Миллиард за два миллиона: саратовчанин выкупил долги бывших топ-менеджеров «Саратовгесстроя». Чтобы добраться до богатств Шалабанова?

В истории некогда крупнейшей строительной компании региона поставлена финальная точка, но для бывшего гендиректора Александра Шалабанова самое интересное, похоже, только начинается.

Банкротство балаковского ЗАО «Саратовгесстрой» было введено в 2015 году, оно вызвало тяжелые социальные последствия: за ворота отправились порядка 700 человек, замерла жизнь на стройплощадках нескольких жилых домов, реестр обманутых дольщиков вырос, по подсчетам экспертов, более чем на 300 человек.

В 2018 году конкурсный управляющий Алексей Никитин (САУ «Авангард») поставил в суде вопрос о субсидиарной ответственности бывших топ-менеджеров ЗАО. На тот момент по подсчетам Никитина три бывших гендиректора и один главбух «Саратогесстроя» должны были ответить по долгам предприятия на сумму 943 млн 357 тысяч 727 рублей и 83 копейки, однако главный бухгалтер компании Елена Максименко от субсидиарной ответственности судом была освобождена.

В 2020 году, после окончания реализации имущества ЗАО, финальный объем неудовлетворенных требований оказался даже выше заявленного в 2018 году. Как сообщил ЕФРСБ, суд принял решение установить общий̆размер субсидиарной ответственности по обязательствам ЗАО «Саратовгесстрой» в сумме 1,004 млрд рублей. Отвечать по долгам ЗАО должны были Александр Шалабанов, Алексей Панагушин и Юрий Шибаков. Самый большой руководящий стаж оказался у Александра Шалабанова, он был генеральным директором ЗАО «Саратовгесстрой» с начала 2005 года и почти до конца 2012-го. Также Шалабанов был основным акционером ЗАО.

Алексей Панагушин занимал директорское кресло с 20 ноября 2012 года до 15 апреля 2015-го, Юрий Шибаков, последний директор, возглавлял «Саратовгесстрой» менее трех месяцев в 2015 году. Что интересно, и Шибаков, и Панагушин отсидели реальные сроки за свою деятельность на посту топ-менеджеров, а Шалабанов – нет.

Так, в июне 2016-го по приговору Балаковского районного суда Шибаков получил 2 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима за мошенничество в особо крупном размере и злоупотребление полномочиями (привлекал средства дольщиков, зная о фактическом банкротстве компании).

У Панагушина куда более обширная судебная история: в 2016 году Балаковский районный суд приговорил его к 2 годам лишения свободы за налоговое преступление (ст. 199.2 УК РФ — сокрытие денежных средств, за счет которых должно производиться взыскание налогов). Причиной стало то, что вместо налогов директор направил 15 млн рублей на расчеты с контрагентами компании. Затем Саратовский областной суд добавил еще и обязанность возместить казне свыше 15 млн рублей НДС и налога на имущество организаций.

В 2018-м балаковский суд за те же грехи, что у Шибакова, дал Панагушину 6 лет по части 4 статьи 159 УК РФ (особо крупное мошенничество с использование служебного положения) и части 2 статьи 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями). Однако в 2019-м областной суд снял с Панагушина обвинения в мошенничестве и злоупотреблении полномочиями, не найдя в его действиях состава преступления.

Впрочем, Первый кассационный суд общей юрисдикции в том же году отменил оправдательный приговор и отправил дело на новое рассмотрение в ином составе суда. В итоге, как сообщил «БВ» адвокат Денис Полтавец, дело вернулось в Балаковский суд а оттуда отправилось на доследование. Оно идет уже больше года, но результата пока нет.

При  этом еще в 2019 году завершилась процедура личного банкротства бывшего гендиректора. Требования выставили Сбербанк на сумму 1,1 млн рублей по взятому кредиту и ФНС на 15 млн рублей. Но у банкрота в качестве личного имущества, подлежавшего продаже, оказалась только «Тойота» выпуска 2014 года. Она ушла с молотка за 810 тысяч рублей. Однако налоговики не собирались ничего прощать бывшему топу и добились, чтобы за Панагушиным остался долг в 9,7 млн рублей.

Тяжелое бремя досталось Панагушину и в рамках субсидиарной ответственности, в отличие от Шибакова, чье ходатайство об уменьшении размера субсидиарки арбитраж удовлетворил. В итоге Шибаков сообща с Шалабановым и Панагушиным должен внести в конкурсную массу банкрота 2 206 712 рублей 23 копейки, и не более того.

Зато с Панагушина и Шалабанова суд постановил взыскать на равных почти миллиард – 992,5 млн рублей. В дополнение этому лично с Шалабанова в конкурсную массу должно было пойти еще 9,8 миллиона. Отметим, что еще в 2019 году этот бывший топ-менеджер отделался легким испугом, он был осужден Балаковским районным судом всего лишь по ч.1 ст. 201 (злоупотребление полномочиями) и освобожден прямо в зале суда за истечением срока давности.

В момент оглашения приговора уже было известно, что против Шалабанова выдвинуто обвинение по новому уголовному делу, на этот раз по ч.4 ст.159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). Причиной стали договоры цессии по сделкам компании 2009-2011 годов. Чем закончилось следствие, неизвестно, кроме процесса по статье 201 УК РФ, никаких новых уголовных дел против Шалабанова в картотеке балаковского суда обнаружить не удалось, хотя политика именно этого руководителя в свое время довела компанию до больших проблем.

Тем временем субсидиарка бывших топов была выставлена на торги, и 29 июня, когда право требования к должникам торговалось уже в форме публичного предложения, житель Саратова Эдуард Новоженин купил миллиардный долг за 2 миллиона рублей.

Как правило, покупка права требования  долга с огромным дисконтом – результат усилий крупного состоятельного должника, который договаривается с хорошим знакомым, снабжает его средствами на заключение договора цессии, а затем стороны пишут бумагу о полном расчете друг с другом. Но возможен и другой вариант.

 — Бывает, что за такими сделками стоит инсайдерская информация о том, что у должников есть активы, может быть, припрятанные от приставов, но реальные для получения, — поясняет руководитель юридического бюро «АргументЪ» Андрей Ларин. – Тогда долг покупают, чтобы добраться до этих активов.

Может быть, именно это и произошло, коль скоро, по открытым данным, Новоженин в 2012 году учредил компанию ООО «Стройперспектива». Эта компания была инициатором введения банкротства строительного гиганта, а вся эта история вообще уводит нас к конфликту 2013 года, когда «Саравтовгесстрой» оплатил покупку завода КПД, необходимого для строительства жилья в рамках нацпроекта, однако право собственности оказалось зарегистрировано на лиц, близких к известной УК «Навигатор», входившей в сферу влияния саратовского бизнесмена Рената Хабеева.

Без завода балаковцы не могли исполнить обязательства по нацпроекту, а федеральные транши уже шли на компанию. Эти деньги ввели в соблазн тогдашнего начальника областного управления капстроительства Александра Суркова, в итоге все закончилось сенсационным арестом чиновника и 10-летним сроком лишения свободы.

Однако генеральной линией стало противостояние Шабаланова и УК «Навигатор», участие полиции, возглавляемой Сергеем Арениным, на стороне балаковца и финальный его проигрыш бизнесменам из УК. 

Компания «Стройперспектива» была на передовой боев периода 2014-2016 годов, а когда в 2019 году налоговики начали ратовать за прекращение банкротства под предлогом отсутствия средств, взяла на себя издержки по процедуре.

Кстати, УФНС пыталась прекратить банкротство балаковской компании и под предлогом того, что у топ-менеджеров нет имущества на выплаты по субсидиарной ответственности. При этом мытарям банкрот задолжал более 200 миллионов рублей, и на тот момент уже было хорошо известно, что Александр Шалабанов вовсе не гол как сокол.

Еще Алексей Никитин обнаружил в собственности бывшего топа жилой дом площадью 604,4 кв. м. с кадастровой стоимостью свыше 11,8 млн рублей, а также 2 земельных участка общей площадью более 1,3 тысячи кв.м. Помимо этого у бывшего начальника крупнейшей стройкомпании имелись личные автомобили «Мерседес» и «Лексус», катер «COBALT 222» и неплохая коллекция оружия.

Это имущество одно время находилось под арестом, но, судя по тому, что субсидиарка директоров за несколько лет ничуть не похудела, пустить с торгов нажитое непосильным трудом Шалабанова почему то не удалось. Однако, надо думать, после торгов 29 июня Эдуард Новоженин и люди из «Навигатора» смогут с близкого расстояния увидеть шалабановские роскошества.

Справка «БВ». Помимо «Стройперспективы» Эдуард Новоженин является учредителем и гендиректором ООО «ЮФ «ПравоведЪ», также он учредил ныне ликвидированные ООО «Арсенал» и ООО «Инвест-Н».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.