Глава КФХ из Саратовской области написала письмо главе «Газпрома» Алексею Миллеру в защиту своего яблоневого сада

sadИП глава КФХ Эмма Шегай купила землю в Марксовском районе еще в 2014 году, но только после посадки тысяч саженцев к ней предъявил претензии филиал ООО «Газпром Трансгаз Саратов».

Глава фермерского хозяйства приобрела 152 гектара у частника, долгое время выращивала на этой земле овощи открытого грунта, однако в 2018 году решила попробовать силы в садоводстве.

Под яблони, груши и черешню Эмма Шегай выделила 60 га, на которых было высажено в итоге 60 тыс. саженцев. Посадка каждого дерева обошлась в 25 рублей, но это не главный расход при создании сада интенсивного типа, который дает плоды уже на 2-3 год. Одна из самых затратных статей — это система орошения.

Сад Эммы Шегай не появился бы на свет, если бы не госпрограмма развития АПК. На проект фермерши казна выделила средства поддержки в сумме 15 млн рублей, еще 11 миллионов новоявленный садовод вложила сама, взяв банковские кредиты.

Тут нужно отметить, что тот раздел госпрограммы, где прописано плодово-ягодное направление, встретил в сердцах областных земледельцев самый горячий отклик. В 2014 году по данным регионального минсельхоза, собственными фруктами Саратовская область была обеспечена лишь на 15-17%. Площадь плодово-ягодных насаждений во всех категориях хозяйств (в том числе, и личных) составляла 9,37 тысяч гектаров, но более 80 процентов площадей занимали старые сады, посаженные более 25 лет назад. Господдержка на закладку многолетних насаждений составляла в 2013 году 15 млн рублей, в 2014-м – 15,8 млн. Всего-то.

Продэмбарго и политика импортозамещения буквально взорвали ситуацию. В 2015 году было заложено 378 га новых садов, виноградников и ягодных плантаций. В планах 2016 года стояла уже цифра 500 га, причем двадцать хозяйств области планировали заложить не менее 470 га садов интенсивного типа, а в 2015 году таких садов было высажено уже на 353 гектарах.

Под новые посадки активно вырубали старые заросли: в 2015 году раскорчевка прошла на площади 235 га, в 2016 — на 400 га. И господдержка для плодово-ягодной отрасли начала исчисляться десятками миллионов рублей, а все для того, чтобы к 2020 году новые сады и плодовые кустарники занимали в регионе не менее 2,4 тысячи га.

Так что фермерша из Марксовского района двигалась в самом что ни на есть государственном тренде, но это не спасло ее от беды.

Ибо стоило хозяйке посадить деревья и огородить территорию забором, как на пороге возникли представители «Газпром Трансгаз Саратова» и заявили, что по владениям фермерши проходит несколько газопроводов высокого давления. Причем с 60-х годов прошлого столетия! И у этих газопроводов есть охранные зоны, которые Эмма Шегай своими деревьями и заборами грубо нарушила.

А дальше выяснилось, что хотя сами газопроводы зафиксированы документально и имеют кадастровые номера, охранные зоны вокруг них де-юре как бы не существуют, поскольку трубовладелец-«Газпром» руками своих местных структур эти зоны официально, через кадастровую палату и ЕГРП, не зарегистрировал.

И когда Эмма Шегай привлекала госсубсидию, все ведомства, не моргнув глазом, выдали ей справки для областного Минсельхоза о том, что никаких обременений на ее участке не зафиксировано.

Но в марте 2019 года газовики потребовали обеспечить свободный доступ к трубе, в охранной зоне которой Эмма Шегай на свою беду посадила сад. Администрация Марксовского района, куда обратилась фермерша, письменно пояснила, что «Газпром ТрансГаз Саратов» обязан был обратиться в профильные структуры, которые определят на месте границы охранной зоны и все по закону зарегистрируют.

Также глава района Дмитрий Романов письменно сообщил начальнику Мокроусовского линейного производственного управления магистральных газопроводов (филиал ООО «Газпром Трансгаз Саратов»), что собственник газопровода должен письменно обратиться в райадминистрацию для утверждения границ охранной зоны, а после занести ее в государственный кадастр недвижимости. Более того, в 2017 году вышло постановление правительства РФ, согласно которому такие охранные зоны должны отражаться на публичной кадастровой карте. Но еще раньше, в 2000 году начали действовать утвержденные правительством РФ Правила охраны газораспределительных сетей, которые предписывают определять и регистрировать охранные зоны.

Получается, газовый монстр за без малого 20 лет так и не почесался оформить все по закону! Возможно у нищего «Газпрома» не хватило денег на землемеров и бюрократию? Зато после появления саженцев на марксовских полях «национальное достояние» развернуло нешуточную активность. На Эмму Шегай начали наседать правоохранители, затем в атаку поднялась прокуратура. Исполнительница госпрограммы оказалась без вины виноватой и полностью беззащитной перед натиском великой монополии.

И в пылу борьбы за права великой корпорации никто, похоже, и не вспомнил, что первой закон нарушила не Эмма Шегай, а его величество «Газпром».

— Инфраструктура газовиков делит мой сад на несколько частей, но он может эффективно работать только если составляет единое целое. Для садов интенсивного типа крайне важна единая система полива, и она уже создана и оплачена, — рассказала «БВ» законная владелица участка. – Выделение сервитутов и охранных зон разрушает все. По сути, сад нужно просто пересаживать в другом месте. В этом году это еще можно сделать, однако пересадка одного дерева стоит 50 рублей. На мой взгляд, справедливо, если нести бремя расходов мне помогут структуры «Газпрома», по вине которых на кадастровых картах не указано наличие охранных зон. Однако понимания у монополистов я не нашла.

В итоге глава КФХ подала в областной арбитражный суд довольно странный иск, где потребовала от ПАО «Газпром» устранения препятствий в пользовании земельным участком через… перенос газопроводов высокого давления. Естественно, такой иск Эмма Шегай проиграла, доказательство тому – решение судьи Ивана Заграничного от 25 июля сего года.

Не возымело силы и воззвание фермерши к главе всея «Газпрома» Алексею Миллеру, где Эмма Шегай сообщила, что выделение охранных зон потребует уничтожения посадок на территории длиной свыше километра и шириной 175 метров. По сути, это крест на проекте, а за этим неизбежно последуют санкции со стороны минсельхоза, который потребует назад бюджетную субсидию. Мимо не пройдут и банки, где фермер заложила все, что имела, дабы взять кредит в несколько миллионов рублей.

— Я не могу сказать, что «Газпром Трансгаз Саратов» оказался совершенно равнодушен к моим обращениям. Мне говорят, что в 2020 году участок газопровода будет ремонтироваться и тогда мне возместят нанесенные убытки, — рассказала «БВ» Эмма Шегай.

Детально о позиции монополиста мы сказать на данный момент ничего не можем, поскольку полный текст решения со всеми аргументами сторон до сих пор не опубликован.

Но давайте представим, что на территории посадок развернется техника газовиков. И что тогда останется от сада главы КФХ? А платежи по кредитам и обязанности по госпрограмме никто для нее не отменит! Вполне может случиться, что небрежность великой монополии пустит по миру человека 58 лет, который всю свою жизнь тяжело работал на земле.

Глава юридического бюро «АргументЪ» Андрей Ларин считает, что хорошую судебную перспективу имеет иск о компенсации причиненного ущерба:

— Участок, который должен отчуждаться, имеет рыночную стоимость, ее нужно определять путем оценки, равно как и упущенную выгоду владельца из-за вырубки части сада, нарушения системы полива и т.п. Такого рода иски нередки и, как правило, кончаются в пользу пострадавшей стороны, если удается доказать вину организации, не оформившей что-то по закону.

Однако в этой ситуации есть и другой аспект. Может быть, 60 га интенсивного сада, которые оказались под дамокловым мечом, — не повод бить тревогу для регионального минсельхоза, мыслящего сотнями тысяч тонн и гектаров. Равно как и для вечно разобщенного фермерского движения потеря одного бойца вообще не имеет значения. Но для сотен последователей Эммы Шегай, которые тоже хотят влиться в госпрограмму и честно зарабатывать на своей земле, эта история — очень серьезное предостережение. И – еще одна ложка дегтя в той скверно пахнущей субстанции, которая у нас именуется региональным инвестиционным климатом.

Page_00001 Page_00002

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.