Миллиард на двоих: арбитраж распределил субсидиарную ответственность между экс-директорами ЗАО «Саратовгесстрой»

Вопрос был поставлен тогдашним конкурсным управляющим Алексеем Никитиным (САУ «Авангард») еще два года назад.

В 2018 году Никитин просил суд заставить трех бывших гендиректоров и одного главбуха «Саратогесстроя» ответить по долгам предприятия на сумму 943 млн 357 тысяч 727 рублей и 83 копейки, однако главный бухгалтер компании Елена Максименко от субсидиарной ответственности судом была освобождена.

Зато в списке остались Александр Шалабанов, Алексей Панагушин и Юрий Шибаков. Дольше всех руководил одной из самых крупных строительных компаний региона Александр Шалабанов, он был генеральным директором ЗАО «Саратовгесстрой» с начала 2005 года и почти до конца 2012-го. Также Шалабанов был основным акционером ЗАО.

Алексей Панагушин занимал директорское кресло с 20 ноября 2012 года до 15 апреля 2015-го, Юрий Шибаков, последний директор, возглавлял «Саратовгесстрой» менее трех месяцев в 2015 году.

В окончательном виде сумма ответственности могла быть определена только после завершения всех торгов, на которые была выставлена конкурсная масса банкрота.

В 2020 году с реализацией имущества было покончено, и финальный объем неудовлетворенных требований оказался даже выше заявленного в 2018 году.

Как сообщает ЕФРСБ, 30 июля суд принял решение установить общий̆ размер субсидиарной ответственности по обязательствам ЗАО «Саратовгесстрой» в сумме 1 004 560 244,82 рублей. При этом по максимуму должен ответить Шалабанов, по минимуму – Шибаков, чье ходатайство об уменьшении размера ответственности суд решил удовлетворить.

В итоге Шибаков вместе с Шалабановым и Панагушиным должен внести в конкурсную массу банкрота 2 206 712 рублей 23 копейки и больше он в долговом листе не возникает. Но до этого, в июне 2016-го по приговору Балаковского районного суда Шибаков получил 2 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима за мошенничество в особо крупном размере и злоупотребление полномочиями (привлекал средства дольщиков, зная о фактическом банкротстве компании).

Самое весомое бремя Шалабанов и Панагушин по решению первой инстанции арбитража должны делить на двоих. Так, с обоих бывших топов взыскивается 992 552 390 рублей 92 копейки, а кроме того, с одного только Шалабанова в конкурсную массу должно пойти еще 9 801 141 рубль 67 копеек.

Вряд ли Панагушин вернет должнику свои почти 500 миллионов, ведь год назад в отношении него была завершена процедура личного банкротства. Требования выставили Сбербанк на сумму 1,1 млн рублей по взятому кредиту и ФНС на 15 млн рублей, так как по решению суда бывший директор должен был возместить средства, пущенные на зарплаты вместо налогов.

Суд включил в реестр требования ПАО «Сбербанк России» в размере 1 160 550,03 рублей, ФНС России в размере 9 768 077,09 рублей, но единственным подлежавшим продаже имуществом оказалась Тойота выпуска 2014 года, которая пошла с молотка за 810 тысяч рублей.

Однако налоговики не собирались подводить черту под финансовыми претензиями к бывшему топу «Саратовгесстроя» и добились того, чтобы за Панагушиным остался долг в 9,7 млн рублей. Не везет бывшему директору и в чисто юридическом плане: Первый кассационный суд общей юрисдикции в июле отменил оправдательный приговор, вынесенный 9 апреля 2019 года.

Тогда областной суд снял с Панагушина обвинения в мошенничестве и злоупотреблении полномочиями, не найдя в его действиях состава преступления. Кассационный суд заключил, что в деле Панагушина тоже были допущены нарушения уголовного и уголовно-процессуального законодательства, и отправил его на новое рассмотрение в ином составе суда.

Напомним, ранее, в декабре 2018-го балаковский суд дал Панагушину 6 лет по части 4 статьи 159 УК РФ (особо крупное мошенничество с использование служебного положения) и части 2 статьи 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями)  — за те же грехи, что и Шибаков.

Ранее, 13 апреля 2016 года Балаковский районный суд приговорил Панагушина к 2 годам лишения свободы за налоговое преступление (ст. 199.2 УК РФ — сокрытие денежных средств, за счет которых должно производиться взыскание налогов). Причиной стало то, что вместо налогов директор направил 15 млн рублей на расчеты с контрагентами компании. А 21 июня Саратовский областной суд добавил еще и обязанность возместить казне свыше 15 млн рублей НДС и налога на имущество организаций.

А вот у Александра Шалабанова есть чем возместить солидную часть своей субсидиарки. Ранее этот бывший топ-менеджер отделался легким испугом, получив приговор в Балаковском районном суде всего лишь по ч.1 ст. 201 (злоупотребление полномочиями) и был освобожден прямо в зале суда за истечением срока давности.

Но сразу же стало известно о том, что против Шалабанова выдвинуто обвинение по новому уголовному делу, на этот раз по ч.4 ст.159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). Причиной стали договоры цессии по сделкам 2009-2011 годов.

Ранее бывший конкурсный управляющий Алексей Никитин сообщал суду, что за Шалабановым зарегистрировано право собственности на жилой дом площадью 604,4 кв.м. с кадастровой стоимостью свыше 11,8 млн рублей, во владении у него и 2 земельных участка общей площадью более 1,3 тысячи кв.м, а также автомобили «Мерседес» и «Лексус», катер «COBALT 222», а также неплохая коллекция оружия.

На это имущество еще год назад был наложен арест.

Справка «БВ». Конкурсное производство в ЗАО «Саратовгесстрой» было введено  в 2015 году, оно привело к тяжелым последствиям: за ворота пошли порядка 700 человек, замерла работа на стройплощадках нескольких домов, в реестр обманутых дольщиков попало свыше 300 человек.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.