Банк предъявил саратовской пенсионерке 1,5 миллиарда, но не взыскал с вдовы лопуховского комбинатора ни рубля

Суд поставил точку в личном банкротстве саратовчанки Людмилы Казаковой.

Процедура началась в 2018 году по инициативе самой госпожи Казаковой, указавшей в исковом заявлении, что она должна более 60 миллионов рублей, но не может расплатиться с кредиторами. В июне того же года арбитражный суд назначил процедуру реализации имущества сроком на 5 месяцев.

Надо отметить, что прошлое скромной пенсионерки, овдовевшей в 2015 году, было весьма тревожным. Ее муж, Петр Казаков, был осужден за получение незаконных кредитов на десятки миллионов рублей, и не раз по займам мужа жена выступала поручителем.

Так, еще в 2008 году Людмила Казакова стала поручителем по кредиту, который взял в КБ «БФГ-Кредит» ИП Казаков Петр Петрович. В 2009 году долги по кредиту взыскивались через суд и судебных приставов. Тем не менее, остались еще обязательства на 28,5 млн рублей, которые перешли на супругу. Еще одно поручительство Казакова дала за своего мужа перед Сбербанком опять-таки в 2008 году, долг по этому кредиту составил 24,7 млн рублей.

Еще 5,3 миллиона в копилку долгов добавило поручительство за АО «Лопуховский комбинат хлебопродуктов», ныне ликвидированный. За связанную с этим предприятием Марину Пилипчук Людмила Казакова поручилась тоже, и долговое бремя выросло еще на более 33 миллиона рублей. В решении о финансовой несостоятельности старушки упомянуты еще три поручительства по кредитам Лопуховского комбината перед Сбербанком, номинал которых не расшифрован.

А вишенкой на торте стало требование от того же «БФГ-Кредита» на … 1 миллиард 592 миллиона рублей!

Чтобы понять, откуда эта дикая сумма, надо знать бурное прошлое Лопуховского комбината хлебопродуктов, который в свое время был крупным предприятием в Аткарском районе, пока бесславно не обанкротился. Петр Казаков был директором Лопуховского КХП, иногда уступая бразды правления сыну Сергею. Сын и его супруга были акционерами комбината, вполне возможно, в совладельцах были Казаков-старший с супругой.

Громкие скандалы, связанные с предприятием, начали происходить в конце 2000-х. По суд попала главбух комбината Татьяна Чернышева и в 2011 была признана изрядной мошенницей с 36 противоправными эпизодами за душой. Оказывается, с 2005 по 2008 годы главбух Чернышева предоставила в ЗАО «Поволжский немецкий банк» 36 фиктивных анкет заемщиков. По версии Чернышевой, занимали деньги в банке работники предприятия, но на самом деле она подделывала необходимые бумаги и направляла их в банк.

Хотя Чернышева пыталась уверить суд, что хотела таким способом спасти предприятие, в реальности главбух просто присваивала деньги. В заемщики попали свыше 100 сельчан, банку был нанесен ущерб в сумме 4 млн рублей, но за все художества Чернышева получила от горсуда Аткарска всего 4 года условно.

Всего лишь к условному сроку в Аткарске был приговорен и депутат гордумы Петр Казаков, геройствуя на криминальном фронте в чине директора комбината. Против него было возбуждено два уголовных дела: депутат муниципального собрания обвинялся в уклонении от уплаты налогов на сумму 4 млн рублей, кроме того, выяснилось, что он еще и сумел получить обманным путем кредиты на 40 млн рублей в саратовском филиале банка «БФГ-Кредит».

Для этого депутат-директор, зарегистрированный в качестве ИП главы КФХ, представил в банк копии налоговых деклараций, содержащих ложные сведения о своей финансово-хозяйственной деятельности. И за все это – лишь три года лишения свободы условно с испытательным сроком.

В уголовные хроники угодил и сам «Лопуховский КХП», так как получил незаконный кредит на 30 млн рублей от Аткарского отделения Сбербанка. Кстати, в процедуре банкротства комбинату были предъявлены требования на 220 млн рублей, в то время как реализация активов позволила выручить только 18 миллионов. Львиную долю кредиторки, более 150 миллионов рублей, заявил Сбербанк, а те злосчастные 30 миллионов комбинату помог получить руководитель отделения банка.

По версии следствия, он облагодетельствовал столько юридических и физических лиц, что нанес банку ущерб в сумме 550 млн рублей и сам попал в преследование по уголовному делу по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное организованной группой, либо в особо крупном размере»).

Отголоски многих давних «подвигов» и легли в основу скорбной кредитной истории простой пенсионерки, у которой на тот момент официально за душой была лишь пенсия в 9,5 тыс рублей, квартирка в 58 кв.метров да столовая в селе Малые Копены Аткарского района.

Конечно, этот плачевный финал выглядит последней точкой в большой прохиндиаде, потому что куда-то же делись десятки миллионов, набранные в банках. Но интересно даже не это, а то, что,оказывается, ужасную пучину долгов глубиной в полтора миллиарда можно пройти, не замочив ног.

Ближе к финалу банкротства эта страшная цифра сдулась до 92 миллионов, так как основу ее составляли штрафы и пени. Помимо «БФГ-Кредита», претензии к Людмиле Казаковой предъявили только налоговики на сумму свыше 23 тыс. рублей.

Но все кредиторы остались с длинным носом: квартира пенсионерки как единственное жилье в конкурсную массу не попала, сельскую столовую и участок под нею с торгов продать не удалось. Единственный официальный доход бедной старушки – это пенсия в размере 9,5 тыс.руб. Каждый месяц из этих денег пенсионерке Казаковой оставался лишь прожиточный минимум, а остальное шло на нужды процедуры.

Если верить тексту судебного решения, скопить за два с лишним года удалось порядка 7 тысяч рублей, которые были потрачены на почтовые расходы, организацию торгов и размещение обязательных публикаций. Видя полную бессмысленность процесса, кредиторы проголосовали за прекращение банкротства.

На днях арбитраж прекратил процедуру и освободил пенсионерку от долгов. Что интересно,  Казакова получила не только «честное» имя, но и столовую в селе Малые Копены – поскольку никто на это добро не кинулся, она снова вернулась к хозяйке.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.