Бывшие башкирские активы бизнесмена Камиля Аблязова спасет «Уральский лес» с саратовскими корнями

Спасать банкротящиеся предприятия Башкирской лесопромышленной компании будут с помощью инвестора. Выручить тонущие активы готов московский бизнесмен, экс-глава управления лицензирования Роснедр Вадим Согияйнен.

Инвестора назвал глава Башкирии Радий Хабиров. Представитель Согияйнена подтвердил, что в спасение БашЛПК будет вложен 1 млрд рублей до конца мая, пишет «Коммерсант». Всего долги группы составляют порядка 3 млрд рублей.

Президент Башкирии назвал Согияйнена якорным инвестором. По его словам, тот собирается сохранить всю сырьевую базу и кадровый потенциал попавших в банкротство компаний, погасить долг за аренду лесных участков и развивать предприятия. При этом Согияйнен был представлен как собственник компании «Уральский лес». Такая организация действительно есть в Уфе, но с 2019 года она записана на Ногмана Тасмуханова, который ранее возглавлял ООО «Башкирские лесоперерабатывающие заводы» и даже саратовский мясокомбинат «Дубки».

О спасении БашЛПК за счет инвесторов власти республики ратуют с прошлого года. В августе 2019 Радий Хабиров обращался к банкам-кредиторам с просьбой поддержать холдинг и предлагал согласовать передачу его активов «Уральскому лесу» как стратегическому инвестору.

Эта компания появилась в 2018 году и в первый год существования получила 7,9 млрд рублей выручки. Сам Вадим Согияйнен ее собственником не является и, как утверждает «Коммерсант», до сих пор бизнеса, связанного с лесной промышленностью, не имел.

Тем не менее, «Уральский лес» уже приступил к выведению БашЛПК из пике. В возобновление производства на фанерном и фанерно-плитном комбинатах вложено 650 млн рублей, и до конца мая сумма дорастет до 1 млрд. Средства были использованы на запуск законсервированных производств, оплату долгов перед ресурсниками и части обязательств перед банками.

Как заявил директор «Уральского леса» Василий Маловиченко, фанерный комбинат уже вышел на полную мощность и производит по 320 кубов продукции в сутки, 70% уходит на экспорт. А фанерно-плитный комбинат, по его словам, скоро должен выйти на производство 220 кубометров продукции в сутки.

БашЛПК выступает учредителем нескольких компаний, из них ООО «Уфимский фанерный комбинат», ООО «ЛЗК «Башлеспром», АО «Амзинский лесокомбинат» и ООО «Уфимский фанерно-плитный комбинат» находятся в разных стадиях банкротства. Лесопромышленный холдинг имеет обязательства на сотни млн рублей перед несколькими банками, включая Сбербанк, Юникредит, Ак Барс Банк. Самый крупный долг у него накопился перед банком ВТБ — 1,38 млрд рублей.

Основателем компании был саратовский предприниматель Камиль Аблязов, когда-то пришедший в Башкирию именно как инвестор, чтобы вывести из кризиса лесопромышленную отрасль. Но в 2018 году, примерно в то же время, когда на фанерно-плитном комбинате началась процедура наблюдения, он вышел из состава компаний, связанных с БашЛПК. В апреле этого года банк ВТБ подал в Арбитражный суд Саратовской области иск о личном банкротстве Камиля Аблязова, выставив ему требования на 100 млн рублей.

Также было объявлено, что «Уральский лес» заключил два крупных договора на поставку лесоматериалов с газовыми компаниями и ведет переговоры с железнодорожниками. Как утверждает правительство Башкирии, до осени лесопромышленный холдинг должен полностью развязаться с долгами и начать полноценную работу.

В банкротном деле Уфимского фанерно-плитного комбината отражена передача «Уральскому лесу» в аренду на 11 месяцев оборудования и техники предприятия, сделку одобрили в конце апреля. Кроме того, часть имущества комбината получило в аренду ООО «Леспромкама», а с «Уральским лесом» комбинат также подписал договор купли-продажи древесины по 120 рублей за кубометр на срок до конца 2021 года. Персонал комбината переведен на работу в «Уральский лес».

По оценке экспертов, при благоприятных условиях вложения в спасение БашЛПК могут окупиться в течение трех лет. Это крупное производство, ориентированное на экспорт. Но многое будет зависеть от ситуации на рынках сбыта.

Один комментарий

  • Газета «Земское обозрение», 24.05.2020: ОРГАНИЗАЦИОННАЯ НЕСПОСОБНОСТЬ

    Как мыслилось до эпидемии управление страной в период эпиднмии? Это написано в трёх вышеупомянутых законах: ФЗ-68, ФЗ-52, ФКЗ-3:

    1.Страной в период эпидемии управляют те же и так же, что и до эпидемии. На Роспотребнадзор как федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий государственный санитарно-эпидемиологический надзор, ложится большая дополнительная нагрузка, однако, никаких дополнительных полномочий по ФЗ-52 от 30.03.99 «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» он не получает.

    2.Если на отдельной территории из-за эпидемии введено чрезвычайное положение, то управлять ею может: (а) временный специальный орган или (б) федеральный орган (ст.22 ФКЗ-3 от 30.05.01 «О чрезвычайном положении»).

    3.В чрезвычайной ситуации на уровне страны координационным органом является Правительственная комиссия РФ по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности, во главе с министром МЧС. Её полномочия может возложить на себя правительство. На уровне регионов, министерств и ведомств аналогичные комиссии возглавляют их руководители (ст.4.1 ФЗ-68 от 21.12.94 «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера»).

    И опять всё пошло не так!

    МЧС вообще оказалось не у дел. Правительственная комиссия не была создана, и её полномочия не возложило на себя себя правительство.

    Взамен вдруг были созданы новые, ранее не предусмотренные органы:

    -Координационный совет при правительстве по борьбе с распространением новой коронавирусной инфекции на территории России, во главе с председателем правительства,

    -Рабочая группа Госсовета по противодействию распространению коронавируса, во главе с мэром Москвы.

    Оба эти органа законами не были предусмотрены и никаких иных функций, кроме совещательных, иметь не могут.

    Часть противоэпидемиологических полномочий передали регионам — хорошо, это было предусмотрено ст.5.1 ФЗ-52. Но, кто не совещался и координировал, а именно руководил на федеральном уровне? Президент самоизолировался в секретном бункере, время от времени их недр обращаясь к народу или к правительству. Правительство и его координационный совет малозаметны. Де-факто, в масштабе страны самым влиятельным оказался С.С.Собянин. Именно его тактику и методы применяли и применяют в регионах, а местные постановления об ограничительных мероприятиях почти дословно копируют московские указы.

    Опять же, старые, «доэпидемные» организационные структуры оказались негодными: ввели новые, но и те неэффективны, а по факту руководителем противоэпидемиологической деятельности в стране оказался мэр столицы при помощи президента.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.