «Саратовский институт стекла» Ларисы Сухаревой о признании недействительным первого решения собрания кредиторов. Ранее с таким же заявлением в суд обращалось московское ООО «Мостехстекло» (0,06%) , однако в ноябре оно отказалось от ходатайства. 

Первое собрание кредиторов состоялось в октябре прошлого года и залоговые кредиторы — ВЭБ.РФ (63,5% или 868,2 млн рублей) и ПАО «Промсвязьбанк» (30,4% или 415,2 млн рублей) львиным количеством голосов выбрали ходатайство в арбитраж о введении конкурсного производства на предприятии.

При этом плеяда более мелких кредиторов в количестве 8 штук предлагала ввести внешнее управление, но 4,3% голосов от суммы реестра было явно недостаточно для такого решения.

Не убедили банкиров и доводы временного управляющего Александра Нудельмана, уверенного, что конкурсное производство экономически невыгодно для кредиторов: опыт подсказывает, что будет удовлетворено не более 4-5% требований незалоговых кредиторов и 25-40% требований залоговых кредиторов. При этом на процедуру придется порядком раскошелиться, потратив ориентировочно 120-140 млн рублей. Не говоря уже о сроках, которые составят 4-6 лет. 

Хуже всего придется сотрудникам завода: с открытия конкурсного производства они будут уведомлены об увольнении в связи с ликвидацией, что грозит остановкой производственного процесса. В результате чего стоимость имущества должника обесценится и будет реализована по крайне низкой цене — всего за 100-200 млн рублей. Тем более, что в ходе процедуры могут блокироваться счета должника, застопорится ремонт оборудования и основных средств, исключены кредиты, участие в государственных тендерах. Не говоря уже об отсутствии перспектив для работников по сохранению рабочих мест. 

По мнению Нудельмана, выгоднее было бы ввести на 18 месяцев внешнее управление. Тем более, что завод разработал финансовую модель, с которой могли ознакомиться все желающие кредиторы. Такой формат предполагает и возможность мирового соглашения, условия которого уже обсуждались в процедуре наблюдения, и которое может поставить крест на банкротстве АО.  По словам управляющего, тогда оно не вызвало отрицания у ВЭБ.РФ, хотя по данным Нудельмана, в банкротстве редко кто заключает такие соглашения 

— За временной период, аналогичный реальной продолжительности
конкурсного производства, имеется возможность полностью рассчитаться со всеми кредиторами через введение процедуры внешнего управления, а также сохранить предприятие, выпускающее конкурентно-способную продукцию, обеспечить в текущий и длительно-перспективный период уплату налогов в бюджет, — тем не менее уверял собравшихся управляющий. 

Представитель работников «СИС» Лариса Сухарева тогда взывала к чувствам, отмечая, что на заводе трудятся целыми династиями и остановка предприятия в ходе конкурсного производства больно ударит по семьям. 

Представитель руководителя завода Татьяна Колбина тогда заявила, что за период временного наблюдения удалось стабилизировать работу предприятия, существенно увеличилась выручка, решены проблемы с ликвидацией брака, погашены текущие налоги и сборы (более 184 млн рублей),

В ответ на это представитель ВЭБ.РФ заявил, что озвученная финмодель кажется реалистичной, но с ней еще не ознакомились иные кредиторы и прежде всего залоговый кредитор ПАО «Промсвязьбанк», поэтому голосовать за мировое соглашение банк не готов. В конце же и вовсе было добавлено, что финмодель кажется банкирам чересчур оптимистичной по результатам.

По оценке экспертов, конкурсная процедура будет означать для предприятия начало конца. Даже если институт удастся продать профильному инвестору — такой сценарий предполагает ВЭБ, уверяя общественность, что не хочет ликвидации СИС — квалифицированные кадры к этому моменту предприятие неминуемо растеряет.

Напомним, что в середине декабря вице-губернатор Роман Бусаргин принял участие в заседании рабочей группы по сохранению «Саратовского института стекла» и выводу его из кризиса. Идея ее создания принадлежала спикеру ГД РФ Вячеславу Володину. 

— Представители завода заинтересованы в остановке процедуры банкротства, развитии производства и выводу мощностей на новый уровень. Ранее они предлагали финансовую модель на ближайшие пять лет и механизм реструктуризации долга. Кредитные организации, в свою очередь, готовы пойти по пути мирового соглашения. Перед нами стоит задача – сделать это в первом квартале 2022 года, — заявил тогда весьма оптимистично Роман Бусаргин. 

С тех пор больше никаких заявлений со стороны облправительства не было. Любопытно, как чиновники прокомментируют настойчивое желание ВЭБ отправить завод в конкурсное производство. Заседание апелляции, где будет рассмотрен протест банка, назначено на 7 февраля. 

Справка «БВ». «Институт стекла» банкротится с 2019 года. В банкротстве находится и его самый крупный акционер, ООО «Нарат-К»

 

Подвела институт новая стекловаренная печь. По официальной версии, она стала разрушаться в ходе разогрева и ликвидация дефектов увеличила сроки выхода производства на проектные мощности, что в свою очередь привело к накоплению 1,4 млрд рублей долгов. 

 

На заявленный объем производства АО вышло только в прошлом году. Сейчас Саратовский институт стекла выпускает по 800 тысяч кв.м. продукции в месяц и из нее по 700 тысяч благополучно продается. Этого, по подсчетам руководства предприятия, достаточно, чтобы к 2024 году расплатиться с реестровыми долгами. 

Но ситуация осложнилась осенью 2021 года, после того, как ВЭБ.РФ добился обращения своего взыскания на землю, цеха и акции предприятия. Суд определил продажную цену всех активов завода в 208 млн рублей.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.