В саратовском НИИ Юго-Востока поменялся директор, но суды по передаче земель Фонду РЖС продолжаются

asfaltФедеральное агентство научных организаций (ФАНО) без объяснения причин досрочно расторгло контракт с директором НИИ доктором сельхознаук Александром Прянишниковым. Врио директора бывший заместитель по научной работе Сергей Гапонов возможно, будет работать до момента назначения нового руководителя в 2018 году.

Его предшественник стоял у руля НИИ десять лет, с 2007 года. С приходом Александра Прянишникова связывали большие надежды, в том числе, на «собирание земель», в смысле, имущества, которое по недосмотру прежнего руководства использовалось кем угодно, а не работало на интситут. Из-за отсутствия отчетности НИИ в открытом доступе сделать точные выводы об эффективности  работы Александра Прянишникова как топ-менеджера вряд ли возможно. Однако обращет на себя внимание факт легального увода перспективных активов в частные руки, который начался при новом директоре.

Так, ОНО «Экспериментальное хозяйство», расположенное черте Саратова в районе Первой Гуселки, в 2011 году заспешило, без ведома Россельхозакадемии, в ликвидацию, оформив предварительно на себя долгосрочную аренду федеральной земли. Затем земля в процессе банкротства ОНО вошла в конкурсную массу, причем НИИ СХ Юго-Востока отчего-то отказался от своих претензий к Экспериментальному хозяйству на сумму 12 млн рублей.

Облегчение долгового бремени сделало актив с 49-летней арендой участка в районе Семхоза еще более привлекательным, но к институту, который официально может производить на земле только что-то сельскохозяйственное, эта благодать уже не имеет никакого отношения. Зато отношение к хорошему участку могут иметь некие «гении селекции».

Вообще, коллизии между частным и прибыльным и государственным и безденежным в НИИСХ были довольно драматическими. В 2011-2012 годах в ряде лабораторий  института полыхал настоящий конфликт ученых и коммерсантов, ибо пока вторые оказывали платные услуги в свою пользу, первые сидели без денег.

Говорят, из НИИ, помимо Экспериментального хозяйства, тихо ушли и другие коммерчески интересные объекты. Но главным был все же земельный вопрос, который вообще встал ребром после 2011 года, когда Владимир Путин поручил Фонду РЖС и Российской академии сельхознаук изъять 50 га из земель института под строительство кооперативного жилья работникам соцсферы и преподавателям вузов Саратова.

Потом был план институтские поля отдать под индивидуальную застройку многодетным семьям. Нельзя сказать, что ученые-агарии как-то активно против этого протестовали, напротив — ни митингов, ни пикетов. Сидели себе тихо, и кроме поднимавшихся время от времени медийных волн вспомнить особо нечего.

Между тем помимо вялотекущей фронды был и реальный шанс остановить варварское освоение»научных земель. В СМИ упоминается проект приказа ФАНО России о том, что все 1,5 тыс. га земель института объявить особо охраняемой природной территорией федерального значения, растянув на все гектары площадь уникального дендрария НИИ.

Однако дальше планов дело не пошло, и в общей сложности у НИИ оказалось отрезано 400 га земель, из которых застраивается только 140 гектаров. Остальное зарастает травой, в том числе, и парк «Швамбрания» на 32 га, о котором власти так громко трубили пару лет назад.

 — Конечно, питомники и экспериментальные поля в центральной части города – это, в общем-то, ненормально, — делится мнением собеседник «БВ», пожелавший остаться неизвестным. – Выходом могла бы стать реализация этих земель с выгодой для института, и за счет этих средств можно было поднять целину в Константиновке, на освоение которой так и не нашлось денег.

Сегодня 3,3 тысячи га в селе Константиновка Саратовского района, где у института когда-то было свое ОПХ, зарастают лесом. Государство деньги на них не выделяет, а продажа (а не изъятие) федеральных сельхозгектаров с выгодой для казны и учреждения остается утопией. К тому же бодрое расчленение опытных делянок идет под музыку специально принятого ФЗ-161, который позволяет местным органам госвласти изымать у учреждений и предприятий землю, закрепленную на праве постоянного бессрочного пользования, без согласия правообладателя.

Тем не менее, когда у Тимирязевской сельхозакадемии хотели так же беспардонно порезать земли, как у нашего НИИСХ Юго-Востока, федеральные власти показательно, на всю страну, надавали по рукам заказчикам-застройщикам. В Саратове все произошло с точностью до наоборот.

В итоге, как мы уже писали, спор перешел уже в кассационную инстанцию, ибо областной арбитраж и апелляция отказались возвратить НИИСХ Юго-Востока право пользования 74 га земель, так как еще в 2013 году ФГБНУ «НИИСХ Юго-Востока» письменно уведомил Фонд РЖС, что не возражает рассмотреть вопрос об использовании спорных земельных участков в целях жилищного строительства. Не против в тот момент была и Россельхозакадемия.

А кроме того, копии оспариваемых институтом распоряжений областного КУИ были направлены в НИИСХ Юго-Востока в январе 2016-го, а в суд с оспариванием их институт обратился только в июне, пропустив, как решил арбитраж, предусмотренный законом процессуальный срок.

Было ли досрочное расторжение контракта с Александром Прянишниковым как-то связано с этим судом, или причиной стали некие щекотливые маневры по хозяйственной части, а может даже, карьерные интересы, сказать трудно.

 — Сегодня мы видим, что наш аграрный вуз крепнет и процветает, а вот академическая агронаука явно влачит совсем иное существование, — комментирует ситуацию собеседник «БВ. — В то же время сорта засухоустойчивой пшеницы я беру только у нашего НИИСХ, считаю, что здесь еще жива хорошего уровня селекционная наука, добросовестно и качественно работают лаборатории. С другой стороны, по оснащенности они проигрывают Ставрополью, и вообще видно, что материальная база в Саратове переживает не лучшие времена. Возможно, за 10 лет она так и не обновилась.

Трудно сказать, что ждет нашу некогда прославленную цитадель агронауки. Завтрашний суд покажет, куда смотрит флюгер государственных интересов.

Справка «БВ». Согласно Стратегии развития селекции и семеноводства до 2020 года, к этой дате доля семян отечественного производства по основным агрокультурам должна составлять минимум 75%. В 2016 году для весеннего сева этого года аграрии РФ закупили импортных семян на сумму  свыше 30 млрд руб. Зависимость от зарубежной генетики по некоторым агрокультурам превышает 90%.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.